Разговор с генерал-майором Е.А. фон-Агте

Спешу доложить, Ваше Превосходительство:
Вам предоставлен второй вид на жительство.
Старый - в Эрмитажа Военной галерее,
Новый - в Калифорнии, на горе Коно-Тэйэ.
Профиль нордический выглядит чинно
В нашей гостинной, прям над камином.

В люстровых бликах блестят эполеты,
Орден с алмазами, атласные ленты,
Грудь - колесом, взгляд основательный,
Права Марина: франт очаровательный,
Не гнувший спину под картечным свистом,
Куды до Вас нынешним -
Брандахлыстам!

Ваше Превосходительство, дозвольте для ясности:
Один потомок расстрелян был красными,
Другой пал от белых - борец за идею,
Шестикратно внучатая - за иудеем.
Шельма - история, нет ей предела!
Экое дело!

Вам, лютеранину, чужды иконы.
Вам, генералу, ближе сабли и кони.
Здешние pferde - статны, ухожены,
Хотя к баталиям не предрасположены:
Что ни верста, то всё ранчо, да ранчо.
На каждом ранчо - свой кукарачча!

Войду в гостинную, встану разинею,
Гляжу на портрет Ваш, а вижу Россию я:
Ту, что сильна и в грядущем уверена,
Ту, что, быть может, навеки потеряна...
Но, грустные мысли подавляя и скрашивая,
Теплеет душа от присутствия Вашего.

Далёкий предок моей супруги, немец с острова Эзель, Егор Андреевич фон-Агте (1772 - 1826?) служил России, и прошёл путь от унтер-офицера до генерал-майора. Участвовал в сражениях при Амштеттене, Кремсе, Аустерлице, Измаиле, Тульче, Кладове, Рущуке, Ботине, Смоленске, Бородине, Красном, Березине, Бауцене, Кульме, Дрездене, Лейпциге ("Битве народов"). Вошёл с русской армией в Париж. Вот такой (заметьте, неполный!) послужной список. Разумеется, Егор Андреевич имел много наград и не одно ранение.

Его портрет представлен в Военной галерее Зимнего дворца, он - среди героев, "покрытых славою чудесного похода и вечной памятью двенадцатого года"

Обо всём этом мы узнали уже здесь, в Америке. Наши друзья в Эрмитаже сделали цифровую фотокопию и передали её нам по Интернету. А мы скинули файл на си-ди, и в копировальной мастерской, на специальной текстурированной бумаге нам воссоздали точную копию эрмитажного портрета. Ну, а рама а-ля Эрмитаж, Уффици, Лувр и т.д., - дело нехитрое. В прошлую субботу этот портрет был помещён в нашем доме.

Ну, Миш, ты даёшь!:-) Вдохновенный стих! На одном дыхании. Лишь здесь поперхнулся: "Шельма - история, нет её предела!"
Будь здоров, выкапыватель генеалогических деревьев и плотник гинекологических кресел!:-)))
С БУ,
СШ

Вот если знал бы генерал фон-Агте
О шестикратной внучке в южном штате,
Он от Парижа в новой эпопее
С боями бы прошёл до Коно-Тэйэ!

Кроме всего прочего, в этих строках про Россию: "...что сильна и в грядущем уверена, ту, что, быть может, навеки потеряна..." как раз та самая непонятость умом и неизмеримость общим аршином, которая заставляет поэтов вновь и вновь писать об этом, и, если даже пишется вовсе про другое, все равно появляется, проявляется, как поэтическая и случайность, и неизбежность.

Спасибо, дорогой Миша!


Всегда твой,
Андрей