Екатерина Камаева. Картинная галерея пейзажей П. М. Гречишкина

Дата: 28-04-2024 | 12:35:17

Не так давно мне посчастливилось побывать в Картинной галерее пейзажей Павла Моисеевича Гречишкина, что в городе Ставрополе. Должна сказать, что питаю к картинным галереям особую слабость. Со мной редко кто-то ходит, поскольку я могу зависнуть перед одной-единственной картиной на четверть часа. И столько же перед следующей. Ещё в студенческие времена моя подруга, которую я вытащила за компанию в галерею Александра Шилова, очень деликатная девушка, не выдержала и сказала, когда мы вышли из здания: «Ты права, в музеи тебе лучше ходить самой» ) На основании этой своей особенности могу сказать, что галерея Павла Моисеевича – одна из лучших. Там не просто хочется зависнуть над конкретной картиной, а и вообще поселиться среди всего этого великолепия.

Галерея расположилась в здании бывшей мечети, завершить строительство которой помешала первая мировая война.

 

 

Павел Моисеевич работал, слушая классическую музыку. Поэтому в основном зале без перерыва звучат бессмертные произведения.

Я довольно долго бродила самостоятельно. Но потом поняла, что хочу узнать больше. В этом мне помог научный сотрудник картинной галереи Андрей Владимирович Шевцов. Тем, что мне особенно запомнилось из его прекрасного, практически художественного повествования, я хочу поделиться с авторами и читателями нашего сайта. Конечно, это далеко не всё, и текст ни в какой мере не передаёт живого, эмоционально-выразительного рассказа, но я надеюсь, что хотя бы отчасти у меня получилось передать собственные впечатления. Итак, начнём.

 

 

Картинная галерея пейзажей Павла Моисеевича Гречишкина была открыта 5 ноября 1987 года. На момент основания в галерее находилось 167 полотен, в настоящее время – около пятисот работ.

П.М. Гречишкин родился 16 января 1922 года на Ставрополье, в селе Татарка, в крестьянской семье Моисея Федосеевича и Прасковьи Алексеевны. Тяга к рисованию была с пятилетнего возраста, первый холст бабушка сделала из простыни, кисти отец сделал из уха кабана, а первая краска – зелёной, которой и был расписан «холст». Потом крёстный отец Кручинкин подарил будущему художнику акварельные краски. Павел Моисеевич называл их «мои пуговки».

Дом Гречишкиных находился на северной стороне села, и в хорошую погоду можно было увидеть даже двуглавый Эльбрус. Талант Павла Гречишкина был замечен ещё со школьных времён, первые грамоты были в шестом классе, а по завершению школы, за написание акварелью портрета Ленина, домика Лермонтова и ряда этюдов с натуры.

Первая работа маслом была в 1935 году – на простой фанерке Павел Моисеевич написал мельницу. С 1939 по 1941 год посещал студию Владимира Клёнова в Ставрополе (на тот момент это был единственный художник-академист). В этот период Гречишкин пишет свой дом и школу. В 1941 году художник был призван в армию и спустя две недели отправился на фронт, в 31 отдельный автомобильный полк в составе девятой армии, был помощником шофёра. В это время он писал портреты своих сослуживцев, командиров и портрет Сталина. Спустя три года, холодной зимой П.М. Гречишкин заболевает туберкулёзом. Сильно исхудавшего, его доставили в медчасть. И вплоть до 1948 года лечился в Грузии. Потом вернулся в родное село, где до 1953 работал художником в клубе, в селе Гофицком. Судьбоносным для Павла Моисеевича был год 1954, когда он получил бесплатную двухмесячную путёвку в Сенеж, в Подмосковье, куда съезжались по 30-40 советских художников, и уже в 1956 году он становится членом Союза художников СССР. В 1957 году, когда Павлу Моисеевичу исполняется 35 лет, и уже хорошо прослеживается почерк художника как Мастера, он пишет жемчужину своей коллекции – «Ставропольский лес», который находится недалеко от села Татарка, в любимую пору – осень, когда вспыхивают жёлтым пламенем листья деревьев, растущих с обеих сторон небольшого оврага, в котором течёт ручей, отражающей в себе лес и клочок голубого неба.

