Выбор

Барьер между жизнью и смертью.

Хрупка иль надёжна опора?

Весною проклюнется ветвью

бесцельность сакрального спора.


А выбор чем ближе, тем дольше,

уходит в глубины сознанья-

неважно: счастливей иль горше-

Последнее это свиданье.

 

Сплетутся в единое требо

и праздник небесный, и тризна.

Уходят в открытое небо

вся роскошь и вся укоризна.

 

Дорогой по звёздным приметам

всю жизнь соберёшь до рассвета.




Вера Тугова, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 2017 № 165903 от 08.02.2022

1 | 3 | 177 | 26.06.2022. 11:11:04

Тема: Re: Выбор Вера Тугова

Автор Владислав Кузнецов

Дата: 12-02-2022 | 03:50:23

На мостик, где дремлет химера
над звездностью непостоянной,
взойдём, как положено, Вера,
просветной весной покаянной..
Лучше примкнём к вешнему оживлению.
Потом к цветению...
Напишем несколько добрых строк.
Остальное не нам решать. 
Спасибо, Вера.


Тема: Re: Re: Выбор Вера Тугова

Автор Вера Тугова

Дата: 12-02-2022 | 20:38:43

А цветение вслед оживленью –

пусть оттает душа понемногу,

как застывшее в стужу растенье

вдруг вдохнёт ожиданья тревогу.

 

Спасибо, Владислав, я теперь тоже считаю время  не по годам, а по состоянию природы. По крайней мере  эти времена- состояния более разнообразны, чем одноликие года.

«Остальное не нам решать».  Согласна, но велико бывает искушение иногда заглянуть за горизонт, хотя то, что там привидится, никогда не соответствует нашим мечтам и представлениям. Как хорошо, что Вы это понимаете и не желаете дразнить гусей.

Да, кстати, мой любимый поэтический век - тоже Серебряный: очень разнообразны там дарования, да и времена удивительные. В последнее время читала  «Орфографию» Д. Быкова о событиях 1918-19 годов в восприятии творческой интеллигенции Петербурга. Сейчас Быкова именуют обобщённо писателем. Проза его, видимо, больше вдохновляет. К восприятию вашего города для меня ещё добавились быковские впечатления о нём глазами главного героя, пожалуй, наиболее интересные мне. Помню, что наш профессор А.В. Флоря считал Д. Быкова хорошим поэтом.

Мой дядя, который всю жизнь прожил в Латвии (мы у них отдыхали почти каждый год – очень живописные места) всегда к юбилейным датам дарил нам редкие по тем временам книги. У него была уникальная библиотека. Кроме всего прочего состоял в обществе филателистов и всегда ездил на их собрания в Ригу. И мой отец, и брат отца (наш дядя) были родом с Псковщины. И звали дядю очень интересно, по- моему:  Павел Павлович Павлов. На Псковщине,  которую я полюбила ещё с раннего детства, так принято: фамилия по имени деда. Наша псковская бабушка жила  в 14 км от Михайловского: в гости к Пушкину мы всей семьёй ходили пешком. Это были самые яркие впечатления моего детства.

Дядя по окончании университета  подарил мне полное собрание сочинений А. Блока. Чуть раньше -  «Португальские письма» Гийерага. Он как будто чувствовал  интеллектуальные потребности каждого члена нашей семьи. В то время я была страшной мечтательницей и боготворила  Блока. Но со временем вкусы и пристрастия меняются. Извините,  Владислав, мою болтливость: слишком по Вам соскучилась.

Всех Вам благ и хороших впечатлений! С уважением, Вера.

Тема: Re: Re: Re: Выбор Вера Тугова

Автор Владислав Кузнецов

Дата: 13-02-2022 | 00:55:33

Доброго времени, Вера.
И душа, словно льдина, отчалит
В дрейф по старым дворам и по кухням,

К тем, с которыми в самом начале
Мы не знали, что тронется лед...
Мастерская Митяева...
Не знаю - какой поэт Быков. Литератор хороший.
Похож на циничного увальня, который неплохо устроился.  «Португальские письма» Гийерага у меня прошли незаметно. Я начал читать лет с 3-х - 4-х.
Со сказов Бажова. Детского изложения Шахерезады.
Нечто подобное «Португальским письмам» мне случилось однажды прочесть. Как потрясение громом небесным. Это была личная переписка соседа по кабинке в Советской Армии. Командный пункт переводили из бункера в панцирь. Я последним покидал казематы. Недели две сидел один в этой скале по 12-ть часов. А парень забыл забрать переписку со своей Прекрасной Девой... Да так и было - отсыл лет на 500-т назад. Он был Светлым Князем. Они так общались... Как будто они есть, а мира ещё нет. В предмирье каком-то. Очень личная переписка. А наяву он шнырял бритым казарменным духом. Я прочёл. Несколько дней помолчал пришибленно. Потом ему признался...
И он так посмотрел сквозь меня из своего далека.
Сказал - ничего, нормально...
А если б издать письма той Девы - Гийераг отправился бы на покой. Не смог бы заниматься переизданием...
Интересные имена бывают. Моего папку, например, звали Григорий Никонович. (По паспорту - Николаевич). По малолетству он был таким голубоглазым арийчиком, таким блондинистым немчиком во времена оккупации - что без буханки хлеба с прогулки не возвращался.. Кто он и откуда - я уже не узнаю. Как и о маме, оставленной в каком-то госпитале на предмет выживания. Выжить - она выжила. А семьи больше не видела. Такое у меня особенное деревце.
Тоже немножко разболтался на ночь...
Внучка завтра играет где-то на балалайке. 
Впечатления будут. Всего-всего Вера.
Лучшее всегда впереди... Нам туда.
п.с. Ни разу не был в Михайловском. 
На Поляне... В Спас-Клепиках..
Впечатления будут. Спасибо, Вера.
Вообще-то лучше говорить: Благодарствуйте...
Так и говорю.