Рессорка. Часть вторая.

Дата: 18-02-2024 | 00:03:38

                                                Рессорка. Часть вторая.

 

Моя стажировка мастером закончилась через два дня, вместо обещанной недели. Александр Федорович (Саша) – мастер у которого я должен был стажироваться неделю, ушёл на замену заболевшего командира второй смены. Встретились мы с ним в пересменку. Около 11-30 вечера.

- Не удивляйся. Здесь много непредсказуемого: Сколько людей выйдет в смену. Хватит ли комплектующих. Как безотказно будет работать оборудование… Что точно известно, кто-то не появится вообще. Кто-то придёт пьяный или выпивший. Тебе решать допускать, отстранять. Отстраняешь – составляй акт об отстранении. Не забывай инструктировать по технике безопасности под роспись новых в смене. Всей смене инструктаж раз в месяц с записью и росписью в  журнале. Случится травма, а они всегда случаются, будешь ответственным. Инструктаж по ТБ подтверждён подписью  – потеряешь прогрессивку. Нет инструктажа – легко угодить под суд. Главное твоё богатство – наладчик смены Коля Опанасюк. Он знает всё и всех. За ним ты как за каменной стеной.

- А почему он не работает мастером?

- Так он же не дурак! Деньги почти те же, а отвечает только за себя. Зачем ему этот геморрой?

- А можно мне в наладчики?

- Нельзя. У тебя высшее образование. Если сильно проштрафишься, могут вместо увольнения перевести наладчиком. Опыта у мастеров хватает. Постоянно заменяют наладчиков, когда уговаривают тех занять места отсутствующих рабочих. Но где гарантия, что переведут, а не уволят по статье? Но это если и случится – потом. А пока если что – за ворота.

Вот тебе мой блокнот с размерами рессорных листов и расстояниями до центрового отверстия. Мне он не нужен. Знаю на память. Рулетка у тебя есть. Несколько дней до выходного с расстановкой смены помогу, но у тебя есть Коля. Повезло тебе. Начальник не разрешил ему уйти со мной в другую смену.

Я с ужасом смотрел на толстущий блокнот с цифрами.

- Это надо помнить?

Саша смеётся:

- Через месяц приму экзамен.

Саша был прав. Экзамен не понадобился. И понеслось! 1-я, 2-я, 3-я смены. 1-я 2-я 3-я…

В первой смене проще. Есть старшие, кто готов помочь. Есть кому жаловаться. Вторая – в начале ничего. Старший мастер и начальник не уйдут, пока смена не запустится. С ними проще отстранять сильно выпивших. Опытные ребята. Вторая смена после обеденного перерыва частенько превращается в американские горки. Кто-то ''нажрётся'' и пропадёт. (Уйдёт или где-то спит.) Кто-то уверен, что он трезвый и уговорить его покинуть рабочее место выливается… Ну хочет человек работать, а эта сволочь мастер мешает ему показать свой трудовой героизм. И это отнимает гораздо больше сил и времени, чем просто ''пропавший''. Оплату труда производили два раза в месяц – аванс и получка. И каждая выдача денег сопровождалась трёхдневной лихорадкой. Завода. Потом перешли к одноразовой выдаче заработанных денег. Стало немного легче. Три дня ожидаемы, а дальше как Бахус на душу положит. Я по молодости и глупости с этим смириться не мог, и года полтора безжалостно отстранял пьяных. (На слегка ''датых'' как бы не обращал внимания. Ну,  невозможно отстранить из 30-ти человек 10-ть – 12-ть) Требовал убирать их из моей смены. У нормальных трудяг находил понимание. У ''обиженных'' понимания не находилось. Было всякое. Чаще просто угрозы. Но после второй смены дорога к автобусной остановке осенью и зимой требовала внимания. Только кого-то наказал, и тебе обещали…   (Весной и летом пользовался мотороллером.)   Мне начальник цеха Валерий Алексеевич Стёпичев постоянно повторял, что других не предвидится, и отправлял ''отсраненцев'' в смену Валентина Александровича Сманцера. Сманцер принимал всех! И поэтому на рабочих местах он оказывался гораздо реже, чем я. Положительная сторона моей самоуверенности и глупости – я быстро освоил весь производственный процесс, и знал как тяжела работа рессорщика. Исчезла проблема незаменимых. Можно долго… Уже долго, но короче не получается.  Сманцер В.А. … Валик… Ему тогда было лет около сорока пяти. Очень надеюсь, он жив. Рессорка - не санаторий – здоровья не добавляла. Ещё один старожил и легенда завода. Его знали все. Он знал всех и всё. Невысокого роста, полноватый. Улыбчивый, добродушный. Безотказный. На заводе кем он только не побывал… От наладчика до старшего матера… И обратно. И снова вверх. Был не против выпить. Проштрафится – понижают. Понадобился – повышают. Он никогда ни на кого не обижался и шёл туда, где был нужен. Для всех был своим. И для рабочих, и для руководителей. Ему посчастливилось родиться 8-го марта. И стало доброй традицией на торжественных собраниях в честь женского дня поздравлять и его. На него могли обижаться, ругать, сердиться, но однозначно уважали и любили. Озорной, всегда готовый на безобидную проказу. Надеюсь вернусь подробней к Валентину Александровичу, а пока… Сманцер, Рудак В.С. начальник ОТИЗа:

