Эдмунд Спенсер. Видения Петрарки

Дата: 02-12-2021 | 20:18:09

I


Из своего окна я одиноко
Глядел на странный мир: куда ни глянь,
Везде есть то, что омрачает око.
Вот справа от меня явилась лань:
Ни пятнышка, стройна, прекрасна телом;
За ней гнались два неуёмных пса:
Один был чёрным, а другой был белым.
Не сжалились над нею небеса:
Увы! довольно скоро силой злою
Бедняжка та была побеждена;
Вся в ранах рваных, под большой скалою
Упав на землю, умерла она.
   Смерть красоту невинную сгубила;
   Не потому ли на душе уныло?

 

 

II

Корабль слоновой кости и эбена
Увидел я затем на глади вод:
Из шёлка снасти, паруса – отменны.
Был слабым ветер, ясным – небосвод;
Сокровищами трюмы были полны.
Внезапно шторм нарушил там покой:
Так, разъярён и страшен, вздыбил волны,
Что о скалу на дне пучины той
Большой корабль разбился, к сожаленью,
И сгинул в бездне моря без следа.
О, горе! От ужасного виденья
Пришёл я в замешательство тогда:
   В одно мгновенье всех богатств не стало –
   А было их на корабле немало.

 

 

III

В тени, под пышной кроной лауреля,
Себя увидел я: зелёный рай,
Где раздавались солнечные трели
Слетевшихся совсюду птичьих стай.
Свой слух я услаждал их дивным пеньем
И любовался свежею листвой;
В тот час для глаз моих отдохновеньем
Был этот лавр... Но тучей грозовой
Нахмурилося небо, и ненастье
Нежданно омрачило всё вокруг;
И царственное дерево на части
Огнём небесным раскололо вдруг.
   Впредь я нигде, к большому огорченью,
   Не наслажусь такой блаженной тенью.

 

 

IV

Из-под скалы бил ключ живой струёю
И вниз, журча, стекал; там лес был глух:
Туда не приходили за водою
Ни грубый сельский житель, ни пастух;
Но музы и прекрасные наяды
Любили под журчащий водопад
Настраивать их сладкие рулады,
Чему я сердцем был безмерно рад.
Увы, их голосами насладиться
Мне больше никогда не суждено:
Земля разверзлась, поглотив криницу,
А с ней и место встреч их заодно.
   Страдая, вспоминаю каждый день я
   О том, как преходящи наслажденья.

 

 

V

Я Феникса увидел: крылья птицы
Пурпурны были, хохолок – златым;
В лесу, один, в сиянии денницы
Казался он созданьем неземным.
Он прилетел к расколотому древу
И к месту, где когда-то был родник.
Всё в мире этом преходяще! Где вы,
Те радости, к которым он привык?
И Феникс, видя древа разложенье
И то, что вся вода, увы, ушла,
Себя ударил клювом, в небреженье
Оставлен; боль мне сердце обожгла
   От жалости к судьбе его несчастной.
   И да не зреть мне смерти столь ужасной!

 

 

VI

И, наконец, видение мне было
Прелестной и желаннейшей из дев:
Среди цветов и трав она бродила,
Нежна, и всё ж венец любви презрев.
Казалось, в снег её одежды белой
Златая нить чудесно вплетена.
Во мраке тучи разом потемнелой
Была змеёй укушена она;
И, ослабев, обмякла вся от яду,
И на небо взошла наверняка.
Увы, здесь всё подвержено распаду,
А вечны только горе и тоска.
   Несчастны, жалки жизни, уносимы
   Штормами судеб так неумолимо.

 

 

VII

Когда всю тщетность вижу я порою
Вселенской славы и мирских сует,
И смертных – тех, что брошены судьбою
В морях несчастий горестных и бед,
Мне хочется бежать от жизни горшей
И наконец-то обрести покой,
Где не было бы тех видений больше
И где я мог бы отдохнуть душой.
О, леди, красоты вы несравненной,
В чьём сердце пребывает благодать!
Прочтя стихи, презрите мир сей бренный,
Чтоб лишь блаженств небесных вам желать:  
   Созданье Божье вы и всех здесь краше,
   Но вмиг похитит смерть богатство ваше.

 

 

Edmund Spenser
THE VISIONS OF PETRARCH

 

I

 

Being one day at my window all alone,

So manie strange things happened me to see,

As much it grieveth me to thinke thereon.

At my right hand a hynde appear'd to mee.

So faire as mote the greatest god delite;

Two eager dogs did her pursue in chace,

Of which the one was blacke, the other white.

With deadly force so in their cruell race

They pincht the haunches of that gentle beast,

That at the last, and in short time, I spide,

Under a rocke, where she, alas! opprest,

Fell to the ground, and there untimely dide.

  Cruell death vanquishing so noble beautie,

  Oft makes me wayle so hard a destenie.

