Виновен ли Алеша Карамазов

Дата: 10-12-2023 | 01:41:40


«…А я тебя, Алеша, и без коньячка люблю!» Виновен ли Алеша Карамазов в смерти отца?


..Эти Карамазовы, все, все четверо, отец и сыновья, - люди подозрительные, опасные, ненадежные, у них странные прихоти, странная совесть, странная бессовестность, один из них пьяница, другой сладострастник, один - бегущий от мира фантаст, другой - тайный создатель богохульных творений...

Герман Гессе, 1919


Совсем недавно перепрочёл «Братьев Карамазовых». Дело это неторопливое, терпеливое и ох как непростое.

Существует тысяча суждений касательно романа. И споров, кто же всё-таки убил старшего Карамазова. И диспутов, кто был соучастником, хотя бы, вернее, в первую очередь - в смысле морального соучастия в преступлении. Еще точнее – моральной соответственности.

Как правило, всё крутится вокруг Мити, Ивана и Смердякова, а Алеша вроде как бы не при делах.

А вот в мистификации Сергея Борисова, стилизовавшего под Артура Конан Дойля расследование убийства Федора Карамазова в рассказике « Смерть русского помещика», есть и такая версия:

Отвергая возможность убийства Карамазова-старшего бульонщиком Смердяковым тем, что тот на самом деле «лишь внушил себе, что убил он, внушил, находясь под сильнейшим воздействием слов Ивана Карамазова, произнесенных в их разговоре у калитки», Холмс/Дойл/Борисов подводят читателя к мысли, что и Алеша мог прикончить папашу.

Ведь Алеша знал об угрозах Дмитрия. Поэтому, либо он  мол не остановил брата, либо сам и убил. Конечно, доставшиеся по наследству денежки он бы использовал исключительно на благое дело!

Какое? По свидетельству Суворина Достоевский планировал создать продолжение романа, в котором героем будет Алеша Карамазов. « Он хотел провести его через монастырь и сделать революционером. Он совершил бы политическое преступление. Его бы казнили. Он искал бы правду и в этих поисках, естественно, стал бы революционером» (Суворин А.С. Дневник. Пг., 1923. С. 16).

Ну, да чёрт с ним. Я имею в виду не Алешу, а Суворина.

А вот с Алешей-то как? Борисов устами Холмса в конце концов заматывает тему, намекая, что по отношению к Алеше он просто-де нафантазировал. Впрочем, у Дойла главный герой всегда Шерлок и его дедуктивный метод. Поэтому, кто преступник для него, собственно, и не важно.

А вот у Кристи Алеша точно мог бы стать преступником. Ведь для нее самое главное, чтобы до последней странички никто не догадался, кто убийца. Алеша для Агаты - лучшая кандидатура.

К счастью, роман писали не Кристи и не Дойл.

Думается, что независимо от нашего отношения к подобной шутке, мы можем признать – такой сюжетец, как минимум, маловероятен. Конечно, Достоевский даже и помыслить не мог о таком. Но парадокс заключается в том, что герои произведения начинают жить независимо от воли их автора.

Алеша, конечно, догадывался, что убийство отца – очень даже вероятная штука. Причем, не только со стороны Мити. И что не только Митя мечтает, что отца не станет. И вместо того, чтобы попытаться предотвратить отцеубийство, младший Карамазов, раздражая проницательного читателя, мечется по сюжету, занимая себя весьма благородными, но на тот момент второстепенными заботами. Нет, чтобы переехать к папаше и попытаться его защитить. Вот тут и возникает вопрос о его фактическом соучастии в убийстве.

Мой старинный друг прислал мне несколько соображений по поводу возможной моральной ответственности Алеши Карамазова за смерть отца: «Алеше Карамазову - 20 лет. В этом возрасте может просто не прийти в голову стать телохранителем…Тем более, учитывая отношения этих людей друг к другу… Алеша, я думаю, просто молился и положился на Бога. А это несоизмеримо надежнее, чем полагаться на человека».