- Валентин Александрович, как ты смотришь раздавить бутылочку беленькой после работы?

- Положительно, Виктор Степанович, но одна на двоих – многовато. А не позвать ли нам Виктора Евгеньевича Бурачкова. (начальник производственного отдела).

Позвали.

Бурачков:

Одна на троих? Маловато будет. Давайте возьмём две.

Кончается вечер. Ребята за проходной. Рудак:

- Валик, одной на двоих – много. А две на троих в самый раз? Ты где математику изучал. Долго эта математическая головоломка гуляла по заводу. Увы, нет уже ни Виктора Степановича, ни Виктора Евгеньевича… Опять унесло меня…

Словом осваиваюсь на заводе. Мысли о поисках другой работы как-то ушли. Да и денежный вопрос имел немаловажное значение. Приятно ощущать себя молодым, свободным и относительно богатым. Каждый день что-то происходит. Травмы. Научился достаточно профессионально оказывать первую помощь. Ночная смена. Толик Седун порезал руку между локтем и кистью. Смочил ватный тампон йодом и прибинтовал к порезу. Следующая ночь:

- Начальник, посмотри, как быстро на мне зажило!

Толик разматывает повязку, а там… от пореза нет и следа. Пятно выжженной вместе с порезом кожи. Начинаю извиняться за свою жопорукость и дурость, мол,  учили же и в армии и на военной кафедре, а я.. Толик смеётся:

- Да брось, Аркадий… Надо же тебе на ком-то учиться. Ты мужик ничего. Помню, как сделал вид, что не заметил, что я еле на ногах стою…

И снова ночная смена. Выдалась свободная минута – заполняю наряды в своей коморке. Вдруг, перекрывая грохот оборудования, раздаётся истошный женский крик. Сердце оборвалось куда-то вниз. Вылетаю в цех. Одна сборочная линия стоит. Почти все смеются. И только одна женщина кроет бригадира разными забавными словами. Бригадир, Юхнович Владимир Степанович смущённо улыбается:

- Что случилось, Степанович?  

- Да вот, мыша поймал и показал ей. И протягивает ко мне руку с ''мышом'' в зажатым в кулаке. Никакая это не мышь – кусочек искусственного меха, который попался ему в обтирочной ветоши. Но похоже на мышь. Я начальник, мне улыбаться нельзя. Стыжу крысолова:

- Степаныч! У тебя голова-то где? А если бы девушка отпрыгнула и угодила в механизм конвейера! Взрослый же мужик! Ну, ладно бы пацаны! Дай сюда эту гадость и за работу. На минуту отошёл наряды заполнить а ты….

Забираю кусок злосчастного меха, отхожу в сторону. Складываю мышкой в кулак и… направляюсь к девочке контролёру ОТК. Мы одновременно пришли на завод и подружились.

- Ириша, глянь, я мышку поймал!

Душераздирающий крик переходит в громкое и подробное описание  моих умственных способностей. Точнее – их отсутствия. Попытки умудрённых жизненным опытом женщин, включая первую ''жертву'' мышки, объяснить девушке, что это мастер неумело пытается ухаживать, успеха не имели.

- Ириша, прости мудака! Бес попутал. Не знаю, что на меня нашло.  

Вся смена в лёжку. Я хоть и моложе Степаныча, но уже достаточно взрослый.

Долго я потом свою глупость вкусняшками заглаживал.

