Томас Кэмпион Reprove not love...

Дата: 10-03-2021 | 22:20:16

Томас Кэмпион Reprove not love...

Не упрекай Любовь, хоть и терял
свои надежды вдруг
в честолюбивой любящей груди
в итоге всех разлук.
Пусть снова жарче оживится дух -
взлетит, как на ветру.
И в мыслях поклянись опять любить:
возобнови игру !

Пленённый властной силой красоты,
смущается гордец,
но даже трус не хочет лезть в кусты,
и будет щедр скупец.
Как связь Земли и Неба,
Любовь, сдружив, вращает все миры.
Земля, согретая Любовью,
цветёт и жнёт дары.

Thomas Campion

Reprove not love, though fondly thou hast lost
Greater hopes by loving:
Love calms ambitious spirits, from their breasts
Danger oft removing:
Let lofty humours mount up on high,
Down again like to the wind.
While private thoughts, vowed to love,
More peace and pleasure find.
 
Love and sweet beauty makes the stubborn mild.
And the coward fearless;
The wretched miser's care to bounty turns.
Cheering all things cheerless.
Love chains the earth and heaven,
Turns the spheres, guides the years in endless peace:
The flowery earth through his power
Receives her due increase.

Томас Кэмпион And would you fain the reason know...

Как мне забавен твой вопрос:
"Ты плачешь ? - В чём причина слёз ?"
- Не от потери, не от гроз:
Увидел лучшую из роз !

"Так от чего ж ты побледнел ?" -
Нет, не с того, что я корпел
над грудой книг и кипой дел:
ты - всё румяней, я - как мел.

"Уж не с того ль ты тих да нем ?" -
В разлуке я не пью, не ем:
то в вихрях музкальных тем,
то в излияниях поэм.

Что ж, не дивись, что  я влюблён.
Я не подсказкой завлечён.
В любой душе - свой лад и тон:
я чистым пламенем зажжён.

И вот сильнее всех причин,
как шторм среди морских пучин,
моя мечта - вот тот почин,
что на тебе сошёлся клин.

Прошу тебя - не обессудь -
опять на страсть мою  взглянуть,
хоть ласково, хоть как-нибудь,
и ты порадуйся чуть-чуть.

Терплю и жду до лучших пор,
когда ты выдашь приговор,
когда поймёшь, где суть, где вздор,
и Ум с любовью кончат спор.

Thomas Campion

And would you fain the reason know
Why my sad eyes so often flow?
My heart ebbs joy, when they do so,
And loves the moon by whom they go.
 
And will you ask why pale I look?
'Tis not with poring on my book:
My mistress' cheek my blood hath took,
For her mine own hath me forsook.
 
Do not demand why I am mute:
Love's silence doth all speech confute.
They set the note, then tune the lute;
Hearts frame their thoughts, then tongues their suit.
 
Do not admire why I admire:
My fever is no other's fire:
Each several heart hath his desire;
Else proof is false, and truth a liar.
 
If why I love you should see cause:
Love should have form like other laws,
But Fancy pleads not by the clause:
'Tis as the sea, still vext with flaws.
 
No fault upon my love espy:
For you perceive not with my eye;
My palate to your taste may lie.
Yet please itself deliciously.
 
Then let my sufferance be mine own:
Sufficeth it these reasons shown:
Reason and love are ever known
To fight till both be overthrown.

Примечание.
У этого стихотворения виртуозная сложная форма. Перевести его безупречно
доступно лишь одарённому переводчику. Здесь приведён не перевод, а экспромт,
лишь приблизительно отображающий смысл и строй английского оригинала.
(При малости таланта
в работе дилетанта -
весёлая затравка,
шутливая забавка,
игривое беспутство. -
Судите без занудства).

Томас Кэмпион When Laura smiles...

И день и ночь всегда живит Лаурин взор.
Её игра увеселяет весь простор.
Вся музыка её - врачующий бальзам
для наших тяжких ран, для всех душевных драм.

И дуновения, что так приятны нам,
играя льнут к её завитым волосам.
Едва Лаура бросит взгляд из-под ресниц,
тогда лишь свет Зари блеснёт, по мненью птиц.

Глаза Дианы - даже те - не так ярки,
как у Лауры в благодатные деньки.
А взор погасит, так в мгновенья слепоты,
Лаура - образец изящной красоты.

Из глаз Лауры силу черпает Эрот.
Власть Времени лишь в том, что пользу ей даёт.
О красоте её весь мир толкует вслух.
Я чую в ней, творя, святой небесный дух.

Thomas Campion

When Laura smiles her sight revives both night and day;
The earth and heaven views with delight her wanton play:
And her speech with ever-flowing music doth repair
The cruel wounds of sorrow and untamed despair.
 
The sprites that remain in fleeting air
Affect for pastime to untwine her tressed hair:
And the birds think sweet Aurora, Morning's Queen, doth shine
From her bright sphere, when Laura shows her looks divine,
 
Diana's eyes are not adorned with greater power
Than Laura's, when she lists awhile for sport to lower:
But when she her eyes encloseth, blindness doth appear
The chiefest grace of beauty, sweetly seated there.
 
Love hath no power but what he steals from her bright eyes;
Time hath no power but that which in her pleasure lies:
For she with her divine beauties all the world subdues.
And fills with heavenly spirits my humble Muse.

Томас Кэмпион  Long have mine eyes gazed with delight...

Долго мечтал я найти ответ.
Верил надежде своей сполна,
а подтвержденья всё нет и нет.
Верно ль, что Милая мне верна.
Горько. В глазах угасает свет.

Ветер ли скажет, мне всё объяснив ?
То ль ободрит меня бодрый мотив,
То ли в потоке зажжётся курсив ?
(То ли осмелюсь, у Милой спросив ?)
Стану ль спокоен ? Буду ли жив,
если характер её неправдив ?

Ночью не сплю. Без тревоги - ни дня.
В море родилась богиня Любви.
На море тишь - так утешит меня.
Шторм поднимается - значит, реви !
Ветер несётся, сомненья гоня.

Thomas Campion

Long have mine eyes gazed with delight,
Conveying hopes unto my soul;
In nothing happy, but in sight
Of her, that doth my sight control:
But now mine eyes must lose their light.
 
My object now must be the air;
To write in water words of fire;
And teach sad thoughts how to despair:
Desert must quarrel with Desire.
All were appeased were she not fair.
 
For all my comfort, this I prove,
That Venus on the sea was born:
If seas be calm, then doth she love;
If storms arise, I am forlorn;
My doubtful hopes like wind do move.

Хорошие переводы, Владимир, хотя есть недочёты. У Вас в первом стихотворении Вы рифмуете миры-любви. Это не рифма, сами понимаете. Второе стихотворение, как Вы сами сказали, вольное переложение. Тем более, что Вы сократили размер на одну стопу, а это уменьшает возможность использовать все образы автора. 

Третий и четвёртый стих тоже не эквиразмерны, но более близки к оригиналу. Стиль неплох.


Александру Лукьянову
Не знаю, как благодарить за верные и полезные замечания. Немедленно вношу необходимые поправки в
два первые стихотворения. С поправками они стали 
заметно лучше.
  ВК