Роберт Лоуэлл-28 Сонеты из книги "История"

Дата: 06-07-2019 | 18:42:24

Роберт Лоуэлл Три стихотворения
1.Печать благородного пыла.
(С английского).

"Мой дядя Гарольд был всегда готов,
пленённый материнским обольщеньем,
еженедельно с Мэйнским угощеньем
являться даже дважды к нам под кров.
Привёз десятка три малиновых кустов,
сам высадил со тщаньем и уменьем.
Цветы из пластика служили изъявленьм,
что вечно верен, и не нужно лишних слов.
Он стар теперь. Предмет переменил.
Стал думать обо мне. Подумаешь, как мило !
Но что ж ему тогда вселилось темя ?
Последняя любовь ? Внезапный жаркий пыл ?
Кому ж он и зачем соорудил могилу ?
Любовь у смерти отвоёвывала время...
Дрались по ностальгической системе".

Robert Lowell Three Poems
1. Seal of the Fair Sex

"He mother's beau before she spoke to boys -
our Uncle Harold. Now his eyes are going,
he pops in here twice a week with Maine delights,
his colorful, slightly aging garden truck,
his bounty to needy and unneedy since we knew him....
Thirty raspberry bushes stacked on my sundeck.
then planted and meshed by himself in three small rows,
with three plastic lilies, his everlastings,
just like a grave - for you to think of me,
when I lie uphill. Do you find this amusing ?
He is in love, I am the end-all crush.
When we are gone and dying, love is power,
love, in his hallucinated sunrise, keeps him...
it's all that kept off death at any time".

Роберт Лоуэлл Три стихотворения.
2.Речная гавань.
(С английского).

Присел и вспомнил вдруг, откуда начинал:
те дебри, где друзья ввязались в приключенья,
где мы, как Берр, хотели продвиженья,
сметая рубежи и всех, кто б нам мешал.
Хоть был кораблик наш коробкой для печенья,
хоть весь в опилках был прогнивший наш причал,
мы плыли по реке, устроив карнавал,
и чередуя спорт и развлеченья.
В манере Клее расписали всё подряд.
Играли в теннис, заводили граммофон.
Все звуки мира к нам летели без заглушки.
Обзор вокруг был миль на пятьдесят:
Норт Хейвен, Маунт Дезерт, Стонингтон -
в глазах мелькали мелкие домушки...

Robert Lowell Three Poems.
2. River Harbor

I sit desiring a more historic harbor,
wilds suiting our first Academy's pomp of youth,
or Aaron Burr's filtration with frontiers -
we swing with our warpage to end of age -
down river, and none will go to town....
Your wharfpiles leaking sawdust ran half a mile -
rot without burden. Your shack was a cookie-box,
your costly small motors moved electric-sculptures,
toys for the lover of Klee. A for you was amusement,
child drowning the summer in puzzles and shady tennis....
We lay under glass of greenhouse at noon,
all visible for a fling of fifty miles,
North Haven, Stonington and Mount Desert -
your toy structures flecking in my eyes like flies.

Примечания.
Аарон Берр (1756-1836)- известный политик, участник войны за независимость,
третий вице-президент страны, убил на дуэли Гамильтона. В 1807 г. был арестован как лидер группы колонистов, собиравшихся создать на юго-западе отдельную республику и захватить мексиканские земли, его судили за измену, но оправдали.
Пауль Клее (1879-1940) - немецко-швейцарский художник, авангардист, экспрессионист, друг Кандинского. Преследовался нацистами и был вынужден покинуть
Германию.
Норт Хейвен и Стонингтон - маленькие городки на островах в штате Мэйн.
Маунт Дезерт - остров в штате Мэйн, большая часть которого занята национальным парком Акадия.

Роберт Лоуэлл Три стихотворения.
3.Неудачный вечер.
(С английского).      

Скучая, Эмерсон бросался в люминизм,
в безоблачную ясность пустоты.
Так Фитц Хью Лейн представил шхуну на причале
в Кастине. Там топографически всё верно:
суровость мира как сквозь стёклышко видна,
но паруса легки и ярче всех игрушек...
И мы на вечер запасли забав навалом.
Их и родители, и дети натащили.
Играли. Танцевали, одевшись, как шуты.
Насмешничали с риском вызвать драку.
А после вдруг твоё авто затарахтело.
По улицам петляет, стучит всё время.
Здесь, в городишке, свиданья пропускать нельзя.
иначе выйдет пребольшая взбучка.

