Агрономный Пенелоп

Дата: 22-05-2005 | 19:38:51

Солнце ещё не успело взойти над деревней Крапивки,
Бывшей когда-то колхозом "Да здравствует что-то такое",
А по полям агроном Васнецов озабоченный бродит.
Нынче жена Васнецова, младая Олеся, поедет
Рыжую тёлку Мальвину продать, чтобы выручить деньги,
Дочери милой продолжить ученье в лицее столичном:
Очень уж славные пишет малютка стихи на заборе.
Сам Васнецов не пытался продажей заняться, поскольку
Был он торговец никчёмный, хотя агроном превосходный.
Пыль оседала, исчез грузовик в отдаленье из виду;
Дружно сморкались в платочки три лучших подруги Олеси:
Клава обширная, вечно со спицами, всем что-то вяжет;
С нею Лариса-швея, отмерять мастерица; а третью
Все Алефтиной зовут и постричься к ней ходят охотно.
С этого дня не видали уж больше Олесю в деревне.
Деньги родным высылала исправно и письма писала,
Дескать, в торговле она, словно рыба в воде, исхитрилась
Сумму большую скопить и в Китай за товаром дешёвым
Хочет с друзьями поехать; вернётся, конечно, не скоро.
Несколько лет приходили посылки и вдруг перестали.
Сам почтальон лишь руками разводит: не знаю, не в курсе;
Кстати, на что он машину купил, никому не известно.
Затосковал Васнецов без жены и без денег, да с тёщей.
Дочь из лицея вернул и подался работать на ферму.
Фермер немецкий колхозное поле лелеет и холит.
И агронома колхозного бывшего он арендует.
Тёща же стала варить самогон на продажу подпольно.
Видно, старуха туда добавляла волшебные травы:
Выпивший с хрюканьем вскоре спешил поваляться в канаве,
Жёлуди лучшей едой для себя почитая. Однако,
К тёще в деревне с почтеньем и трепетом все относились.
Даже собаки облаять не смели. По этой причине
К зятю её приставать не решались подруги Олеси,
Только порою глядели печально и тяжко вздыхали.
Очень суровой была васнецовская тёща-колдунья.
Как-то сказала она, задыхаясь от приступа астмы:
"Чую, недолго коптить мне осталося чистое небо...
Ты уж, зятёк дорогой, пожалей, не оставь горемыку...
Видимо, дочка моя не воротится больше в деревню:
Как с челноками уехала в дальние страны, не слышно...
Нам про неё ничего уже года четыре. И внучка...
Мать позабыла, и я уж смирилась с утратой. Короче,
Сделай мне гроб и женись, хоть на ком пожелаешь". Подруги
Это услышав, тотчас уронили стаканы и стулья
В тёщиной кухне и бросились все к агроному. "О горе!" -
Он закричал, отбиваясь от них топором деликатно;
"Яблоком стал я раздора, но смертными я раздираем!"
Клава с Ларисой поспорила и с Алефтиной высокой,
Что агроном ей подмигивал чаще, кивая налево.
Он оправдаться пытался, ссылаясь на то, что когда-то
В детстве с берёзы упал и страдает от нервного тика,
Но безуспешно. Тогда он воскликнул, в углу притеснённый:
"Слушайте все! Ни на ком не женюсь я, покуда не справлю
Гроба для тёщи любимой. А может, вернётся Олеся..."
С этой поры, что ни день, он в сарае работал прилежно,
Доски остругивал гладко и звонко стучал молоточком.
Ночью же снова в сарай пробирался украдкой и доски
Разъединял и выдёргивал вбитые гвозди, поскольку
Плотник он был никудышный, хотя агроном превосходный.
Три же невесты, напудрив носы и духами полившись,
У Васнецова теперь каждый день за столом собирались,
Ели и пили, и пели, и семечки грызли горстями.
Дочь агронома за ними потом шелуху выметала.
Прошлою ночью невесты за ним проследили и взвыли,
Били в сарае, а после взялись за работу и вскоре
Гроб сколотили втроём, не поссорившись даже ни разу.
Глаз приоткрыл Васнецов, на полу возлежащий, и видит:
Три разъярённые женщины грозно к нему подступили,
К носу верёвку, аршин и косу поднесли в полумраке.
Вот что сказала ему необъятная Клава сурово:
"Завтра к обеду придём и узнаем решенье: которой
Ты предпочтенье отдашь. Две другие уйдут восвояси.
Если сбежать попытаешься... Ты меня правильно понял".

..............................................................................
Солнце ещё не успело взойти над деревней Крапивки,
В сопках Манчжурии дело к полудню подходит неспешно.
Как-то на днях потянуло Олесю домой почему-то.
Писем ответных из дому давно она не получала.
Да ведь и адреса нет у неё, постоянно в дороге;
Что-то всё время мешало вернуться в родную деревню.
Плыл ресторан привокзальный, и люди качались, и люстры
Перед глазами Олеси под чуждые дикие ритмы.
Мрачно сидела она и жевала, стараясь не думать,
Чьё это мясо и спутники где потерялись дорогой.
"В бизнесе нету друзей", - размышляла она,- "Очень многих
Сразу телец золотой проглотил с потрохами жестоко.
Кто-то в азатрные игры ушёл с головою, а кто-то
Здесь отворотного зелья отведал и память утратил".
Повар китайский в ту пору надумал гостей осчастливить
Блюдом невиданным. В зал притащили жаровню с углями.
Трижды на угли пролил повар тёмную жидкость, а после
Всё, что он делал, сокрылось за дымной завесою плотной.
В этом дыму проплывала по залу цыганка-старуха,
Кутаясь в грязную шаль. И как только впустили такую?
Рядом с Олесей она, призадумавшись, остановилась,
Смрадом дыша, зашептала ей в самое ухо чуть слышно:
"Знаю, красавица сладкая, в дом возвратиться ты хочешь.
Коли узнать пожелаешь, где деньги, спроси почтальона.
Матери доктора ты привези из райцентра скорее.
Дочь, если снова к ученью вернётся, прославится вскоре,
Книги её будут, как пирожки, нарасхват раскупаться.
Муж тебе верность хранит и неверных подруг отшивает.
Всё же домой поспеши, а не то ему туго придётся.
Ручку теперь золоти, дорогая, чтоб я приказала
Ветру попутному дуть. Ай, спасибо!" И сразу исчезла.

..................................................................................
Солнце ещё не успело взойти над деревней Крапивки,
А по полям агроном Васнецов с ночи бродит, как призрак.
Тяжким раздумьем томим, он рассеянно смотрит на всходы:
Пышная зелень полей урожай обещает обильный,
Только ничто агрономово сердце не радует ныне.
"Что-то сегодня случится",- он тихо бормочет,-"Быть может,
Всё обойдётся без криков и жертв, и больших разрушений..."
Ночью бессонной курил Васнецов "Беломор" и на звёзды
Хмуро глядел правым глазом, а левым, подбитым, он видел
Фильм со счастливым концом про любимой жены возвращенье...


12.05.2005

:)))

блестяще