Юрий Казарин. Поэтическая гармония. Часть первая

Поэтическая гармония — это твердый порядок расположения частей, компонентов и единиц в единой системе формально-содержательных, поэтологических и культурологических комплексов поэтического текста, обеспечивающий общее, единое, цельное, связное и завершенное (структура поэтического текста может быть и открытой, и прикрытой, и герметичной) функционирование всех элементов поэтического текста, которые одновременно, последовательно, доминирующе и периферийно участвуют в организации просодической, языковой, смысловой, образной и т.д. системы текста. Поэтическая гармония соединяет в тексте и в сознании читателя различные, но находящиеся в единстве системы фоно-музыкальной, просодической, языковой и лингвоантропологической (поэтическая картина мира, внутренний мир поэта, языковая, текстовая и культурологическая личность автора и вслед за ним читателя и т.д.) природы. Поэтическая гармония понимается в широком смысле (как результат поэтического познания) и в узком (как один из основных, генеральных признаков поэтического текста наряду с такими общими признаками, как системность, структурность, функциональность, цельность, неаддитивность, воспроизводимость, идиоматичность [форм и содержаний поэтического текста], герметичность и открытость смысловых структур, эвристичность, экспериментальность, энигматичность, комплетивность (языковая и смысловая), графичность, просодичность и др.). Поэтический текст — это уникальная функционально-эстетическая система(1), которая обладает как общими признаками текста(2), в том числе художественного прозаического и драматургического, так и специализированными, присущими только тексту поэтическому. Различаются тексты поэтические и тексты стихотворно-литературные(3): первые, в отличие от вторых, появляются в результате поэтического познания генеральных предметов бытия, являющихся аспектами главного объекта познания — невыразимого. Существуют очевидные факторы поэтологического характера, которые позволяют автору создавать поэтические тексты. Ведущий фактор здесь — наличие поэтического дара, таланта. Стихотворец-литератор обладает талантом иного качества и объема — талантом литературным и стихотворным.

Поэтическая гармония, как уже говорилось, кроме двух указанных пониманий данного феномена имеет еще одно: поэтическая гармония — это метатекстовое образование, или общая сфера поэтического текста со всеми наращениями внетекстового, сверхтекстового, подтекстового и затекстового характера.

Методика описания и анализа поэтической гармонии основывается, с одной стороны, на общих, известных науке направлениях исследования текстоведческого характера; с другой стороны, такое изучение текста использует известные методы исследования поэтического текста. Итак, перечислим направления, характерные для общей методологии изучения поэтического текста:

 

1. Стиховедческое направление;

2. Дискурсивное направление (изучение единиц просодии);

3. Системно-структурное, функциональное и компаративное направления;

4. Лингвоаналитическое направление (изучение единиц языка в тексте);

5. Антрополингвистическое, антропопоэтическое, поэтологическое направления (изучение языковой и поэтической картин мира, языковой и текстовой [культурологической] личности поэта; изучение фактов биографии и фактов текстологического характера [время, место, условия написания текста]);

6. Культурологическое, этико-эстетическое направления (изучение фактов истории, культуры, этики, эстетики и т.д.);

7. Идеографическое ([поэтическая идеография] изучение функционально-денотативных и семантических систем и структур, образованных и выраженных всеми единицами поэтического текста);

8. Дополнительные направления (философское, религиозное и др.).


Анализ поэтической гармонии производится с учетом всех указанных направлений исследования поэтического текста.

 

Общая методология исследований поэтического текста включает в себя следующие методы анализа единиц поэтического текста:

 

1. Анализ поэтической графики;

2. Анализ звуковой формы (оболочки) стихотворения;

3. Анализ единиц просодии (поэтического дискурса): метр, ритм, аллитерации, музыкальность, рифма, структура строфы и др.);

4. Фонетический и фоносемантический анализ текста;

5. Деривационно-грамматический (морфологический) анализ текста;

6. Лексико-стилистический анализ текста;

7. Лексико-смысловой анализ текста;

8. Идеографический анализ текста (поэтическая идеография);

9. Структурно-синтаксический анализ строфы, текста;

10. Антрополингвистический анализ текста;

11. Этико-эстетический анализ текста (этико-эстетический анализ стихотворения);

12. Поэтологический анализ стихотворения;

13. Культурологический анализ текста;

14. Анализ поэтической гармонии (производится на основе данных, полученных в ходе указанных выше тринадцати видов анализа поэтического текста).

 

Единицы поэтического текста, участвующие в формировании, реализации и функционировании гармонии, являются одновременно (в метафункциональном и в метатекстовом отношении) единицами поэтической гармонии. Природа этих единиц является одновременно и внутритекстовой, и внетекстовой, и метатекстовой, что способствует формированию особой аксиологической системы, или системы оценки (прежде всего этико-эстетической) гармонии как функциональной системы всех единиц поэтического текста. Следует отметить, что метод поэтической идеографии обогащается материалом внетекстового, метатекстового и сверхтекстового характера. Функция поэтического познания под воздействием энергии поэтической гармонии перерастает в функцию мирообразующую (внутренний мир поэта), духографическую (духовность как центр любой художественной картины мира) и в онтологическую (ориентированность поэтической гармонии на Абсолют, способный на основе триединства Истины, Добра и Любви обеспечивать динамику трансформации в онтологической триаде Хаос — Космос — Экос).