Robert Lowell Three poems
3. Shipwreck Party

One misses Emerson drowned in Luminism,
his vast serenity emptiness;
and FitzHughLane painting a schooner moored in Castine,
its bright flywings fixed in the topographical
severity of a world reworked as glass.
Tools are honest function, and even toys;
you puzzled out small devices, mini-motors,
set children and parents trotting in your trash,
you danced dressed as a beercan, crosscut, zany thing -
wit and too much contrivance for our yacht club brawl,
After the party, I heard your unmuffled car
loop the town, ten or twelve laps a minute -
a village is too small to lose a date
or need a hatchet to split hairs.

Примечания.
Люминизм - в живописи это направление, придающее большое значение
световым эффектам. Это направление предшествовало импрессионизму.
Fitz Hugh Lane, он же Nathaniel Rogers Lane и Fitz Henry Lane (1804-1865) - успешный американский живописец и литограф, маринист и люминист.
Кастин (или Кастайн) - один из самых старых городов США, бывшая столица французской колонии Акадия. Лежит в устье реки Пенобскот. Является одной из
достопримечательностей штата Мэн.

Роберт Лоуэлл Cон о благородных Леди
(С английского).

С высокой талией и белым, белым бюстом,
они вносили свадебный пирог, но вяло...
Под холмиками их, таких, всегда немало:
усохли, не давали воли чувствам.
Их детская возня не окружала -
что ж, пили, чтоб не думалось о грустном.
Не выручала преданность искусствам,
и ближе к сорока теряли идеалы.
С высокой талией, без страсти и без пыла,
они прошли свою дорогу до погоста,
ни с кем не выходя на пашню для посева.
И встреча с ними никого не вдохновила,
не подсказала слов для радостного тоста;
не нашептала им самим бодрящего напева.

Robert Lowell Dream of Fair Ladies

Those maidens' high waists, languid steel and wedding cake,
fell, as waists must, and the white, white bust, to hill -
these once, the new wave, mostly they were many,
and would not let the children speak. They spoke
making a virtue of lost innocence.
They were never sober after ten
because life hit them, as it must by forty;
whenever they smoothed a dead cheek, I bled.
High waisted maidens, languid steel and wedding cake...
they lost us on the road from chapel to graveyard.
Pace, pace, they asked for no man's seeding....
Meeting them here is like ten years back home,
when hurting others was as necessary as breathing,
hurting myself more necessary than breathing.

Роберт Лоуэлл Рэндалл Джаррелл 1. Октябрь 1965
(С английского).

Ты мог прожить вполне ещё лет тридцать
и стрекотать сверчком в искрящейся траве;
играл бы в теннис, хоть и снег на голове,
но умудрился в одиночестве убиться.
Кровавый плющ свисал со стен твоей больницы,
и нет конца досужим спорам и молве...
В дни сессий - вспомнил - толковали о Москве,
о всей Европе и безбрежной загранице.
Смотрели в окна - из конца в конец:
поля, контора, башня в отдаленье,
наш стадион и небольшой аэродром,
часовня, дортуар, епископский дворец.
Всё видно - как в зеркальном отраженье,
и рдели спеющие яблоки кругом...

Robert Lowell Randall Jarrell 1. October 1965

Sixty, seventy, eighty: I would see you mellow,
unchanging grasshopper, whistling down the grass-fires;
the same hair, snow-touched, and wrist for tennis; soon doubles
not singles...Who dares go with you to your deadfall,
see the years wrinkling up the reservoir,
watch the ivy turning a wash of blood
on your infirmary wall ? Thirty years ago,
as students waiting for Europe and spring term to end -
we saw below us, golden, small, stockstill,
the college polo field, cornfields, the feudal airdrome,
the McKinly Trust; behind, above us, the tower,
the dorms, the fieldhouse, the Bishop's palacе and chapel -
Randall, the scene still plunges at the windshield,
apples redden to ripeness on the whiplash bough.

Примечание.
Рэндалл Джаррелл (1914-1965) - американский поэт; автор, писавший для детей,
романист, литературный критик, участник 2-й мировой войны, 11-й поэт-лауреат США; соученик Роберта Лоуэлла по Кеньонскому колледжу. Преподавал в разных университетах. Погиб в итоге автомобильной аварии. Возможно, это был несчастный случай; возможно, самоубийство.

Роберт Лоуэлл Рэндалл Джаррелл 2
(С английского).