 

 

Ставропольский лес, 1957

 

В 1958 году художника приглашают в Тебердинский заповедник. До этого он писал леса, степи, и именно здесь на его полотнах впервые появляются горы. Потом были Карачаево-Черкесия, Урал. С 1960 года – зарубежные страны: Греция, Италия, Египет, Мексика, Индия, Непал, Япония, Турция. Последней зарубежной страной была Франция, где в 1988 году, в городе-побратиме Ставрополя – Безье проходила персональная выставка П.М. Гречишкина, посвящённая Северному Кавказу, и одну из работ – «Вечерний Архыз» художник подарил жителям города.

Павел Моисеевич был большим поклонником русского зодчества. Именно в этом стиле была построена его мастерская. Художник работал только при естественном освещении (на потолке был большой стеклянный люк), говорил, что свет от лампочки убивает искусство.

Основной цикл живописи размещён на втором этаже галереи.

 

 

Родник Корыта, Ставрополь, 1952

 

Родник Корыта был открыт в конце 18 века и далее построен в виде пяти ступеней, чтобы отстаивалась вода. В своё время часть города Ставрополя снабжалась отсюда водой. Для Павла Моисеевича это любимые места его детства. С дедом они часто ездили на сенокос слышали, как в шесть часов утра кирпичный завод даёт гудок о начале рабочего дня.

Из-за войны и последующей болезни Павел Моисеевич не смог получить высшее образование. Сам для себя, начиная с 1948 года до 1952 построил свою жизнь так, как если бы он учился в высшем учебном заведении. «Родник корыта» он назвал своей «академической», своей «дипломной» и после неё стал называть себя художником.

 

 

Дождь. Село Татарка, 1948

 

Одно из самых больших полотен, написанных в послевоенное время. Атмосфера картины передаёт время, трудное как для самого художника, так и для людей вообще. В правой части полотна небо проясняется, потому что война закончилась, и жизнь стала потихоньку налаживаться. Рамку для этой работы сделал отец Павла Моисеевича – Моисей Федосеевич, он был плотником, столяром и вообще весьма одарённым человеком, в своё время даже смог создать собственную скрипку, на которой играл для родственников и односельчан. Мать, Прасковья Алексеевна, была домохозяйкой, часто слушала классическую музыку, любовь к которой привила Павлу Моисеевичу на всю жизнь. Большинство своих полотен художник написал под музыку Моцарта, Шопена и Генделя.

       

 

Озеро Маныч, 1960

 

Это озеро находится между Ставропольским краем и Калмыкией. Переводится как «горький» (или «солёный»), так как вода в озере горькая и весьма мутная. На озере находится два острова: остров Водный, на котором обитает табун одичавших лошадей, и остров Птичий, на котором растёт тростник, что говорит о наличии пресных родников. Павел Моисеевич здесь показывает, насколько неспокойный Маныч. И недаром местные жители прозвали его «гудило» – в ночное время озеро в прямом смысле гудело.

 

 

Степь ковыльная, 1976

 

Единственная работа, написанная в технике alla prima (в живописи – за один сеанс, ит.) – картина «Степь ковыльная». То есть, не дожидаясь высыхания слоёв краски, художник обмакивал в нужный цвет щётку для одежды и протягивал по всей длине холста. Сам П.М. Гречишкин не смог повторить своей работы, хотя копии на другие делал часто, а эту, состоящую на две трети из воздуха и уходящего вдаль пространства ковыля – воспроизвести не смог.

 

Мостик в лесу, 2001

 

Спустя почти полвека Павел Моисеевич снова начинает писать родные места, и делает это всё последнее десятилетие своей жизни, за что его назвали певцом Ставрополья – так, как он, никто не смог воспеть эту природу в своих полотнах.

 

Гора Стрижамент. Шпиль, 1953

 

Между Ставрополем и Невинномысском находится Стрижамент, гора высотой 831 метр – самая высокая гора Русской равнины, которая, как утверждают историки, получила своё название от укрепления либо крепости, которая находилась наверху. «Стрижамент» – фонетизм от французского renforcement – «укрепление». Местные жители не справились с оригинальным произношением и назвали гору более простым словом – Стрижамент.