 

 

II

 

After, at sea a tall ship did appeare,

Made all of heben* and white yvorie;

The sailes of golde, of silke the tackle were.

Milde was the winde, calme seem'd the sea to bee,

The skie eachwhere did show full bright and faire:

With rich treasures this gay ship fraighted was:

But sudden storme did so turmoyle the aire,

And tumbled up the sea, that she, alas!

Strake on a rock, that under water lay,

And perished past all recoverie.

O! how great ruth, and sorrow-full assay**,

Doth vex my spirite with perplexitie,

  Thus in a moment to see lost and drown'd

  So great riches as like cannot be found.

 

[* _Heben_, ebony.]

[** _Assay_, trial.]

 

 

III

 

The heavenly branches did I see arise

Out of the fresh and lustie lawrell tree,

Amidst the yong greene wood: of Paradise

Some noble plant I thought my selfe to see.

Such store of birds therein yshrowded were,

Chaunting in shade their sundrie melodie,

That with their sweetnes I was ravish't nere.

While on this lawrell fixed was mine eie,

The skie gan everie where to overcast,

And darkned was the welkin all about,

When sudden flash of heavens fire out brast*,

And rent this royall tree quite by the roote;

  Which makes me much and ever to complaine,

  For no such shadow shalbe had againe.

 

[* _Brast_, burst.]

 

 

IV

 

Within this wood, out of a rocke did rise

A spring of water, mildly rumbling downe,

Whereto approched not in anie wise

The homely shepheard, nor the ruder clowne;

But manie Muses, and the Nymphes withall,

That sweetly in accord did tune their voyce

To the soft sounding of the waters fall;

That my glad hart thereat did much reioyce.

But, while herein I tooke my chiefe delight,

I saw, alas! the gaping earth devoure

The spring, the place, and all cleane out of sight;

Which yet aggreeves my hart even to this houre,

  And wounds my soule with rufull memorie,

  To see such pleasures gon so suddenly.

 

 

V

 

I saw a Phoenix in the wood alone,

With purple wings and crest of golden hewe;

Strange bird he was, whereby I thought anone

That of some heavenly wight I had the vewe;

Untill he came unto the broken tree,

And to the spring that late devoured was.

What say I more? Each thing at last we see

Doth passe away: the Phoenix there, alas!

Spying the tree destroid, the water dride,

Himselfe smote with his beake, as in disdaine,

And so foorthwith in great despight he dide;

That yet my heart burnes in exceeding paine

  For ruth and pitie of so haples plight.

  O, let mine eyes no more see such a sight!

 

 

VI

 

At last, so faire a ladie did I spie,

That thinking yet on her I burne and quake:

On hearbs and flowres she walked pensively;

Milde, but yet love she proudly did forsake:

White seem'd her robes, yet woven so they were

As snow and golde together had been wrought:

Above the wast a darke clowde shrouded her.

A stinging serpent by the heele her caught;

Wherewith she languisht as the gathered floure,

And, well assur'd, she mounted up to ioy.

Alas! on earth so nothing doth endure,

But bitter griefe and sorrowfull annoy:

  Which make this life wretched and miserable.

  Tossed with stormes of fortune variable.

 

 

VII

 

When I behold this tickle* trustles state

Of vaine worlds glorie, flitting too and fro,

And mortall men tossed by troublous fate

In restles seas of wretchednes and woe,

I wish I might this wearie life forgoe,

And shortly turne unto my happie rest,

Where my free spirite might not anie moe

Be vest with sights that doo her peace molest.

And ye, faire Ladie, in whose bounteous brest

All heavenly grace and vertue shrined is,

When ye these rythmes doo read, and vew the rest,

Loath this base world, and thinke of heavens blis:

  And though ye be the fairest of Gods creatures,

  Yet thinke that death shall spoyle your goodly features.

 

[* _Tickle_, uncertain.]




Сергей Шестаков, поэтический перевод, 2021

Сертификат Поэзия.ру: серия 65 № 164633 от 02.12.2021

0 | 4 | 180 | 15.08.2022. 04:42:21

Было в сонете 2:
Корабль из бука, клёна и эбена


Стало:
Корабль слоновой кости и эбена

- судьбою одарен я чёрным глазом,
увы, таков мой горестный удел,
на что бы я не посмотрел,
всё погибает разом...

😎

Он с чёрным глазом, он таков –
О. Бедный-Горький Чернышов.
😁
СпасиБо, Иван!
Рад, что сподвиг тебя на экспромт.
Хотя я думаю, что ты не себя имел в виду, а Спенсера или, скорее всего, его толмача.
Здоровья, здоровья, здоровья!
С бу,
СШ


- в творениях своих, Сергей,  я славлю лишь лирического героя... природная скромность себя не позволяет... 😎