Райнер Мария Рильке. Лебедь (Рекомендованное)

Это мука: скованно и тяжко

пробивать дорогу; тем трудней

лебедю, чей каждый шаг – промашка.

 

Кажется, что смерть с ее загадкой –

вызов всем устоям наших дней.

Так и он спускается с оглядкой

 

нá воду, что с нежностью манящей,

словно счастье жизни преходящей,

плещется под ним – волна к волне.

Он же, вызревая к высшей славе,

все уверенней и величавей

царственно мирволит быстрине.

 

Der Schwan



Diese Mühsahl, durch noch Ungetanes
schwer und wie gebunden hinzugehn,
gleicht dem ungeschaffnen Gang des Schwanes.

Und das Sterben, dieses Nichtmehrfassen
jenes Grunds, auf dem wir täglich stehn,
seinem ängstlichen Sich-Niederlassen - :

in die Wasser, die ihn sanft empfangen
und die sich, wie glücklich und vergangen,
unter ihm zurückziehn, Flut um Flut;
während er unendlich still und sicher
immer mündiger und königlicher
und gelassener zu ziehn geruht.

Aus: Neue Gedichte (1907)




Игорь Белавин Песни, поэтический перевод, 2023

Сертификат Поэзия.ру: серия 3879 № 176418 от 13.08.2023

Рекомендованное | 2 | 2 | 312 | 23.02.2024. 12:37:06

Произведение оценили (+): ["Владимир Мялин", "Ирина Бараль"]

Произведение оценили (-): []


Игорь, спасибо Вам за хороший перевод!

Для сравнения прочитала и другие работы по этому тексту Рильке. Посмотрела подстрочник. Удивилась, что по мыслям, содержанию подстрочник оказался лучше некоторых переводов. У Рильке и конкретнее, но в то же время глубже, горше и  величественней. Согласна с Вами, что перевод С. Крынского очень достойный и более близок к оригиналу. У Богатырёва хорошо, по-моему, передана интонация.

Игорь, Ваш перевод  удачен по общему настрою, но некоторые детали вызвали у меня сомнения  выбором лексики, стилистической окраской. Вы, кажется, просили высказывать прямо свои мнения. Последую Вашему совету.

1. Во втором терцете смутила вторая строка: «вызов всем устоям наших дней»: по – моему, это как-то слишком современно, особенно слово  «устоям». Хотя у Рильке здесь есть родственное слово «стоим», всё-таки «устои» звучат как-то слишком общо и  официально. У Рильке больше личного, даже, может быть, сокровенного.

2.Первая строка в заключительной части: «… на воду, что с нежностью манящей…». По–моему , предлог «с» здесь лишний, хотя употребление возможно и с ним. Разве что для благозвучия лучше.

3. Последний терцет:

Он же, вызревая к высшей славе,

всё уверенней и величавей

словно бы снисходит к быстрине.

Очень хорошее заключение и по смыслу, и по торжественному звучанию. Впечатление рильковское. Без упоминания о царственном (королевском) величии всё- таки добились высокого звучания  и смысла.

В последней строке слово «снисходит» чуть смущает. В нём оттенок снисходительности, словно бы свысока, даже с неким пренебрежением. У Рильке этого нет. По- моему, «нисходит» гораздо точнее. Величие , но не превосходство. Поэтому и   «высшая слава» как-то не очень: слишком «шумно»,  даже будто к награде обязывает, по–нашему пониманию. А у Рильке величие и покой, умиротворение.

Он, Лебедь, как бы ценен сам по себе, как высшее создание природы, ему ни к чему суетная человеческая слава. А в конце он возвращается в свою стихию. Освободившись от тяжести земной,  обретает  истинное лицо.

Игорь, это только мои впечатления и сопоставления. Можете не принимать их в расчёт. Мне так дороги эти образы и размышления Рильке! Сама так часто думаю, только у меня  вместо  Лебедя, Пантеры… – деревья.

С уважением, В. Т.

Я не раз упоминал, что жду внимательного разбора переводов. Именно такое «внешнее» прочтение мне интересно, так как помогает уточнять детали. Помогает еще раз вернуться к тексту оригинала. Мой метод перевода имеет такую особенность, что я сначала готовлю общую структуру текста перевода (из-за чего почти никогда не делаю общего подстрочника), а уж потом дорабатываю детали. Причем порой много позже, чем перевод сделан и даже опубликован. Прав или неправ консультант, дело десятое. Иногда при том, что консультант (тем более в инете) не прав, все-равно лишний раз заглянуть в текст не вредно. Так что критикуйте на здоровье!

Именно по этим причинам я крайне редко что-то доказываю. Бывает, надо что-то доказывать редакторам, поясняя, почему я не принял тот или иной совет (редактора обижаются, они-то уверены, что правы!). Но это 1 раз на 100 или еще меньше. А бывает, что я не прав, а редактор прав, а я уперся и протолкнул неверный вариант в печать (так один раз случилось с переводами Гельдерлина). Но и это не трагедия, перевод – искусство возможного.

Сразу соглашусь с «снисходит», тут я похоже перемудрил.

Спасибо за подсказки.

Ваш И.Б.