Маршруты вечной сказки. ч.4

Дата: 22-03-2024 | 15:14:26

Ишим верит в сказку

«Тюменские известия» 25 марта 2006 г.

Культура нынче не в моде – в России вообще и в нашей области в частности. Тем более удивительно, что существуют еще на бескрайних просторах нашей Родины островки, я бы сказала – оазисы, где слова «история», «культура», «просветительство» - не пустой звук, где проводятся писательские семинары, открываются новые музеи, ставятся памятники безвестным и возвращенным из небытия героям прошлого, издаются журналы и учреждаются литературные премии. Можно ли не завидовать?

 

Премия за творчество

 

6 марта в Ишиме – скромном, тихом, уютном, провинциальном городе, где улица, названная именем основателя коммунистической теории, соседствует с улицей имени великого сказочника…  

Так вот, в этом городе, сотканном из противоречий, из борьбы двух эпох, двух миров, двух мировоззрений, состоялось вручение I Всероссийской литературной премии в области книг для детей и юношества им. П.П.Ершова. Событие, значимое по многим параметрам. Во-первых, учредителями премии выступили юный, едва оперившийся Литературный центр П.Ершова, единственный за Уралом литературный музей, администрация Ишима и Союз писателей России. И это сразу заставило говорить о провинциальном Ишиме как о городе, где концентрируется культурная и просветительская жизнь юга Тюменской области.

Во-вторых, в России, помимо Ершовской, существует лишь две детские литературные премии – не густо, особенно для страны с такими богатыми традициями в области детской литературы, как у нас.

В-третьих, ни одна из премий не принимает к рассмотрению сказки, в то время как учредители Ершовской премии решили сделать акцент именно на «сказочной» литературе.

А началось все весной 2003 года, когда в Ишиме проходило совещание молодых писателей под эгидой Союза писателей России. И надо же было такому случиться, что первый секретарь писательской организации Геннадий Иванов оказался в экскурсионном автобусе, который сопровождала тогда еще старший научный сотрудник краеведческого музея Надежда Проскурякова.

«Это была судьба! – вспоминает Надежда Леонидовна. – Три часа я рассказывала им о городе, о его истории, ездили в Ершово, в Ласточкино гнездо… Познакомила с историей Прасковьи Луполовой. Иванов тогда сказал, что для него открылся новый город – Ишим. И предложил учредить литературную премию им.П.П. Ершова. Как только у нас открылся музей сказочника, я позвонила Геннадию Викторовичу и напомнила об этом предложении. Уже в минувшем декабре мы определились с лауреатами второй и третьей премии, а 20 января было названо имя человека, занявшего 1-е место».

О том, что премия вручается за творчество, а не по конъюктурным, политическим, местечковым или иным соображениям, как это часто бывает, говорит состав лауреатов: первую премию за сборник «Сказки бабы Груши» получил 70-летний сказочник из Ростовской области Юрий Ильич Харламов; вторую премию – писатель, поэт, редактор издательства из Махачкалы Шамиль Казиев. Он представил на конкурс  сказку «Конек-горбунок» в переводе на табасаранский язык. И третья премия была вручена Светлане Асламовой, главному редактору детского журнала «Сибирячок» из Иркутска.

 

«Мальчик из волшебного зернышка»

 

Именно так называется сказка Юрия Харламова, повлиявшая на окончательный выбор писательского жюри.

– Юрий Ильич прислал на конкурс две рукописи, – рассказывает Геннадий Иванов, председатель жюри, – и, как мне думается, безо всякой надежды на победу. Но жюри остановило свой выбор на нем. Были и другие претенденты. В Ханты-Мансийском округе, к примеру, живет Сергей Козлов, приславший на конкурс свою повесть «Мальчк без шпаги». Очень талантливо, интересно, и мы даже склонялись к тому, чтобы присудить ему премию, но потом решили, что Ершов – это все-таки сказка. И решили поднимать престиж русской сказки.

Чем подкупил Харламов? Он пишет в духе Андерсена – за его сказками стоит тонкая мораль. Хочется, чтобы у наших детей были мудрые, вдумчивые и красивые сказки. У Харламова я читал сказку за сказкой – и не мог оторваться. Это наша душа, наш менталитет, наша красота… 

Надо сказать, что сам Юрий Ильич приехать в Ишим не смог. Четыре месяца назад он перенес инфаркт, и врачи не отпустили его в такое дальнее путешествие. Представлявший его интересы друг, Олег Голуб, рассказал немного о том, как живут русские сказочники.