Всегда с теплом вспоминаю апрельские субботники на заводе. Занимались изготовлением рессор. На основных операциях стояли рабочие. Обыкновенно, согласившиеся поощрялись премией. А вот на остальных рабочих местах работники заводоуправления. Технологи на оборудование, которое не соответствует требуемым ими стандартам продукции. Работники ОТИЗа – на операции где за смену можно заработать с установленными ими расценками рубль-два. Потом с этими службами проще разговаривать. В рукаве всегда есть козырь,  когда разгорается скандал:

- Да посмотрите, это невозможно сделать. Начальник ОТИЗа за смену на субботнике заработал два рубля. Это его вклад в дело… Где мне взять людей, согласных работать за такие деньги???

Правда, первый субботник на рессорке у меня не задался. Но это в другой раз.  


Отдельная история о рессорке здесь:

https://poezia.ru/works/142617




Аркадий Шляпинтох, 2024

Сертификат Поэзия.ру: серия 1275 № 180764 от 18.02.2024

3 | 3 | 255 | 24.07.2024. 15:14:18

Произведение оценили (+): ["Кохан Мария", "Екатерина Камаева", "Алёна Алексеева"]

Произведение оценили (-): []




Аркадий, годный рассказик - наконец-то в Ваших производственных воспоминаниях появились женщины)
Кстати, никогда не понимала, почему дамы боятся мышей.. Даже думала, что это стереотип, придуманный мужчинами-шовинистами.
Раз уж я к Вам прямиком из виртуальной коммуналки, то позвольте вспомнить одну милую женщину (коротко,  разумеется).
Жила она в нашей старой квартире на Казанской (вкупе с прочим колоритным людом) и работала фрезеровщицей на заводе. У нее была очень необычная внешность - видимо, в предках имелся африканец. Но как он попал на Алтай, откуда она была родом, тайна сия покрыта мраком...
Совершенно африканские черты лица, агатовые блестящие глаза, белая кожа и румянец во всю щеку. Красавица. И большой души женщина, ей можно было доверить все свои девичьи секреты) И она никогда, ни разу ничего не раскрыла, не проговорилась. Всегда утешит и проанализирует ситуацию, да еще и борщом накормит - эдакий домашний психолог. 
А вот жена упомянутого не к ночи сумасшедшего мизантропа Гамажо (описанного мной в салоне), бабка чудовищного вида, рядом с которой и горилла бы показалась топмоделью, обзывала ее "Читой" из-за африканских черт лица..
Вот такие чудеса полного отсутствия самокритики и адского хамства..
Сегодня я подгрузила немного ленту, но учитывая то, что несколько дней там царила тишина, надеюсь, баланс соблюден.)
 



Здравствуйте, Мария! Спасибо! Женщин в рессорке было много. Могу, конечно, посчитать достаточно точно, но это не суть важно. Думаю, треть от работающих будет нормально. На женских плечах, можно сказать, и держалось производство. Когда завод лихорадило – они делали невозможное, если такое было возможно. Прессовщицы перелопачивали за смену в среднем  сорок тонн рессорных листов от 160-ти миллиметров до 2-х с лишним метров. Два раза! Сперва из ящика  в пресс. Затем из пресса в ящик. Итого, через их руки проходило порядка 80-ти тонн за смену. При задымлённости и высокой температуре. Да, на пенсию уходили в 45-ть. Но это ещё надо было дожить. И если мужчины во время и

после работы находили способ снимать стресс, у этих Героических Женщин такой возможности не было. Мужья, дети, покупки… Какие же красивые были эти принцессы рессорки, выходя за проходную! Сколько в них было доброты, понимания, чуткости. Сколько раз случалось ты здороваешься, а тебе вопрос:

- Что случилось?

(Как они замечали???)

- Ребёнок заболел, а с лекарством пока непонятки.

- Подойди к Коле Ворошкевичу. У него жена в аптеке работает. Всем помогает. А ещё попробуй барсуковый жир. У наших охотников всегда есть.

Я буду подробней о них, моих дорогих. Приходили на работу и молодые женщины, но это были часто другие. Уже подсевшие на алкоголь. Лёгкие в общении. Зачастую по направлению из райисполкома. И проблем с ними было не меньше чем…

Ладно, пока выбрал лимит буков.))   

- делали невозможное, если такое было возможно...
подобное напряжение сил требует серьёзной самоотдачи...
конечное дело, если оно было невозможно, то сами понимаете...

PS
a propos, бери три, чтоб второй раз не бегать... Аркадий, тоже небось ваша прибаутка?..
и ещё... медведковый жир, говорят, оченно пользительный...