Павел Моисеевич, когда лечился в Абастумани, в Грузии, говорил, что сама природа его исцелила. Там он делал какие-то подмалёвки, подрисовки, и дал обещание, что, если излечится от этого тяжёлого заболевания – всю оставшуюся жизнь посвятит написанию пейзажей. Так, в общем, и случилось. А последней работой, как символично для художников, оказалась картина «Закат». Что касается Стрижамента – он хотел сохранить красоту не только в своих полотнах, но также и в реальном мире. Поэтому, вместе с директором Ботанического сада Василием Васильевичем Скрипчинским, с которым дружил долгое время, в 1950-х годах поспособствовал тому, что засаживались лесополосы буком, клёном и дубом.

1957 год, директор Тебердинского заповедника Андрей Андреевич Барабанщиков делает заказ на 14 полотен размером 1х1,40 м. Павел Моисеевич до этого горы не писал, но очень быстро справился с заказом. Более того – влюбляется в те места и остаётся там на целых восемь месяцев. Живёт один, в домике лесника, ходит повсюду со своим снаряжение – этюдник, палатка, краски, зонтик, за который местные егеря его часто отлавливали, считая, что он охотится, и это у него – ружьё (но Павел Моисеевич всегда относился к этому с юмором). Горы он теперь знал наизусть. Под конец жизни художника был случай, когда один из журналистов показал одну из альпийских гор и спросил, какая это гора на Северном Кавказе. Павел Моисеевич буквально через 10-15 секунд сказал, что таких гор на Северном Кавказе нет, попросил листок и карандаш и – по отдельности назвать каждую вершину Кавказского хребта, «…а всё, что не назовёте – реки, впадины, долины и прочее – я вам сам всё дорисую». И это была правда: первая поездка в горы была в 1957 году, где вместе с геологами, географами и ботаниками художник полностью исследовал местность. И на протяжении 40 лет каждую осень проводил в Архызе. Это было одним из самых любимых мест.

Но чаще всего Павел Моисеевич поднимался к Клухорскому озеру.

 

 

Кавказ. Клухорское озеро, 1985

 

Эту картину, как и «Степь ковыльную», можно назвать «за секунду до». В левой части полотна – свинцовая туча, которая вот-вот огласит гору громом и испортит это лёгкий, прекрасный пейзаж. За этими горами находится Абхазия, здесь – пограничная зона, доступ для туристов сейчас ограничен. Когда приходят художники, говорят, что примерно около месяца нужно подождать, чтобы попасть в эти места. Озеро находится на высоте свяше 2,5 тыс. м, протяжённость его – полкилометра, средняя глубина – 11 м и 33м – максимальная. Павел Моисеевич поднимался сюда многократно: в ясный летний день, в туман, на рассвете, на закате, осенью, весной и из маленьких этюдов составлял это большое полотно на протяжении 32 лет. Тридцать два года поднимался к этому месту, писал по одному этюду, а потом соединил их все в единое целое. Получилась такая «отчётная работа». Для сравнения – в большинстве случаев на картину уходило 2-3 недели. За две недели был написан и Софийский ледник. В 90-х годах прошлого века каждого толщина ледника достигала 400 м, в настоящее время ледника практически нет, осталась только полоска метров 70. Отсюда берёт своё начало река Акол, а по левую сторону находится Софийская поляна.

 

У Софийского ледника, 1995

 

 

Заповедные места, 1966

 

Одна из любимых работ Павла Моисеевича – «Заповедные места»

Любимые места – Домбай, время года – осень. Места, в которых обитают различные истории. Так, по одной домбайской легенде, эти места населяло зажиточное племя аланов. Они пасли скот, занимались земледелием. Но в один момент подули сильные холодные ветра, и всё стало погибать. Дочь вождя племени, Сулахат (или – на карачаево-балкарском – Зулихат), очень красивая и добрая девушка, по совету старого мудрого Зубра отправилась на вершину горы, чтобы спасти свой народ. Но ветра там были настолько сильные и ледяные, что девушка упала и мгновенно окаменела. Утром жители увидели новые очертания гор и всё поняли… Их горе было настолько велико, что от слёз потекли в долину реки Домбай-Ульген, Алибек и река Аманауз. Если присмотреться – в правой части картины можно увидеть очертания девушки, лежащей вдоль хребта со скрещенными на груди руками.