Да, возраст, определенный Достоевским Алеше, серьезный аргумент в его пользу. Но тогда и Ивановы 24, и Митины 28 – также являются аргументом в их оправдание. Особенно по нашим нынешним меркам, когда, как минимум, лет до сорока ты вроде еще и не взрослый мужчина, а так, мальчонка.

Братьев Карамазовых в кино играют «великовозрастные» артисты не только потому, что такие сложные роли 20-летние не потянули бы. Вспомните, в блистательном фильме Пырьева 68 -го Ульянову, играющему Дмитрия, - за сорок, Лаврову - Ивану тоже за сорок, Валентину Никулину- Смердякову – ближе к сорока, да и Андрею Мягкову (Алеша Карамазов) все тридцать.

Это, конечно, не случайно. Герои Достоевского в действительности значительно старше обозначенного биологического возраста. Они сами - часть Достоевского и его трагического жизненного опыта, включившего в себя и отмененную в последнюю минуту казнь ( а ведь один из приговорённых к казни сошёл с ума), и каторгу, и многое другое. Поэтому и спрос с братьев, как со взрослых.

И потом, посмотрите на другого, может быть, самого светлого героя романа - маленького Илюшу Снегирева, который в 12-летнем возрасте с перочинным ножичком защищает честь отца. Вон он-то точно готов стать его «телохранителем».

А что, если бы Достоевский прожил на несколько лет дольше и все-таки написал вторую часть романа, в которой Алеша стал бы революционером и цареубийцей?

В этом случае часть читателей, особенно те, кто веруют, просто отказали бы Достоевскому в праве так менять судьбу их любимого героя, божьего человека. Ну, объяснили бы, что и Достоевский тронулся разумом, поэтому эта часть книжки не считается. И, по-своему, были бы правы. Повторюсь, литературные герои начинают жить собственной жизнью, и тогда даже их создатели могут потерять на них право.




Александр Шведов, 2023

Сертификат Поэзия.ру: серия 924 № 178954 от 10.12.2023

2 | 4 | 196 | 27.02.2024. 04:41:47

Произведение оценили (+): ["Александр Питиримов", "Олег Духовный"]

Произведение оценили (-): []


Саша, «перепрочитав» (в третий, кажется, раз, потому что у твоего «Алёши» сложная судьба — всё время куда-то исчезает с сайта это твоё эссе), я всё же позволю себе не согласиться. «Собственная жизнь» литературных героев — иллюзия. В таком случае что же тогда автор — перефразируя того же Ф.М. — тварь дрожащая или право имеет? «Жизнь» персонажей подвластна создателю-демиургу и законам жанра. Я давно вывел для себя простую (в шутку, конечно) истину: хотите написать классический роман — нет ничего проще. Возьмите молодую женщину с трудной судьбой, влюбите в неё читателя и бросьте её под поезд. Успех у издателей и кинематографистов обеспечен. Алёше (герою) не хватило трагического финала, вот и осталась тема с продолжением открытой, как незакрытый гештальт.

Саш, еще как может 😜
Представь, что Дюма-отец решил, что в очередной истории про мушкетеров Д’артаньян струсит, Атос станет негодяем, а Арамис перестанет ухаживать за своей внешностью! Шиш!!! Читатели не позволят! Даже - чтобы Портос вдруг похудел 😇
 
Прикончив Шерлока Холмса, Конан Дойль нарвался на неприятие читателей. Это еще что - сама английская королева была против. И сыщика пришлось оживить…  
То есть, Шерлок победил  своего литературного отца!



