Cуинбёрн-12 Моя Мадонна

Дата: 22-03-2020 | 21:56:04

Суинбёрн Моя Мадонна
(С английского).

Всегда горжусь моей Мадонной,
чей дом - под яблоней зелёной,
где ветры спорят с пышной кроной.
Там две беседки меж кустов.
В них розы мокнут под дождём,
зато чудесно пахнут днём.
Там для друзей, что входят в дом
полно цветов.

Служанки не плетут ей кос,
и кудерьки её волос
бегут из-под кольца вразброс
тяжёлым комом шевелюры.
Она мила красой исконной.
При ней нет пышности салонной
и нет во всей стране зелёной
изящнее фигуры.

К лицу ей шапочка из белки,
род геральдической поделки:
нашила кубики да стрелки
да ярких блёстков привнесла.
Для шапки взят был образец -
Коронный царственный венец;
да платье красное сшил швец -
для вящего тепла.

Как веки милая смежит,
её Любовь как будто спит.
Но нет, проснуться поспешит
да засмеётся вдруг при этом.
А перси - будто куропатки.
И все словечки - сладки-сладки,
как для отары корм в посадке
палящим летом.

Растить цветы - её услада.
Проснётся - чистым росам рада,
и всем дождям - они для сада
как будто музыка лились.
Ей по душе еловый лес,
что устремлён под свод небес, -
и жить ей просто скучно без
стремленья ввысь.

Она сама растёт с листвой
и как плоды над головой.
Забудет - вспомнит. Не впервой.
И нет печали.
И вся Земля, и весь Простор
ей ослепляют светом взор,
ища в ней мудрость или вздор;
гадая: Что сыскали ?

Вопрос о Ней ко всей науке:
каким цветам подобны руки ?
Искать вблизи - пустые муки.
Земля ответа не даёт.
Где снег под цвет тех белых ног ?
Любой бы вскоре изнемог:
цветов, что явит мой Цветок,
вовеки не найдёт.

Не стоит знаться с суетой.
По воле Силы Пресвятой,
есть Белый, Красный, Золотой -
три цвета, три святых предмета:
Насущный Хлеб, Вино, Елей.
На свете нет вещей славней.
Господне Слово всех сильней.
Мы помним Это.

Пою хвалу моей Мадонне !
Господь обдумал всесторонне
и приложил свои ладони,
чтоб плод трудов достался мне,-
весь век мне сердце веселя,
чтоб расцветала вся земля
и все сады, и все поля
в зелёной стороне.

Среди раскидистых ветвей
стал дом Возлюбленной моей.
На высоте её бровей -
сплошное белое цветенье.
Во всей окрестной круговерти -
хоть сомневайтесь и не верьте -
она - сильнее всякой смерти.
Любовь - спасенье.

Swinburne Madonna Mia

Under green apple-boughs
That never a storm will rouse,
My lady hath her house
    Between two bowers;
In either of the twain
Red roses full of rain;
She hath for bondwomen
    All kind of flowers.
 
She hath no handmaid fair
To draw her curled gold hair
Through rings of gold that bear
    Her whole hair’s weight;
She hath no maids to stand
Gold-clothed on either hand;
In all the great green land
    None is so great.

She hath no more to wear
But one white hood of vair
Drawn over eyes and hair,
    Wrought with strange gold,
Made for some great queen’s head,
Some fair great queen since dead;
And one strait gown of red
    Against the cold.

Beneath her eyelids deep
Love lying seems asleep,
Love, swift to wake, to weep,
    To laugh, to gaze;
Her breasts are like white birds,
And all her gracious words
As water-grass to herds
    In the June-days.

To her all dews that fall
And rains are musical;
Her flowers are fed from all,
    Her joy from these;
In the deep-feathered firs
Their gift of joy is hers,
In the least breath that stirs
    Across the trees.

She grows with greenest leaves,
Ripens with reddest sheaves,
Forgets, remembers, grieves,
    And is not sad;
The quiet lands and skies
Leave light upon her eyes;
None knows her, weak or wise,
    Or tired or glad.

None knows, none understands,
What flowers are like her hands;
Though you should search all lands
    Wherein time grows,
What snows are like her feet,
Though his eyes burn with heat
Through gazing on my sweet,
    Yet no man knows.

Only this thing is said;
That white and gold and red,
God’s three chief words, man’s bread
    And oil and wine,
Were given her for dowers,
And kingdom of all hours,
And grace of goodly flowers
    And various vine.

This is my lady’s praise:
God after many days
Wrought her in unknown ways,
    In sunset lands;
This was my lady’s birth;
God gave her might and mirth
And laid his whole sweet earth
    Between her hands.

Under deep apple-boughs
My lady hath her house;
She wears upon her brows
    The flower thereof;
All saying but what God saith
To her is as vain breath;
She is more strong than death,
    Being strong as love.

Владимир,

а почему Вы увеличили размер. Совершенно по-другому читается стих. 

Александру Лукьянову.
К сожалению, использовать для передачи мыслей
Суинбёрна его английские размеры мне не удаётся.
Языки настолько различны, что справляются с этой
проблемой только виртуозы. Очень жаль, но в случае
с этим стихотворением (и многими другими творениями Суинбёрна) за перевод не взялся пока
ни один виртуоз. 
ВК










Владимир, на самом деле Вы к словам Суинбёрна добавляете ещё и свои. Потому и Вам нужны для этого лишние стопы.

Вот, например

Under green apple-boughs
That never a storm will rouse,
My lady hath her house
    Between two bowers;

Под зелёными ветвями яблони,
Что буря не трясёт (пробуждает),
Есть дом моей леди
Между двумя беседками.

и всё. Нет никакой гордости ,  нет никаких пышных крон, нет кустов. Если убрать эти  ненужные слова, то можно примерно сохранить размер подлинника, используя оставшиеся Ваши слова. Типа

Под яблоней зелёной,
Где шторм не будит кроны,
Чертог моей Мадонны,
Среди беседок двух. (Средь двух беседок)

Все отсебятины убраны, оставлены только слова Суинбёрна. И т.д. Это, конечно, сложней. Ибо отсебятины всегда приходят на ум первые. Но надо их отбрасывать каждый раз. И стараться сохранять только образы автора. Может, даже что-то и сокращая.

И так очень хорошо звучит. Приятный стих.

Александру Лукьянову.
Спасибо !  Вы преподали мне прекрасный  урок.
У Суинбёрна  - воздушные шарики, у меня резиновые мячи.  Вижу, что Вам эта задача вполне по плечу.
ВК