 

Озеро в облаках, 1981

 

Само озеро находится на высоте свыше 2,5 тыс. метров. Павел Моисеевич говорил, что самый главный хозяин в горах – это туман. Какой бы хорошей ни была погода внизу, наверху всё может быть с точностью до наоборот. Ожидать, пока туман рассеется, можно было час, два. Чтобы написать эту работу, ждать пришлось около четырёх часов. Дошло даже до того, что Павел Моисеевич упрашивал туман (который, конечно же, его не слушался) расступиться. Но ничего не было видно даже на расстоянии вытянутой кисти. И очертания тумана художник написал своей ладонью, обмакивая её в краску и проводя по холсту. Вообще, что касается тумана, облаков – Павел Моисеевич часто применял пальцы рук и почти всегда делал наброски на чистом белом холсте – так ему было проще понять воздушную перспективу.

 

Домбайская фантазия, 1990

 

«Домбайская фантазия» – одна из немногих «зимних» картин. Внизу течёт река Аманауз (что значит «львиная пасть»), а наверху – Зуб Суфруджу (на карачаево-балкарском – «клык тигра»), высота которого 3600 м. Хотя на картине зима, из цветов здесь есть серый, синий, голубой, оттенки жёлтого, зелёного, а чисто белого цвета нет. Ни белым, ни чёрным художники не пишут, потому что такие цвета отсутствуют в природе.

 

Аул Нар, 1996

 

Самое первое знакомство Павла Моисеевича с горами было в Северной Осетии.

Нижний костёр на картине кажется настоящим – как будто вот-вот прожжёт полотно насквозь.

 

Архыз, 1989

 

Одна из любимых работ художника, написанная в технике «сфумато» (мягкий, неясный, исчезающий – ит.) «В Архызе, на рассвете, я увидел горы, пропитанные воздухом, и не смог устоять»

Гречишкин Павел Моисеевич был Мастером воздуха и Мастером тишины. Писать свои картины он всегда начинал с неба. Фрагмент неба присутствует на любой из его картин. Даже на картине «Чегемская теснина» нет чувства сдавленности, это очень свободная и лёгкая работа: светлое небо, немного тумана и река, создающая движение.

 

Чегемская теснина, 1979

 

А Мастер тишины – потому что он всегда был в одиночестве.

По Волге Павел Моисеевич совершает две поездки, в 1986 и в 1988 году на теплоходе «Тихий Дон».

 

Лунный вечер на Волге, 1986

 

Одна из немногих работ, написанных при ночном освещении.

 

Лесное озеро. Остров Валаам, 1988

 

Тихое лесное озеро, чем-то похожее на работы Левитана, который был любимым художником П.М. Гречишкина.

 

Кижи, 1988

 

В картине «Кижи» передано такое состояние природы, когда ничто не нарушает тишины, а повышенная экспрессия цвета позволяет художнику показать мощь природы. Триединый многоглавый архитектурный ансамбль – две церкви и колокольня. С карельского название острова переводится, как «игрище». Очевидно, на там некогда проводились финно-угорские языческие действа. А потом эти земли заселили русские и принесли с собой православие. Ходит давняя легенда, что Преображенскую церковь построил мастер Нестор, а после строительства бросил топор в Онежское озеро, сказав: «не было и не будет подобного творения».

Храмовый комплекс уцелел во время войны, поскольку немец, получивший приказ разбомбить его, увидев, не смог этого сделать и сбросил бомбы в Онежское озеро.

Братья художника пошли по стопам отца и стали плотниками. И он тоже хорошо владел этим ремеслом. Поэтому при художественной мастерской была небольшая плотницкая, и большинство рам к своим картинам Гречишкин изготовил сам: полностью весь процесс, начиная от сколачивания подрамника, натягивания холста, грунтования до завершающего этапа обрамления – Павел Моисеевич осуществлял самостоятельно.