Все угли старого житья-бытья сжигаю
и все остатки неуспехов, что дурят.
А новизны не предлагают напрокат...
Отправился в Кеньон - на поезде в Огайо.
А местность там - где та же, где другая:
силосы скачут по полям - вперёд-назад.
Как в шахматах, фигуры не стоят.
Как будто буйволы их двигают, лягая…
Там ночью скачет белка в колесе
и проверяeт всех, куда бы кто ни шпарил,
а я тащусь весь в чёрном облаченье.
Боюсь:  изобличит в фальшивой той красе.
И вдруг не сон ли ? Все авто встречает Джаррелл:
приветствует их яркое свеченье...

Robert Lowell Randall Jarrell 2

I grizzle the embers of our onetime life,
our first intoxicating disenchantments,
dipping our hands once, not twice in the newness...
coming back to Kenyon on the Ohio local -
the view, middle distance, back and foreground, shifts,
silos shifting squares like chessmen - a wheel
turned by the water buffalo trough the blue
of true space before the dawn of days....
Then the night of the cagel squirrel on his wheel,
lights, eyes, peering at you from the overpass;
black-gloved, black-coated, you plod out stubbornly
as if in lockstep to grasp your blank not-I
at the foot of the tunnel... as if asleep, Child Randall,
greeting the cars, and approving - your harch luminosity.

Роберт Лоуэлл Рэндалл Джаррелл
(С английского).

По мне граблями прокатился странный сон,
и волны пыли подхватили эстафету:
приснилось, будто бы зажёг я сигарету...
Никто ко мне в тот вечер не был приглашён.
И я заснул на годы - будто канул в Лету.
Проснулся, стал смотреть: матрас мой не прожжён,
а сигарет уж две ! Был чудом поражён.
Удвоились в числе дымящие предметы.
Сманённый Смертью друг сумел ко мне пробиться !
Чайлд Рэндалл одолел все в мире рубежи.
С больным запястьем, но знакомый с Раем
пришёл с вопросом: "Из каких-таких амбиций
ты здесь и не спешишь ? Пожалуйста, скажи:
зачем живём ? И почему мы умираем ?"

Robert Lowell  Randall Jarrell

The dream went like a rake of sliced bamboo,
slats of dust distracted by a downdraw;
I woke and knew I held a cigarette;
I looked, there was none, could have been none;
I slept off years before I woke again,
palming the floor, shaking the sheets, I saw
nothing was burning. I awoke, I saw
I was holding two lighted cigarette....
They came this path, old friends, old buffs of death.
Tonight it's Randall, his spark still fire though humble,
his gnawed wrist cradled like Kitten. "What kept you so long,
racing the cooling grindstone of your ambition ?
You didn't write, you rewrote....But tell me,
Cal, why did we live ? Why do we die ?

Роберт Лоуэлл Мюнхен 1938, Джон Кроу Рэнсом
(С английского).

Гитлер, Муссолини, Даладье, Чемберлен.

Столкнулись наглость и податливая лесть,
одна с напором разъярённого бугая,
с угодливою подлостью другая,
стараясь в неприятности не влезть.
Разбойники на приступ шли, пугая,
а пустобрёхи, лишь успев присесть,
уже предали и друзей и честь...
Джон Кроу Рэнсом из Кеньона, что в Огайо,
ценил поделки с африканских берегов:
фигурки копьеносцев из самшита,
охотников и воинов из меди -
хотя, конечно, это не гоплиты,
похожие на греческих богов.
(Джон говорил: "Пускай не лучшие соседи,
зато они не будоражили весь свет")

Robert Lowell Munich 1938, John Crowe Ransom

Hitler, Mussolini, Daladier, Chamberlain,
that historic confrontation of the great -
voluble on one thing, they hated war -
each lost there pushing the war ahead twelve months.
Was it worse to choke on the puke of prudence,
or blow up Europe for a point of honor ?...
John Crowe Ransom, Kenyon College, Gambier, Ohaio,
looking at primitive African art on loan:
gleam-bottomed warriors of oiled brown wood,
waving broom-straws in their hands for spears;
far from the bearded, bronze ur-Nordic hoplites
of Athens and Sparta, not distant from their gods.
John said, "Well, they may not have been good neighbors,
but they haven't troubled the rest of the world".

Примечание.
Джон Кроу Рэнсом (1884-1974) - американский поэт, участник 1-й мировой войны.
Видный литературный критик. Основатель и редактор журналов "Кеньон Ревью" и
"Буглец". Идеализировал американский Юг. Преподавал в университетах. Его стихи
переводил П.Грушко.