Поэтическая гармония — это сложнейший бытийный, антропологический (психо-эмоциональный, сенсорный, оценочный, а главное — деятельностный), эстетический и нравственный феномен. Человек, художник, поэт, участвуя в процессах гармонии поэтической, одновременно является и сотворцом, и наблюдателем (воспринимателем) гармонии общей, онтологической. Человек в процессе гармонизации (одновременно и онтологической, и эстетической, и художественной, и поэтической) играет множественную роль субъекта гармонии (ее создателя), ее объекта, ее со-творца (Абсолют и человек), творца гармонии (поэт и текст), того, кто воспринимает и оценивает гармонию, и того, кто (поэт) является частью гармонии своей судьбой, жизнью и творчеством. Поэт есть не только часть своего стихотворения, но и часть красоты и силы поэзии, внутренним движением которой (в числе других) является гармония.

Поэтический текст излучает гармонию различного качества. Качество поэтической гармонии определяется спецификой природы единиц текста, функционирующих в различных сферах стихотворения: в графической, в фоно-музыкальной (звуковая оболочка текста), в просодической, в языковой, в функционально-денотативной и семантической (концептуальной), в лингвоантропологической, в поэтологической и в культурологической. Разные виды энергии, синтезируясь в единое целое (музыкальная, просодическая, языковая и др. виды энергии), создают новый вид энергии — энергию гармонии. В основе порождения энергии поэтической гармонии лежит закон формально-содержательно-функциональной пересекаемости единиц текста (стихотворения). Рассмотрим стихотворение О. Мандельштама «Что поют часы-кузнечик…» (1918).

 

Что поют часы-кузнечик,

Лихорадка шелестит,

И шуршит сухая печка, —

Это красный шелк горит.

Что зубами мыши точат

Жизни тоненькое дно, —

Это ласточка и дочка

Отвязала мой челнок.

Что на крыше дождь бормочет, —

Это черный шелк горит,

Но черемуха услышит

И на дне морском: прости.

Потому, что смерть невинна

И ничем нельзя помочь,

Что в горячке соловьиной

Сердце теплое еще.


Анализ единиц этого текста, участвующих в порождении и выражении поэтической гармонии производится последовательно — от единиц графической до единиц культурологической сферы стихотворения.


 

Поэтическая графика

 

В графическом отношении стихотворение представляет собой четыре катрена с короткими строками. Строфы расположены по вертикали вниз — столбцом, колонкой — вполне традиционно. Такое положение строф (графического строфораздела) в процессе восприятия (зрительного) стихотворения порождает гармоническую связь традиционного и современного стихотворчества и стихопечатания (записывания). Такая связь традиции и современности порождает гармонию культуры поэзии, культуры стихотворчества, культуры поэтического текста.


 

Звуковая форма стихотворения

 

Внешняя звуковая (мелодическая, музыкальная) форма стихотворения организована гармонично в артикуляционном («голосовом») отношении. Центром звуковой гармонии оказываются консонанты: аффрикаты Ч (11 повторов) и Ц (1 раз). Необходимо помнить, что мы имеем дело со сложной единицей — звукобуквой, имеющей и звуковое, и графическое (связь и единство поэтической фонетики и поэтической графики); шипящие Ш (8 раз), Ж (2 раза) и Щ (1 раз) и заднеязычные взрывные К (9 раз) и Г (2 раза). Гласные звукобуквы употреблены здесь почти в равном количестве. Именно аффрикаты и заднеязычные составляют основу процессов порождения фоносемантических значений и смыслов, которые будут рассмотрены ниже. Аффрикаты и шипящие, с одной стороны, и заднеязычные, с другой, — являются частями единого гармоничного целого. Высокая частотность и пересекаемость этих звуков (звукобукв) обеспечивает наличие системы гармонии, которая функционирует своими двумя частями соразмерно, согласно и совершенно, образуя формально-звуковой центр гармонии стихотворения, который, в свою очередь, пересекается с гармонией графической формы текста и тем самым усиливает графико-звуковую часть общей поэтической гармонии текста.

 

______________________________________________________________

 

 

1 Казарин Ю.В. Поэтическое состояние языка (попытка осмысления): Монография. — Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2002. — 448 с.

2 Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. — Изд. 4-е, стереотипное. — М: КомКнига, 2006. — 144 с. — (Лингвистическое наследие XX века). Бабенко Л. Г. Филологический анализ текста. Основы теории, принципы и аспекты анализа [Текст]: учебник для студентов филологических специальностей вузов / Л. Г. Бабенко. — Москва; Академ. Проект; Екатеринбург: Деловая кн., 2004. — 462, [1] с.; — (Gaudeamus) (Учебник для вузов).

3 Казарин Ю.В. Поэзия и литература: книга о поэзии. — Москва; Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2017. — 178 с.



Юрий Казарин. Поэтическая гармония. Часть вторая

Юрий Казарин. Поэтическая гармония. Часть третья



Юрий Викторович Казарин — поэт, лингвист, профессор филологического факультета Уральского государственного университета им. А. М. Горького. Член Союза писателей России (1989, один из его поручителей А. А. Тарковский), председатель Екатеринбургского отделения. Стихи публиковались в журналах «Урал», «Октябрь», «Знамя», «Юность», «Новый мир» и др., а также в США, Испании и Италии. Родился в 1955 г. в Свердловске. Выпускник филологического факультета УрГУ, ученик профессора Э. В. Кузнецовой. Принадлежит к Уральской семантической школе. В 1984—1987 гг. преподавал русский язык за границей. В 2002 защитил докторскую диссертацию на тему «Поэтический текст как уникальная функционально-эстетическая система». В УрГУ читает все основные курсы по специальности «Русский язык», участвует в лексикографической работе кафедры современного русского языка. C 2010 года зав. отделом поэзии журнала "Урал". Области научных интересов: поэтическая фоносемантика, лексикография, лексическая семантика, языковая способность, русская языковая поэтическая личность, филологический анализ поэтического текста.




Редколлегия Поэзия.ру, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 339 № 167700 от 21.05.2022

2 | 0 | 128 | 25.06.2022. 22:10:11

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.