 

Нижний Новгород, 1986

 

Эта картина – работа контраста. Строгановская Рождественская церковь, природа и непримечательный, без особых деталей, дальний пейзаж.

 

Соловки, 1990

 

В 90-х годах прошлого века на острова, долгое время бывшие местом скорби, снова вернулись монахи и построили сначала скиты, а потом храмы. Символ голубого неба в правой части полотна говорит о том, что жизнь всё-таки наладилась. Вода в озере, пожалуй, самая живописная из всех, что писал Павел Моисеевич – такое разнообразие красок у этой водной глади. Так не скажешь, но озеро очень глубокое, даже у берега. На Севере художнику, как южному жителю, было сложно адаптироваться: вместо привычного прозрачного, высокого, полётного неба над куполами почти постоянно висели свинцовые тучи и лишь изредка приоткрывались небольшие голубые окна.

 

Дворик в Угличе, 1987

 

Павел Моисеевич показывает здесь такой контраст: обычный сельский дворик и церковь Димитрия на Крови – символ уходящей династии Рюриковичей. Иногда на простые пейзажи Павел Моисеевич наносил свой художественный почерк – справа виден куст рябины, который рос под его окном (их у него было всего два: одно выходило во двор, второе – в небо, всё остальное пространство занимали картины, на которых была изображена природа любимых мест).

В конце своей жизни художник посещает Байкал. Павел Моисеевич любил изображать тишину и умиротворение, на его картинах даже дождь встречается крайне редко. Перед нами одна из таких картин:

 

Прибайкальская поляна, 2003

 

Самого Байкала здесь мало, но зато растут цветы-эндемики, по которым – как писал в своих дневниках П.М. Гречишкин – можно узнать, что прошёл дождь. Акцент делается не только на полосах в небе, но и яркой, умытой дождём траве. Очертания деревьев сопоставлены с очертаниями гор.

Первая поездка на Байкал была в 1989 году: один из друзей пригласил Павла Моисеевича в трёхнедельную поездку, после чего он заражается Байкалом на целых 10 лет. Каждый год, в конце июля-начале августа, выбрав на протяжении года художников, которые поедут с ним в экспедицию, он возвращался на Байкал. Это место разделило жизнь Павла Моисеевича на до и после. Каждый этюд он писал 20-30 минут, за это время из-за климата погода могла полностью поменяться, всё становилось совершенно другим, и можно было заниматься следующим наброском, никуда не перемещаясь. Из каждой поездки художник привозил по70-100 этюдов.

 

Священный Байкал, 1995

 

Здесь как раз изображены известные «ходульные деревья». На Байкале имеют свои имена даже ветра, которые выдувают почву из-под деревьев, придавая им причудливые формы: цепляясь корнями за почву, они как будто бы «шагают».

Один из художников в группе был оператором, снимал небольшие сорокаминутные фильмы о том, как они готовятся к путешествию, как сплавляются по единственной реке Ангаре.

 

Солнечная бухта, 1996

 

 

Мыс Саган Заба, 1999

 

Одна из ключевых работ – «Мыс Саган-Заба» Этими работами художник прощается с Байкалом, запечатлев на ней источник уходящего света.

 

Зарубежный цикл написан в совсем другом стиле: много охры, урбанистики. Как будто бы писал совсем другой художник. Первой зарубежной страной, которую посетил П.М. Гречишкин, была Италия. Там он пишет венецианские городские пейзажи, собор Святого Марка, далее Рим – Колизей и Священную дорогу и Флоренцию с её мостом Понте Веккьо. В Италии художник находился всего пять дней, и каждый день был новый город.

 

 

Любимой зарубежной страной Павла Моисеевича была Индия. Сам он говорил, что у него три любви: Архыз, Индия и Байкал. Индию он посещал три раза: в 1978, 1980 и 1984 гг. Пишет Бомбей, розовый город Джайпур, столицу – Дели и священный город Варанаси. Все выставки 1980-1990 гг. были посвящены Индии. В 1980 году, будучи заслуженным художником РСФСР, П.М. Гречишкин приезжает в Джайпур. Делегация из Ставрополя подарила Индире Ганди одну из работ Павла Моисеевича – «Вечерний Джайпур», по случаю чего премьер-министр написала ему благодарственное письмо. В 1984 году художник в составе делегации прибыл в Индию через неделю после того, как убили Индиру Ганди. Поэтому находились они в основном в отеле.