В советское время Харламов жил в Таджикистане, работал на студии «Таджикфильм», писал сценарии для мультиков и документальных фильмов. А когда Союз развалился, потерял все – дом, работу, друзей… Хорошо еще, что на один из последних гонораров успел купить в селе Генеральское под Ростовом так называемую «дачу» – развалюху с крышей, крытой соломой, где и обитает сейчас вместе с женой.

– Это уникальный человек, – рассказал Олег Голуб, – настоящий праведник. Такое впечатление, что он появился на свет, как немой укор всему человечеству. И главное, что для него это – естественное состояние. Другой – пытается соответствовать, а он был таким всегда. Когда мы в Таджикистане лишились всего, дом Харламова под Ростовом стал перевалочной базой, где всегда находили приют товарищи по несчастью.

Кстати, узнав о бедственном положении лауреата, глава Ишима В.Рейн тут же среагировал:

– Если Юрий Ильич захочет приехать в наш город, мы поможем ему и с переездом, и с жильем.

«Ну, теперь я не буду бездомным!» – отозвался на это предложение Харламов.

 

 

«Конек-горбунок» поднялся в горы

 

На юге Дагестана высоко в горах живет маленький народ – табасараны. Их всего сто сорок тысяч человек. Представляете? – четверть населения Тюмени. Как появился этот народ? Откуда пришли люди, язык которых не похож ни на один из языков многонационального Дагестана, неизвестно. Не сохранилось ни легенд, ни преданий, ни сказок. С литературой у табасаранов сложно, хотя есть своя письменность. Книги на этом сложном языке, где в отличие от наших трех существует шестьдесят склонений, начали выходить лишь 20-25 лет назад. И то в основном учебники и учебные пособия. Казалось бы, и ни к чему художественная литература – в школах с первого класса учат русский язык, так что вполне можно читать книги на русском языке. Но вот в чем проблема: из воспитательного процесса детей-дошкольников полностью выпадает культурная составляющая.

– В 3-4 классах читать «Муху-цокотуху» или «Мойдодыра» уже никто не будет, – говорит Шамиль Казиев, лауреат премии им.П.Ершова. – Наши дети не читают книг, а когда вырастают, у них уже нет интереса. Существуют прекрасные детские книги, и нужно, чтобы они в свое время дошли до детей – именно тогда, когда детишки лучше всего воспринимают их. Ребенок, читая сказки, обогащается духовно, растет. Сказка нужна для его души.

Проблема, по мнению Шамиля Казиева, состоит в том, что за последние годы не вышло ни одной детской книги на табасаранском языке, будь то произведения русских или местных авторов. Государство деньги не выделяет, спонсоры не слишком торопятся вкладывать деньги в детскую литературу. Власть не понимает, что она обязана хоть что-то сделать для своих детей и для своей культуры.

– От этой духовной бедности, – признается Шамиль Казиев, – и пришла в голову  идея перевести на табасаранский язык «Конька-горбунка».

Было сложно. В русской поэзии главное – богатство и разнообразие языка. А у Ершова с его архаизмами, просторечиями, с его тонкой иронией – тем более. Как, к примеру, перевести слово «детина»? Или фразу: «третий был и так, и сяк…». Как сохранить легкость языка, его динамику? Шамиль занимался переводом около полутора лет, подбирая одно слово за другим, один оборот речи за другим.

– Надо просто знать ресурсы своего языка. Я пытался сделать сказку понятной и любопытной, но так, чтобы при этом она оставалась русской сказкой. Думаю, что получилось.

 

 Во имя спасения детей

 

Предмет особой зависти – журнал «Сибирячок». Он появился в Иркутске как альманах еще в конце 80-х годов, а в основу его были положены детские рассказы и сказки, скопившиеся в Восточно-Сибирском издательстве, где тогда работала издателем Светлана Николаевна Асламова. Альманах неожиданно получил большой резонанс, огромную детскую почту и признание. Тогда и решено было  выпускать детский журнал с тем же названием – «Сибирячок». Он появился на свет весной 1991 года. Советский Союз рухнул спустя несколько месяцев, а «Сибирячок» выстоял.

