Оля, Оленька, олени...

Дата: 19-11-2005 | 12:59:48

*****
Оля, Оленька, олени
Забрели в наш зимний сад,
И садятся на колени,
И со мною говорят

О своей стране хрустальной,
Что вдоль моря пролегла,
Словно бы поведать тайну
Их тропинка привела.

И подумал я спросонок:
В руку сон, и сон - с руки;
Ты ведь тоже - оленёнок,
Только - вставший на коньки;

У тебя - свои дороги,
И сошлись в тебе, шутя,
И мудрец в латинской тоге,
И шалунья, и дитя...

Оля, Оленька, олени
Не ушли ещё пока.
Что ж закралась в душу тенью
Оловянная тоска?

Мне б по щучьему веленью
Разомкнуть пространство рук,
И умчаться на оленях
За любви Полярный Круг...

Там берёзки так неброски,
Я от них не отверчусь;
Там - седые эскимоски,
Словно маски наших чувств.

Там - крылатые олени,
Несказанное в судьбе,
Словно скрытые ступени:
Выше - только путь к себе!

А когда я весь оттаюсь,
Я возьму печаль твою:
Отрекаться - зарекаюсь;
От любви не устаю.

Простите за занудство, Саша, но тога - не женская одежда...:)
С уважением,
Игорь.

Прости за ...творство, Саша, цитирую Брокгауза с Эфроном: "Древнейшая Тога (кроме того, что др. од. римлян) была домашней и рабочей одеждой мужчин И ЖЕНЩИН, а также единственной одеждой, в которой можно было являться в общественных местах или перед посторонними". СПб., 1890-1907, в 86 тт.
Можно я примажусь на основании или без... Олек много, конечно. Лет двадцать назад писала:
"Скоро станет все по-прежнему,
По хорошему, по-снежному,
Пробежит дорожка санная
Вдоль по млечному пути...
Руки выпачкаем сажею,
Сядем к печке я и Сашенька,
У окошка в детской комнате
Будет елочка расти..."
Конечно это другому Сашке... Сашек много, а Шурка - один.
Именно поэтому две посл. твои строки читаются и так, и так...
"Не отрекаются, любя..." Хотя Петр трижды...
С Богом.

Дорогие Игорь и Ольга! Спасибо за столь пространные рассуждения о древнеримской одежде. Но всё дело в том, что для этого стихотворения мне не обязательно знать, носили ли женщины в Древнем Риме тогу. Моя героиня не носит эту одежду и даже не примеряет её. Так её по своей прихоти одевает в своём воображении герой. Стоит ли говорить, что с таким же успехом она могла оказаться, скажем, в костюме Коломбины, Бабы-Яги или даже Кощея Бессмертного!:))) Вместе с тем вы оба оказали мне неоценимую помощь. Я понял, что прошёл мимо лучших строк! С благодарностью, Александр.

У тебя свои дороги,
У меня своя стезя:
Я хожу совсем без тоги,
А тебе без ней незя.

:))

Прошу прощения за «непрошенность», но будучи не столь подготовлен, как Игорь Крюков, и уж совсем не претендуя на специализацию по Этрурии, хочу поддержать вышеупомянутого философа против Брокгауза и Эфрона со своей («бытовой») стороны.
Например, Джованьоли в «Спартаке» неоднократно использует выражение «человек тоги» (а не меча), подчёркивая гражданский (цивильный) род деятельности персонажа. Т.е. противопоставляет тогу - мундиру, наряду, безусловно, мужскому, хотя, разумеется, и некоторые женщины могут его надевать (Ольга, это без всякого намёка, честно!)
Александр, надеюсь, выдержите без обиды пару моих замечаний.
Двойной смысл «олени садятся на колени» (причём даже если и не на свои, а на колени к Лиргерою, всё равно картина представляется чересчур брутальная). Обратите внимание, ниже, где снова появляются олени, сразу возникают ступени, которые тоже можно трактовать как часть ноги.
Не очень понял я образ эскимосок в роли масок. И, наконец, мне советовали избегать сочетания звуков типа «сон - с руки».
Ещё раз извините, может быть, окажется полезным. Хотя и не настаиваю.
М.

Оля, Оленька, олени...

теплое такое, хоть и эскимоски помянуты:)
колыбельная?