 

Улица в Джайпуре, 1980

 

 

Под старым деревом. Дели, 1980

 

 

Слоновьи ворота. Джайпур, 1980

 

Павел Моисеевич очень хотел посетить Норвегию и написать фьорды. Но, к своему большому сожалению, не смог этого сделать.

В 1981 году художник посещает Мексику, где пишет пляжи Акапулько, город Таско, собор в Мехико. Надо отметить, что Павел Моисеевич никогда не работал над детализацией, поэтому удивляет, насколько тщательно прописаны элементы ворот Catedral Metropolitana:

 

 

Видны практически все детали орнамента и даже свет свечей, которые находятся внутри собора.

 

В 1984 году П.М. Гречишкин посещает Непал.

Поднимался на высоту 4000 м, к поселению Сундариджал, откуда берёт начало река Багмати, такая же священная, как Ганг в Индии, и открывается местность, по словам Павла Моисеевича похожая на оазис посреди пустыни.

Также художник дважды посещал Египет, где пишет панорамные работы, чтобы показать, насколько воздух пропитан песком. В левом верхнем углу верхней картины видно, как зарождается песчаная буря.

 

 

 

 

 

 

В 1987 году Павел Моисеевич посещает Японию, где пишет этюды, используя традиционные цвета.

Потом посещает Турцию и Францию, г. Безье, про который говорит, что климат очень схож с нашим, но не хватает ему душевности и напевности, как здесь. После чего сказал: «Натерпелся, нахлебался, больше никуда не поеду, буду писать только родное Ставрополье и Архыз. Этого хватит до конца моих дней». Однако, через год отправляется на Байкал.

В 1998 году Павел Моисеевич Гречишкин удостоен звания почётного гражданина города Ставрополя, в 2005 г. – почётный гражданин Ставропольского края, и является единственным художником, удостоенным звания героя труда Ставрополья.

Художник ушёл из жизни 3 июня 2009 года. В год столетия Павла Моисеевича ему был поставлен памятник на улице Дзержинского, возле Школы искусств.

 

 

Народный художник РСФСР Казанчан Корюн Геворкович. «Павел Гречишкин», 1977

 

 

Фотографии: Андрей Шевцов, Екатерина Камаева




Редколлегия, 2024

Сертификат Поэзия.ру: серия 339 № 182365 от 28.04.2024

10 | 4 | 221 | 22.05.2024. 10:37:43

Произведение оценили (+): ["Ирина Бараль", "Владимир Старшов", "Бройер Галина", "Кохан Мария", "Надежда Буранова", "Игорь Белавин Песни", "Марк Шехтман", "Аркадий Шляпинтох", "Барбара Полонская", "Олег Духовный"]

Произведение оценили (-): []


Спасибо, Екатерина, за интересный, познавательный и по-журналистски профессионально написанный очерк. Я получил яркое представление о безусловно талантливом художнике. Видеоряд очень хороших фото дополняет текст и гармонично вписывается в композицию очерка.
Думаю, руководство музея должно задуматься о приобретении этого текста и его публикации в качестве буклета - лучшего сопровождения для посетителей оно не найдёт!

Марк, спасибо! Очень признательна за столь высокую оценку моему труду.
Но без помощи сотрудников галереи, главным образом, А. В. Шевцова, я бы не справилась. Мой текст - по мотивам его рассказа. И, собственно, я рада, что разрешили опубликовать материал, поскольку Поэзия. ру - проект некоммерческий.
Ещё раз, спасибо, что так внимательно побродили вместе со мной по замечательной галерее П. М. Гречишкина 🌹

Спасибо, Екатерина, за знакомство с талантливым художником и интересную экскурсию.

Надежда, большое спасибо! Очень рада, что разделили моё впечатление.