– Когда начинали, – вспоминает Светлана Николаевна, – нам говорили: вы долго не продержитесь. Советовали положить в основу «развлекаловку» – анекдоты, комиксы. Но мы не пошли на поводу у моды. Мы посвящаем свои журналы русским писателям и поэтам, Дням русской письменности и культуры, но рассказываем это доступно. В «Сибирячке» мы публиковали в разное время Набокова и Толстого, Астафьева и Распутина, других, на первый взгляд, серьезных писателей. А Валентин Распутин входит в редакционный совет нашего журнала. Поддерживает нас и Виктор Петрович Астафьев. «Доброе дело делаете, – писал он, – «Сибирячок» держится бодро». Он приглашал нас в Красноярск, знакомил с авторами, призывал их посылать нам рукописи и стихи.

Любимая тема «Сибирячка» – Байкал. Вышла даже своеобразная детская энциклопедия «Удивительное путешествие Сибирячка по Байкалу». Обращается журнал к мифологии, русскому народному творчеству, сказкам. Будучи светским журналом, уделяет внимание религиозным традициям. Рассказывает о музеях, об искусстве, о живописи. В прошлом году «Сибирячок» отметил 200-летие со дня рождения Ганса Христиана Андерсена и неожиданно для себя был награжден … Почетной грамотой королевы Дании.

Сегодня «Сибирячок» уже не только журнал. Это и конфеты, и детский театр, и издательство, которое издает «Библиотеку «Сибирячка», «Малую энциклопедию «Сибирячка». Наверное, стоит добавить, что выходит журнал раз в два месяца тиражом 4000 экземпляров, в нем 48 страниц, а издается он на великолепной мелованной бумаге. И финансируется администрацией Иркутской области.

– Проблем, конечно, хватает, – признается Светлана Николаевна, – но закрыть нас не так-то просто. «Сибирячок» все больше привлекает внимание городов со всей России, приходят письма даже из Нью-Йорка и Израиля.

Честное слово, даже комментировать не хочется… У меня после разговора с Асламовой, наряду с белой завистью, осталось чувство горечи. А мы-то, тюменцы, нефтяные короли, газовые принцы, мы, кто идет впереди России всей по реформе ЖКХ и монетизации льгот, мы только делаем вид, что у нас есть культурно-просветительские и детские издания. Делаем хорошую мину при плохой игре. А потом кричим на всех углах о падении нравов, духовности, об отсутствии патриотизма и национальной идеи.  Да вот же они, у нас в руках – наша культура, наша история, наши традиции, наша природа. И наши дети, которые об этом ничего не знают. 

То же, кстати, говорил и Минсалим Темиргазеев, знаменитый тобольский резчик, изготовивший для лауреатов великолепные призы. Он представлял участникам Ершовского конкурса выставку рисунков детей – воспитанников детского дома из пос. Кировский Исетского района. Рисунки детей Севера – русских, азербайджанцев, украинцев, ханты, которые столько горя хлебнули на своем коротком веку, сколько не каждому взрослому доведется.

Вот девочка из Азербайджана. У нее все родственники сидят за наркоту, а она рисует себя в радужных воротах. В детском доме она ждет русского принца. А вот мальчик рисует свою тоску. В его жизни нет красок, только черно-белые цвета. И ребятишки помогли ему расписать картину. А вот рисунок маленького мальчика, который верит, что на небе есть мост – радуга, и по ней можно уйти в иной, сказочный мир…

Апофеоз коллективного творчества – Чудо-юдо рыба-кит.

– Это не просто кит,  – говорит Минсалим, – это наш дом, наш мир. Здесь каждый нарисовал себя. И на первом плане люди пашут землю. Мальчик, который нарисовал это, жил там, где стреляют, взрываются снаряды, летают ракеты и умирают люди. А он верит в то, что землю пашут… Детей может спасти только сказка.




Ольга Ожгибесова, 2024

Сертификат Поэзия.ру: серия 4046 № 181580 от 22.03.2024

2 | 2 | 81 | 18.04.2024. 22:35:19

Произведение оценили (+): ["Светлана Ефимова", "Екатерина Камаева"]

Произведение оценили (-): []


Ольга, спасибо. Всё интересно, но эта часть особенно отозвалась.

Спасибо. Для меня это - уже воспоминания. )))