Роберт Лоуэлл Рисунок в Literary Life, в книге вырезок.
(С английского).

На фото я - не я: скуластый дриопитек,
неистовый юнец с густыми волосами.
Жена заметила: в глазах сверкает пламя.
Зажал в руке яйцо - белок вскипел и вытек.
Шнурки в пыли рисуют роспись с вензелями.
Пишу стихи с расчётом, как политик,
чтоб как-нибудь не взъелся Новый Критик.
Он пишет лучше всех: и в прозе и стихами…
Когда бы в эти дни прижал к земле я ухо,
тогда б услышал рык - и стоны Хиросимы.
Куда ж наш мир встревоженно стремится ?
Ах, Новый Критицизм ! К чему мне ваша плюха,
когда лютует Смерть, а пальцы тычут мимо ?
Теперь я вспомнил кровь из уст больного Китса.

Robert Lowell Picture in Literary Life, a Scrapbook

A mag photo, before I was I, or my books -
a listener.... A cheekbone gumballs out my cheek;
too much live hair. My wife caught in that eye blazes,
an egg would boil in the tension of that hand,
my untied shoestrings write my name in the dust....
I lean against tree, and sharpen bromides
to serve our great taskmaster, the New Critic,
who loved the writing better than we ourselves....
In those days, if pressed an ear to the earth,
I heard the bass growl of Hiroshima.
In the Scrapbook, it's only the old die classics:
one foot in the grave, two fingers in their Life.
Who would rather be his indexed correspondents
than the boy Keats spitting out blood for time to breathe ?

Примечание.
В апреле 1947 г. в журнале Life была помещена фотография Роберта Лоуэлла после
присуждения Пулитцеровской премии за книгу стихов Lord Weary's Castle (1946).
"New Critic", "New Criticism" - эти термины предложил и ввёл в оборот Джон Кроу
Рэнсом в 1941 г. К движению "Новых Критиков" примкнули учителя Роберта Лоуэлла,
кроме Рэнсома, Аллен Тейт и Роберт Пенн Уоррен (1905-1989).


Роберт Лоуэлл Фредерик Ку, Manx Cat
Для Джин Стаффорд.
(С английского).

Он был нам ближе множества друзей,
и мы с ним, Джин, не затевали ссор.
Мы разошлись, а он со мною до сих пор...
Вот с дерева глядит - бесхвостый ротозей.
Навряд ли сыщешь существо резвей:
карабкается вверх и, (Бог ты мой !) как скор.
И не царапнет, хоть затей с ним спор.
Он сразу оживит любой пустой музей.
Вертун, пушистик, непоседа, рысьи ушки !
Мурлыка разговаривал мяуча.
Всё покорял древесные верхушки.
Пусть даже отступал - и то был очень мил.
Мне по сердцу, что кошки так живучи !
Ту жизнь втроём никто из нас, конечно, не забыл.

Robert Lowell Frederick Kuh, Manx Cat
(For Jean Stafford)

Closer to us than most of our close friends,
the only friend we never quarreled over,
the sole survivor of our first marriage, I see him
on catnip, bobtailed, bobbing like a rabbit,
streaking up the slender wand of a tree,
scratching the polished bark and glassy sprouts,
preferring to hang hooked than life a claw.
Windtoy, Linxears, Furfall, you had eyes,
you lowered yourself to us, clockclaw, clickclaw -
to where no one backed down or lost a point.
Cats aren't quite lost despite too many lives.
Which of us will ever manage one,
or storm the heights and gracefully back down -
Jean, those years multiplied beyond subtraction ?

Примечание.
Джин Стаффорд (1915-1966) - писательница, автор романов и коротких рассказов;
первая жена Роберта Лоуэлла. На русском языке были изданы её книжки "Скверная
компания" и "В зоопарке". У сонета любопытное название. Frederick Kuh (1884-1974)- был такой военный корреспондент газеты Chicago Sun, писавший о капитуляции
Италии. Manx Cat - это порода домашних кошек с короткой яркой шерстью и приметным
хвостом; порода, возможно, выведена на острове Мэн.

Здравствуйте, Владимир Михайлович! Поймал себя на том, что читаю Ваши переводы, не сравнивая с оригиналами. Просто, как стихи. Интересно и легко. Спасибо.

Рэндалл Джаррелл 2

 

''Там ночью скачет белка в колесе
и проверят всех, куда бы кто ни шпарил,''

 

Мб. Проверяет?

 

С уважением,

Аркадий.