Шестиногая красавица



Шестиногая красавица —
узкокрылая оса —
жалит, ежели не сжалится…
не витает в небесах:
в радость ей — и торт с варением,
печенюшку погрызёт,
и, с глубоким уважением,
дегустирует компот.

Стыд и срам тому, кто муху
от осы не отличил,
кто, не глядючи, по звуку,
суд неправедный вершил;
долго будет, с сокрушеньем,
злой поступок вспоминать,
благородной силе мщенья
уваженье воздавать.

Музыкант — вот кто не спутал
звуки разной высоты
(у него медведь над ухом
не творил свои финты) —
с мухой — будет много строже,
но мелодии осы
удивиться чутко сможет…
и не тронет красоты:
насвистит мотив на флейте —
веселись, танцуй, оса!
Ей! Ещё винца подлейте —
те ли будут чудеса!


Пожалуй что, пуд сахара на общем застолье с осами я таки съел. Да и сахарок внешне вполне похож на соль, нетерпеливцы, случалось, обманывались. У многих стихов существует предыстория, стишок — своего рода узелок на память…

Есть у меня в лесу приболотная ямка-купаленка, где можно освежиться в жару, вода там целебно-торфяная, недвижно-проточная, слово «глубина» употреблять не приходится. Можно лишь, присев, поплескать на себя водицу удвоенной пригоршней сомкнутых ладоней, и убедив себя, что взбодрился и освежился, двинуться дальше, сквозь хвалебное пение в радостном изумлении столпившихся комаров.

Лето с затяжной жарою иссушило болотца и ручейкового типа речушки, берущие в них начало. Моя ямка, продержавшись значительно дольше, стала обыкновенной лужицей. Но — предмет моей гордости — пить из неё приходили лоси, по следам это было чётко видно. А в высохшем болотце обнаружились примятины лёжек, на одной из них я, довольный, растянулся, чувствуя себя видавшим виды лесным зверем. И восхитился: ни одного муравья. Хорошее место вы, ребята, выбрали! А я углублю вам поилку. Ладони стали экскаваторным ковшом, глубина давала надежду, что недели две вода ещё продержится, но края ямки стали вертикальными и осы, в отсутствие лосей почувствовавшие себя хозяевами, изредка соскальзывали в воду.

Сказать что я люблю ос будет очень большим преувеличением. История моего общения с этим племенем полна драматических эпизодов. Но каждая упавшая в ямку оса давала хоть какой-то шанс искупить вольные и невольные обиды причинённые мною этим существам. Я сорвал былинку, подвёл под осу, и благополучно её выудив, приблизил к листку ближнего куста И вот она уже на листочке и разглаживает лапкой и челюстным клювиком усы. Лапки обмокшей осы, в соотношении с длиной тела, как-то непропорционально впереди. Сосчитал: шесть ножек — у насекомых так и должно быть, но на всякий случай проверил нет ли ещё каких иных, уж больно неравномерно все ноги столпились. Крылышки осы были по типу зонтика сжаты и оказались удивительно узкими — нелётными. И ещё мне подумалось, что если тёмные полоски осы были бы голубыми, это были бы цвета украинского флага. И я пошёл себе дальше, предусмотрительно не развивая этой мысли, потому что проткнулось откуда-то словосочетание «шестиногая красавица»… а почему бы и нет, «узкокрылая оса» — да, сам видел. Пока шёл, сам собой вытанцовывался какой-никакой стишок. А на следующий день я его на привальчике завершил и, проходя мимо своей ямки, помог выбраться уже трём или четырём осам.

Вышел к своему костровому месту, достал взятые с собою яблоки, начав с самого «забродистого», уже наполовину потемневшего, и вдруг… почувствовал острую боль в языке, а на огрызке яблока, судорожно сжимаемого в руке, лежала мёртвая оса. Я так понял, что мой стиш категорически ей не понравился. Жало в языке многому обязывает. Теперь и слова лишнего сказать боюсь. Вдруг нежданно-негаданно кого ужалит…


Варенье, осы, смех детей,
веранда, солнце, зелень лета.
Речь незатейлива гостей,
неспешна и теплом согрета.

Гитара — вдруг да зазвенит:
оса, о струны задевая,
вдаль — зачарована — летит,
напевно тему развивая.

В плетёном кресле пёс лежит.
Он, всё на свете понимая,
глаза притворно закрывая,
мир чутким ухом сторожит.

А самовар на всех ворчит,
как будто тучка грозовая.







Владимир Гоммерштадт, 2021

Сертификат Поэзия.ру: серия 1016 № 160697 от 26.03.2021

1 | 12 | 325 | 16.05.2022. 22:50:19

Прозаическая часть заинтриговала. Практически заворожила. И не отпускала до последнего абзаца. Пока дело не дошло до жала мёртвой осы в языке, который всё испортил. Хотя, вполне возможно, Владимир, что я просто чего-то не понял. Поскольку до сего момента был уверен, что мёртвая оса не жалит, а ужалившая жала не оставляет.
:о)

Сергей, прежде всего процитирую мнение продвинутых осоведов:
"У ос строение жала, по сравнению с пчелиными, совсем другое, гладкое, без зазубринок, поэтому после укуса оса с лёгкостью его извлекает из тела жертвы. В таком случае оса не погибает, как пчела и может ужалить ещё несколько раз. Не исключено, что оса может оставить своё жало только в том случае, если её удастся убить во время укуса."