Или вот еще … "Остап Бендер был задуман как второстепенная фигура, почти что эпизодическое лицо. Для него у нас была приготовлена фраза, которую мы слышали от одного нашего знакомого бильярдиста: «Ключ от квартиры, где деньги лежат». Но Бендер стал постепенно выпирать из приготовленных для него рамок. Скоро мы уже не могли с ним сладить. К концу романа мы обращались с ним, как с живым человеком, и часто сердились на него за нахальство, с которым он пролезал почти в каждую главу…»
Ильф-Петров

"Кто-то из посетителей Ясной Поляны обвинил Толстого в том, что он жестоко поступил с Анной Карениной, заставив ее броситься под поезд. Толстой улыбнулся и ответил: - Это мнение напоминает мне случай с Пушкиным. Однажды он сказал какому-то из своих приятелей: "Представь, какую штуку учудила со мной Татьяна. Она замуж вышла. Этого я никак не ожидал от нее". То же самое и я могу сказать про Анну Каренину. Вообще герои и героини мои делают иногда такие штуки, каких я не желал бы! Они делают то, что должны делать в действительной жизни и как бывает в действительной жизни, а не то, что мне хочется. Все писатели хорошо знают эту неподатливость героев. "Я в самом разгаре работы, - говорил Алексей Николаевич Толстой, - не знаю, что скажет герой через пять минут. Я слежу за ним с удивлением". Случается, что второстепенный герой вытесняет остальных, сам становится главным, поворачивает весь ход повествования и ведет его за собой. Вещь по-настоящему, со всей силой, начинает жить в сознании писателя только во время работы над ней. Поэтому в ломке и крушении планов нет ничего особенного и ничего трагического. Наоборот, это естественно и свидетельствует только о том, что подлинная жизнь прорвалась, заполнила писательскую схему и раздвинула, и сломала своим живым напором рамки первоначального писательского плана. Это ни в коей мере не опорочивает план, не сводит роль писателя лишь к тому, чтобы записывать все по подсказке жизни. Ведь жизнь образов в его произведении обусловлена сознанием писателя, его памятью, воображением, всем его внутренним строем".
(К. Паустовский "Золотая роза")


История с Шерлоком Холмсом известна. Но не упускай из виду, что это был вполне себе успешный коммерческий издательский проект, и когда Дойл отправил Холмса на дно Рейхенбахского водопада, издатель мог инициировать сотни и тысячи гневных читательских писем в адрес писателя, а, если бы потребовалось, то и сплетни насчет опечаленности судьбою Холмса Её Величества, и озабоченности епископа Кентерберийского.

Что касается Остапа - есть весьма характерное свидетельство его авторов, вложенное в предисловие к "Золотому Теленку":

"Обычно по поводу нашего обобществленного литературного хозяйства к нам обращаются с вопросами вполне законными, но весьма однообразными: "Как это вы пишете вдвоем?"  Сначала мы отвечали подробно, вдавались в детали, рассказывали даже о крупной ссоре, возникшей по следующему поводу: убить ли героя романа "12 стульев" Остапа Бендера или оставить в живых? Не забывали упомянуть о том, что участь героя решилась жребием. В сахарницу были положены две бумажки, на одной из которых дрожащей рукой был изображен череп и две куриные косточки. Вынулся череп и через полчаса великого комбинатора не стало. Он был прирезан бритвой".

Всё просто, Саш, представь, что ты автор "Остапа". Берёшь сахарницу и... туда ему, любимцу читающей публики, дряни этакой и дорога. 

Жребий Ильф с Петровым, если не приврали, тянули 😇 И значит, вроде это они самостоятельно решили судьбу Бендера, зарезав на последних страничках «Двенадцати стульев». 

На ведь затем воскресили в «Золотом теленке». Потому что  читатели требовали новых приключений. Да и ни чему было отказываться ни от дополнительных ассигнаций, ни от растущей славы.

Значит, от них мало что зависело в этом контексте!

Но есть и другой, не менее важный аспект. Например, герой пьесы (и фильма) «Давным-давно» поручик Ржевский давно живет своей жизнью В АНЕКДОТАХ, которые знают и пересказывают все, таким образом прочно заняв место в культурном ландшафте страны именно в этой роли. То же самое произошло и со Штирлицем и многими другими литературными или киношными героями.

А их первоначальные «родители» ничего не могли с этим поделать…