Разве это на свете зовётся печалью

Дата: 03-10-2022 | 12:35:09

* * * 1

Всю жизнь искали красоты,
её небесных сот.
И стали как трава просты,
как явор и осот.

Я сам не ведал, что творил,
чья музыка в ушах,
а это ветер говорил
в вечерних камышах.

Не бойся, и иди на звук,
на запах, на печаль.
Из всех оставленных наук
мне ни одной не жаль.


* * * 2

Ты, грусть, медлительно смертельна.
Сначала - нежная княжна,
как будто верная жена
с бельём фиалковым постельным.

Но после изнуряешь дух
своею тайною простою,
своей наивной правотою,
что ты всегда одна из двух.

И вот в уме и полной силе
склоняемся мы головой,
не помня уж, чего просили
у безнадежности живой.


* * * 3

Самогону добыли
на Маланьину свадьбу,
а Маланью забыли,
а могли и позвать бы.

И одно только было
у Маланьи желанье -
пирогом бы кобылу
угостила Маланья.

И кобылка как сватья
пирог бы жевала
и Маланьюшку в платье
поцеловала,

и смешливою ланью
взглянула б лошадка
и пошла за Маланьей
ни валко ни шатко...

И когда б до закланья 
доживала, дыша,
снилась ей бы Маланья -
родная душа.


* * * 4

Не пьётся, не живётся
чего-то на дому,
и он сбежать клянётся
в подветренном дыму.

Полжизни собирается,
решает умереть,
никак не умирается
и хочется смотреть.

И голову сжимает он
как высохшую дыню,
и ничего не понимает он
глазами молодыми.


* * * 5

Мне стыдно перед летом
за то, что предал я
заносчивость поэта,
горячку соловья.

Ах, голова ты трезвая,
разумные года,
верёвочка железная -
житейская нужда.

Никем я не умею 
на этом свете быть -
бумажным только змеем
по воздуху бродить.

Сухой бурьян под горкой,
а дальше синева,
и божьею махоркой
просыпана листва,

и облако рябое,
как память, как душа,
плывёт само собою
и тает не спеша.


* * * 6

Проходит жизнь как дама-прокурор,
в её глазах презумпция лучится:
ты - семьянин и верный друг, а ты не вор,
а ты не добивал подраненную птицу.

И общая душа почти сентиментально 
любезной прокурорше мимозу подаёт.
Покашливает снег, мимоза вянет моментально,
и круглыми глазами смотрит новый год,
и все спускаются в подземный переход


* * * 7

Вот и солнца живые нажимы
по снегам, по ветвям, по глазам,
что ж не рады с тобой мы, что живы,
и распахнутым ветром не дышится нам.

Бесконечным наждачным асфальтом
от посёлка до ближних синих небес
мы идём с немотою в обнявшихся пальцах,
и над нами безмолвный колышется лес.

И в распахнутых вечно воротцах ненужных
веет словно обидой от смерти родной,
и сугробы глядят с катарактою в лужах, -
вот пришли, постоим и вернёмся домой,
от весны поскорей бы с последней зимой...


* * * 8

Мы давно отменили свои именины,
и уже начинаем забывать имена.
Смотришь в стену, и словно прозрачной лепниной
проступает в потёмках стена.

И пока это полубезумие длится -
облетают деревья, седеет листва,
испаряется воздух, морщинятся лица
и насквозь каменеют глаза и слова.

Разве это на свете зовётся печалью,
нет, наверно не это, а что?
расскажи, ради бога, что было в начале,
помоги рукава отыскать у пальто...







Владимир Старшов, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 3533 № 170351 от 03.10.2022

4 | 10 | 238 | 02.12.2022. 06:12:38

Владимир,  про Маланью великолепно! Как рубин в кольце.
Кольцо же - все остальные стихи цикла, чистые, как серебро высокой пробы).

Спасибо, Владимир, за поддержку  этой моей попытки передать знакомое всем нам чувство - стояния на сквозняке прожитой жизни. Попытки заведомо тщетной, но это и хорошо, до выразимости и не дойти, и не надо, может быть, доходить.

Конечно, хорошо. Словно сама вечность задержалась в этом томительном процессе: невозможности выразить, но - поиска. 

Поразительный цикл, Владимир. Пронзительный.
...
И в распахнутых вечно воротцах ненужных
веет словно обидой от смерти родной,
и сугробы глядят с катарактою в лужах, -
вот пришли, постоим и вернёмся домой,
от весны поскорей бы с последней зимой...

куда ж выразимей-то...

Нина, не знаю какие говорить слова в благодарность за Вашу чуткость поэтическую и человеческую. Сказать, что тронут - это не то. Вы удивительный и прекрасный человек и поэт. Я уверен, что для Вас
поэзия - способ жизни. Это не лучший выбор, но это и не выбирают. И такой путь не прощает измены. Спасибо Вам за то, что Вы такая настоящая.



  

Владимир, речь тут важнее повести не о чьей-то читательской чуткости - или нечуткости - но о том, что этих Ваших стихов, на мой взгляд, глубоко и самородно духовных, - и не только этих, но и вообще ни одного - нельзя будет прочесть в готовящемся сборнике поэтов сайта. Во всяком случае, в опубликованном списке авторов я с удивлением не обнаружила Вашего имени. Вот это и печально.
Вы на сайте недавно, редактор мог и упустить, что по-человечески понятно.
Но... поправимо!
"пока верстаются сборники, пока они не отданы в корректуру и в тираж, то бишь числа до 15-го октября, авторам, желающим присоединиться к участию, не возбраняется подать заявки на рассмотрение редакторам на общих основаниях".
...
забегая вперед, то бишь предполагая (может быть, наивно), что Вы ничего не имеете против того, чтобы последовать моей заинтересованной подсказке, я бы посоветовала Вам проявить инициативу и связаться с редактором, при этом к циклу "Разве это на свете зовется печалью..." добавить "Острог, монастыри и храмы..." и "Воскресенье, к двенадцати просыпающийся посёлок..."

С поклонением и глубочайшим уважением,
НЕ.

Нина, спасибо за Ваше беспокойство, но в ситуации со сборником причина только во мне самом. С самого начала Александр Питиримов и Любовь Берёзкина предложили мне участие с величайшей доброжелательностью. Я отказался, что с моей стороны
выглядело довольно-таки странно, мягко говоря. Любовь Берёзкина настойчиво просила меня подумать,
спрашивала о причине отказа. Я и сам толком эту причину не могу сформулировать. Главное, наверно, -
моё одичание лет за двадцать полной поэтической
одинокости. Немного ещё то, что нехорошо новичку
так с ходу получать страницы. Ещё финансовая сторона,
хотя Любовь об этом спрашивала и хотела предложить
решение. Как бы то ни было, дело всё во мне, и мне неловко, что так вышло. Думаю, что ничего страшного
не случилось, всё ещё впереди. Не придавайте значения
иррациональным мелочам, все мы по-своему странные.

н-да-а... смешновато с моей стороны получилось )
зато с Вашей стороны, Владимир, вдохновительно!
...
между прочим, я только иррациональному и придаю значение. К примеру - Вашими молитвами (иначе и не скажешь) - бригАнтская кривая потихоньку заскрипела, наконец... Значит, живая? - А Вы говорите, не в мелочах жизнь... В мелочах, еще как в мелочах! ))
всё нормально.

Все мы инструменты (в т. ч. музыкальные) в руках Господних. Подборке Владимира Петровича Старшова быть в книге!