В рассказе описан именно такой случай: лирический герой беспечно откусывает изрядный кус "забродистого" яблока, которое, столь же беспечно, осваивала оса. Кожица плода осам малоинтересна, они вгрызаются в девственные глубины. Мне кажется, алкогольный эффект свежего брожения для них особенно привлекателен. Однако, не исключено, что я навязываю им собственные пристрастия, а мотивация ос... прозаичнеее — такая мякоть много сочнее. Зубы лирического героя и, ходящие ходуном, челюсти тревожат осу, оскорблённая особь его жалит, но погибает. Возможно, дальнейший ход экспертизы мог бы показать что место перекуса тела осы — почти самая попка, или что там у них бывает — как бы там ни было, именно эта часть, вместе с жалом остаётся в языке героя произведения. Не исключено, что его угораздило ещё и в других точках смертельно травмировать осу. Жало в язык, со всех точек зрения, он заслужил!

Благодарен Вам за бескорыстный интерес, проявленный к моим "опусам" на длинной временнóй дистанции — в системе "лайк на лайк", в отсутствие лайковых перчаток, сознаю себя... социально чуждым элементом. Отрадно было получить позитивный отклик именно на прозу — стало быть, местами получается, в этом я весьма сомневался.

Владимир, с продвинутыми осоведами я не спорю. Тем более, что укус осы в язык - не редкость. :о)
Речь вот о чём (извините, сразу подробно не конкретизировал): "почувствовал острую боль в языке, а на огрызке яблока, судорожно сжимаемого в руке, лежала мёртвая оса" - из этого у меня сложилось впечатление, что оса была практически целая и мёртвая (т.е., совсем неподвижная, а не умирающая). Но если бы ЛГ даже перекусил её, она какое-то время ещё шевелилась бы.
А если оса была внутри яблока и вместе с откушенной его частью попала в рот, то просто не могу себе представить, что она осталась неподвижной на яблоке, а не была выплюнута после укуса вместе с откушенной частью яблока.
Как-то так. :о)

А насчёт "лайк на лайк" - так я внимания не обращаю и учёта не веду. И хорошо, что Вы по этому поводу тоже не заморачиваетесь. :о)

Искренне благодарю за развёрнутое уточнение. Придётся заново повживаться... Не получится — заново зажевать десяток-другой живых ос. Истина того стоит! Вы — праведник честного слова, Сергей! Рядом с Вами — не зазорно стать страстотерпцем!
:-))

Владимир, я Вас умоляю: не переходите от осоведения к осоедению. Не становитесь на место ЛГ буквально. А просто вспомните, как оно с ним было. :о))

- совершенно буквально, Вольдемар, грамматика русского языка и состоит из исключеньев... а иноземцы, составители русских словарей, добрые люди но и "на старуху бывает проруха..."
- Замолаживает, - сказал ямщик и указал кнутом в хмурое небо.
Молодой поручик Даль получше закутавшись в тулуп, достал блокнот
и записал:
"Замолаживает- быстро холодает".
Так родился первый русский толковый словарь В.Даля
-Замолаживает, - повторил ямщик, холосо бы до вечела доблаться, балин.
Но-о! Посла,мелтвая!

Да уж, бывают же ж совпадения... :о)

- не рискуя встревать в ваш энтомологический спор, джентльмены, должен таки заметить, варенИе - это процесс, а варенЬе - продукт... 

А В.И.Даль позволил бы себе с тобой не согласиться. Поскольку письменно подтвердил, что существительные варение, вар и варка, обозначающие действие по глаголу "варить", также означают предмет (что сварено, изготовлено варкою).
:о)
Иван, вот бы капельку внимательности и крупинку воображения в кипучее варево твоей замечательности добавить в процессе - так энтому логическому продукту цены бы не было...
:о)

Может быть, только на 1-ое апреля это разместили, а в дальнейшем, вообще безвариантно, восторжествует Ваше мнение, Иоанн, однако, вот такое понапечатали на одном из грамотейских сайтов:

«Следует запомнить, что в значении “сладкое кушанье” можно употреблять оба варианта (варенье, варение). Если же речь идет о процессе приготовления пищи, то в литературном языке следует употреблять слово “варение”.»

Спасибо. Что-то я давно не ел варенья. А ведь даже рядом со словом,  было приятно оказаться...

Долго шёл процесс варения,
Изменял —
В стихотворении —
Угол
Зрения.

И моркошку,
И картошку —
Как продукт —
Сластя немножко,
Звал:
Варение.

- ага, ага... есть ещё печение (печенюшки)... а по принципу мороженого - пироженое... и т. д. и т. п.