Цзян Куй На мелодию «Задержаться в Янчжоу»

Дата: 30-05-2019 | 23:24:52

В год огненной обезьяны, в день зимнего солнцестояния, проезжал через Вэйян (Янчжоу пров. Цзянсу). Ночной снег только прекратился, поля, заросшие травами и злаками, раскинулись перед глазами. За крепостными стенами видел запустение, холодная вода была бирюзова, в надвигающихся сумерках пограничный рожок горестно звучал. В душе я чувствовал скорбь, вздыхая тяжко о прошлом и настоящем, свои размышления описал в этой песне. Почтенный Цяньянь ощутил в ней скорбь «Песней царской столицы» («Там просо склонилось теперь к бороздам… Кто пыль запустенья разнёс по стране?»)

Цяньянь: прозвище поэта Сяо Дэцзао, дяди жены Цзян Куя.

 

Славный град на восток от реки Хуайхэ:

             живописней беседки Чжуси не найти,

                          чтобы здесь задержаться,

                                        коня расседлав, ненадолго в пути.

Где весенних забав – 10 ли этих улиц полны,

                          травы-злаки раскинулись

                                        вдаль, зелены-зелены.

С той поры, как монгольские кони топтались

            здесь, глядя на юг, на Янцзы,

                          заросли, позаброшены, рощи, пруды,

                                             о войне вспоминая, не сдержишь слезы.

Надвигаются сумерки, ветер приносит

            рожка пограничного звук,

                          и на улицах пусто, безлюдно вокруг.

 

И когда бы сюда вдруг вернулся Ду Му,

                          то сегодня пришлось бы, наверное,

                                          в городе горько и тяжко ему.

О цветке кардамона

            строки его нет красивей,

                           и про терем зеленый легко он писал,

                                         только выразить горькие чувства сложней.

Нынче двадцать четыре моста,

            как и прежде, стоят в тишине,

                          и, холодную, мерно, беззвучно качает,

                                        колышет луну на волне.

Распустились пионы,

          цветут у моста одного

                          год за годом, прекрасные,

                                        вновь оживают они для кого?

 

 

 Ду Му «Дарю на прощание»

 

Изящна-изящна, стройна-стройна,

                                  тринадцати лет с небольшим:

цветок кардамона, в начале весны

                                  раскрывшийся, нежен, раним.

Весенних забав повидаешь в Янчжоу

                                  на улицах в десять ли,

сколь дев поднимают свой полог жемчужный,

                                  но с ней не сравниться им.

 

 

 

 

Ду Му «Посылаю в Янчжоу делопроизводителю Хань Чо»

 

Горы зеленые в дымке туманной,

                                  и реки в дали голубой,

Осень настала, в Цзяннани повсюду

                                  увяли деревья с травой.

Льется сияние ясной луны

                                  на двадцать четыре моста,

С яшмовой девой где нынче ты тешишься 

                                  чудной на флейте игрой?

 


姜夔 (1155-1221) 扬州慢 (1176)

 

淳熙丙申正日,予过维扬。夜雪初霁,荠麦弥望。

入其城则四壁萧条,寒水自碧,暮色渐起,戍角悲吟。

予怀怆然,感慨今昔,因自度此曲。

千岩老人以为有《黍离》之悲也。

 

淮左名都,竹西佳处,解鞍少驻初程。

过春风十里,尽荠麦青青。

自胡马窥江去后,废池乔木,犹厌言兵。

渐黄昏、清角吹寒,都在空城。

 

杜郎俊赏,算而今重到须惊。

纵豆蔻词工,青楼梦好,难赋深情。

二十四桥仍在,波心荡冷月无声。

念桥边红药,年年知为谁生。

 

 

杜牧 (803—852)《赠别》

 

娉娉袅袅十三馀,豆蔻梢头二月初。

春风十里扬州路,卷上珠帘总不如。

 

 

杜牧 (803—852) «寄揚州韓綽判官»

 

青山隱隱水迢迢,秋盡江南草木凋。

二十四橋明月夜,玉人何處教吹簫。

Геннадий, очень признательна за отклик!
Цяньянь - дословно "тысяча скал". но откуда взялось это прозвище, не могу сказать, возможно по названию какой-то местности, как это было в случае с Цзян Куем, который некоторое время проживал в местечке 白石洞天 - букв. "пещеры бессмертных в белых скалах". после чего друзья стали называть поэта "даосом с белых скал" или просто Цзян  Байши - Цзян "Белая скала". а сборники его стихов так и назывались: "Стихи (песни) Даоса с Белых скал". спасибо за вопрос!

‘’О цветке кардамона

            строки его нет красивей,

                           и про терем зеленый легко он писал,

                                         только выразить горькие чувства сложней.’’

 

Очень точно подмечено, Алёна. Горечь и боль донести гораздо сложней.

Аркадий, точно!
и вот как тонко и виртуозно, кмк, передает поэт эту горечь и боль в последней строке: расцветают пионы, но некому любоваться ими в разоренном войной городе, да? все сходится в этой строке: и красота, и печаль.
спасибо!