Ты мой ангел белый-белый

Ты мой ангел, белый- белый,

ты мой ангел, добрый-добрый,

надо мной, такой несмелой,

надо мной, шипящей коброй,

надо мной, такой земной,

что ты плачешь надо мной?

 

Знаешь то, что я не знаю

 о себе, смешной и грешной?

 Что хожу всегда по краю    

 истины и тьмы кромешной?

 Что в огне или на льду

 испугаюсь, пропаду?


Я ведь только – третий лишний,

лох восьмой – я это тоже.

Должен ты меня услышать.

Ты услышишь?

Ангел Божий,

в невечернем свете дня

выплачь место для меня. 


 

...??? — к Ангелу, почему, зачем, когда и так всё ясно?

Видимо я очень несообразительная, но мне неясно что Вам ясно.

...Ангел по определению должен знать о нас всё, если это -Хранитель?!

Борис, все о нас знает только Господь. Будущее наше открыто тоже только Ему. Но Ангел все время со мной и знает, обо мне больше чем я.  У него нет завес мира сего.

...а вы ему вопросы задаёте, зачем тогда?

Он знает обо мне больше , чем я о себе. На  Страшном Суде мы встретимся со своим Ангелом-хранителем, который будет молить о прощении охраняемого им человека. Невечерний  - свет незаходящий вечный свет. Вот о чем  прошу ангела. 

- ловко всё у вас распланировано, однако… желаю вашней защите (А.Х) не ударить в грязь лицом на процессе... обвинители-то тамошние лютуют ого-го… по слухам, конечно...

- ну да... в смысле мы (вы) - умы, а вы (мы) - увы...

Нет, ничего не разделяем и не подразделяем.

Иван, Вы забыли добавить: Н. И. Глазков.

Нет, не Вам. Это ОБГ процитировал его, забыв назвать.