Землеройка

Дата: 28-11-2020 | 23:45:22





Землеройка

Молочный душ дневного света
пролился на туманный лес.
Всё снежной простынью одето,
вверху игольчатый навес.

А жизнь не спит. Её приметы
везде - у ног и до небес.
По насту, будто по паркету,
пушной зверёк в сугроб полез:

искал уюта и привета,
юркнул и в рытвинке исчез;
а пташкой веточка задета,
у гаички нетяжкий вес,

и снег, не удержавшись где-то,
мне сел за ворот, как компресс.
Царит восторг серебряного цвета.
Искрит морозная краса ! Зима - не лето.

Мадонны

Был неказист и сир любой вигвам,
хотя зелёная природная капелла
звучала гимном славы всем цветам,
но Муз в своей среде убогость не узрела.

Безлик был иудейский храм.
Хоть юность жаркой страстностью кипела,
но Ягве навсегда внушил своим жрецам,
что грех изображать живое тело.

Благого образа не смог создать ислам.
Пророк Аллаху предан был всецело.
Его лишь славил искренний имам,
и преданности не было предела.

Античность вывела нас к лучшим берегам:
небесную красу среди людей узрела,
земных красавиц уподобила богам,
дала Амурам крылья их и стрелы.

Глядим в историю: сплошной трагичный сон.
Народы мечутся в бушующем фарватере,
но с христианских ободряющих времён
нас утешают в храмах Богоматери.

Непримиримый спор

Прибрежье и всхолмление
вели с давнейих пор
за веком век - не менее -
непримиримый спор.

Взаимоистребление:
то сабли, то топор -
страшней землетрясения
среди долин и гор.

Земле, где рай в цветении
и зимы тешат взор,
от ужасов сражения -
позорнейший разор.

Сгоревшие селения
и лай собачьих свор,
сплошное задымление
и взорванный простор.

И дрогнут в устрашении
жильцы прорытых нор,
и волки - в упоении
устраивают жор.

Соседские стремления
под шум кровавых ссор
крепчают в нетерпении
прибрать чужой фарфор...

Трава и камни

Весь век твердили мне о том,
что совесть Мира - пролетарий,
кто дышит смогом душных хмарей,
столуясь рядом со скотом.

Так в детстве скудном и крутом
я сам дружился с парой тварей.
Тогда в мой первый бестиарий
входили шавочка с котом.

Любой из нас охочим ртом,
как пчёлы, что влетят в розарий,
хватали всё из рук и ларей,
не долго думав, всем гуртом.

При храме, малом и простом,
был дворик - будто оссуарий.
Туда ходили кто поджарей,
кто жил молитвой да постом.

Там всем, как сказочный фантом,
попы Захарий и Макарий,
смотря в небесный планетарий,
сулили райский стол потом.

Взамен премудрый Марксов том
звал люд обоих полушарий
прогнать всех бар и государей -
зажить в сиянье золотом.

Прочтя, бестрепетным путём
стал рваться к счастью каждый парий
любых Мадьярий и Джунгарий -
зажглись искрящимся трутом.

Земля вертелась гибнущим плотом.
Лихой юрист озвучивал сценарий.
Он отличался наглой злобной харей:
куда кого девать указывал перстом.

И вскоре с каторжным бортом,
отдав в музеи реликварий,
уплыл Макарий, с ним Захарий,
копать руду отбойным долотом.

В краю, где те легли пластом,
я смог собрать с таёжных гарей -
им в память - маленький гербарий...
И там их Рай под каменным хребтом.


Ветер

Судьба карает беспощадно и жестоко.
Не каждый проживает долгий срок.
Не всякий путь был весел и далёк,
и многие скончались одиноко.

Красавец менделевский зятёк
не стал певцом беспутного порока.
В его душе, распахнутой широко,
светился романтичный огонёк.

В нём чтили вдохновенного пророка.
Он чистотою искренности влёк.
Он превзойти хоть сотню бардов смог.
Сквозь внешний блеск сияла подоплёка...

Но людям надоел томивший всех острог.
Подули злобный Норд и жаркое Сирокко.
Страна попала в ад кровавого потока. -
Поэт решил, что чернь ведёт чистейший Бог.

Почти все барды побежали наутёк
и проклинали обманувшегося Блока,
а он остался без шампанского и мокко;
попавши в бурю, вскоре изнемог.

Он, как Христос, был поцелован в щёку
и Смерть его взяла - так умер и молчок !
Но был бунтовщикам приятен как сверчок.
Его стихов не жгли. Нашли в них уйму проку.

2
Велением нового века
с громами невиданных гроз,
повсюду пошла лесосека:
рутину пустили под снос.

Эсерство с подмогой эсдека
встряхнуло весь местный навоз.
Петух прокричал кукареку:
разбрёлся имперский обоз.

Не слушая тыка и стека,
воспрянул балтийский матрос,
и временный вождь, как калека,
всё бросил и душу унёс.

Гори хоть дворец, хоть аптека,
пожар не стихает от слёз:
сожжённая библиотека,
весь быт полетел под откос.

Взорливший, как горец с Казбека,
презревший свой прежний силос,
поэт исхудал без чурека -
и Бог его в Небо вознёс.


Боже, какая красота...
Красотища!
!!!!!!!!!!!
...
не менее всего греют взгляд и душу эти посткомпрессные наросты - и ритмико-размерные, и морфологический: в смысле "серебрянного"... - не убирайте, Владимир Михайлович, речь ликует свежестью, радостью, бодростью!
Доброго Вам счастья и неиссякаемого здравия!
Спасибо.
NE

...
По насту, будто по паркету,
пушной зверёк в сугроб полез:

искал уюта и привета,
юркнул и в рытвинке исчез;
.................
)

Нине Есипенко
Сердечное спасибо !  В карантинных узах вдруг
захотелось вспомнить что-нибудь родное, еловое,
сосновое, студёное, белое-белое, чистое-чистое и,
на этот раз, не выдуманное. ВК





Тема: Re: Землеройка Владимир Корман

Автор Николай Сундеев

Дата: 29-11-2020 | 05:53:14

Проникся. Очень понравилось.

Николаю Сундееву
Благодарю за отзыв. Вдруг подумалось, чем проще,  без выкрутасов и затей, без излишней философии, - тем лучше.  ВК