Роберт Лоуэлл -20 Сонеты об истории

Дата: 06-05-2019 | 01:42:47


Роберт Лоуэлл-20   Данте 1
(С английского).

Что чёрное, что белое для Бога, -
об этом Данте не особо пёкся.
Не строил из себя большого ортодокса.
Политиков классифицировал не строго.
Не стоит удивляться парадоксу,
что сир Брунетто в качестве итога
в конце пути дошёл до адского порога
и угодил в огонь, что там нещадно жжётся -
умчался, при своем возвышенном таланте,
как кто-то прыткий за зелёным платьем мчится:
бледнеет зелень - тем заманчивей девица.
Вот так любовь и Бог в Верону гнали Данте.
Короче стали дни. Зимою было не до нег.
Мороз бросал на землю белый снег.

Примечания.
Данте - Дуранте дельи Алигьери (1265-1321).
Брунетто Латини (1220-1294) - флорентийский политик, дипломат, учёный-энциклопедист. Практически первый наставник Данте. Автор книги "Il Teso" ("Сокровище"). По существу это полезная средневековая энциклопедия. Автор поэмы "Теsoretto". Это как бы предшественница дантовской "Комедии", которую Боккачо назвал "Божественной".

Robert Lowell   Dante 1

In his dark day, Dante made the mistake of treating
politicians as if they belong to life,
not ideology. In his vision
his poor souls eclipse the black and white of God.
A man running for his life will never tire:
his Ser Brunetto run through hell like one
who run for the green cloth through green fields
at Verona, looking more like one
who won the roll of cloth, than those who lost....
All comes from a girl met at the wrong time,
losing her color as she fared and brightened;
God and her love called Dante forth to exile
in midwintertime cold and lengthening days,
when the brief field frost mimics her sister, snow.

Роберт Лоуэлл   Данте 2
(С английского).

Мы - как соперники, как в спарринге партнёры.
Ах, если б стать во всём разумней, наконец !
Законный долгий брак, и в нём любви - конец.
Приевшийся ландшафт, лишь пустоши да горы.
Но вот звезда в ночи взволнует наши взоры,
и вслед забьётся в унисон чета сердец.
Жаль, следом будет тьма, и ты - мертвец...
Но Данте видел свет, что прожигал все шторы.
Был предан дивной Беатриче неустанно.
Хоть адский жар, хоть ледяные холода,
любовью колдовской пленён был навсегда -
но слишком поздно, либо слишком рано...
А в браке - после - страсть поэта не терзала:
ожгла не молния, а крошечные жала.

Robert Lowell   Dante 2
Torn darlings and professional sparring partners,
will we ever grow wiser and kinder in
the exercise of marriage - its death
like this summer landscape chilling under
the first influence of the evening star
Winking from green to black - our bodies, black
before we even know that we are dead.
Dante loved Beatrice beyond his life,
with a loyalty outside anywhere;
all icy pandemonium....a girl
too early his enchanter and too late,
the hour half-over when every star was shining -
lightning piercing his marriage's slow fire,
some brightest prong, antennae of an ant.

Роберт Лоуэлл   Данте 3 Буонконте
(С английского).

"Меня никто не поминает уж давно".
"Но ты ж исчез, пропал при Кампальдино ?
И тела не нашли". - "Дошёл до Казентино,
где Арчиано зваться Арно суждено.
Война проиграна. Всё горло - как рванина.
Кровь хлещет, как пролитое вино.
Воззвал: МАРИЯ ! Как же мне темно -
ослеп; теряю речь, близка кончина...
Не скрою ото всех, кто жив под божьим кровом,
что дьявол с ангелом пустили когти в ход,
сражались за меня: кто душу заберёт -
кому достанусь со своим предсмертным словом.
Когда ж волнах скрестить я руки захотел,
поток разнял их врозь: креста не потерпел".

Robert Lowell   Dante 3 Buonconte

"No one prays for me...Giovanna or the others".
What took you so far from Campaldino
we never found your body ? "Where the Archiano
at the base of the Casentino loses its name
and becomes the Arno, I stopped running,
the war lost, and wounded in the throat -
flying on foot and splashing the field with blood.
There I lost sight and speech, and died saying Maria....
I'll tell you the truth, tell it to the living,
an angel and devil fought with claws for my soul:
You angel, why do you rob me for his last word ?
The rain fell, then the hail, my body froze,
until the raging Archiano snatched me,
and loosened my arms I'd folded like the cross".

Примечания.
Буонконте - воин, сын другого воина Гвидо де Монтефельтро, оба из стана гибеллинов. Данте сражался в армии гвельфов. Был их противником.
В "Божественной Комедии" Данте встречает тень Буонконте.
Кампальдино - место кровопролитной битвы 11 июня 1289 г., где победили гвельфы
Арчиано - горный поток, исток реки Арно.
Казентино - живописная гористая местность в Тоскане, ныне национальный парк.

Роберт Лоуэлл Данте 4     Паоло и Франческа
(С английского).

Она сказала: "Что за лютая напасть
вдруг вспомнить в горести про время без заботы.
Едва задумаюсь, и слёзы лить охота.
Как зародилась наша гибельная страсть ?
Вдвоём читали про беспутство Ланселота.
Был волен, да попал любовнице во власть...
А наше чтение - возьми да угораздь ! -
Сомкнули взоры и попали как в болото,
в глубокую безвылазную грязь.
Две жертвы соблазнительного чтенья:
он губы целовал мне без стесненья,
наедине, попасться не боясь.
Дал книгу Галеот, способный на интриги...
В тот день мы больше не касались книги".

Robert Lowell Dante 4     Paolo and Francesca

And she to me, "What sorrow is greater to us
than returning from misery to sweet time ?
If you will know the first root of our love,
I'll speak as one who must both speak and weep.
On that day we were reading on dalliance
of Lancelot, and how love brought him down;
we were alone there and without suspicion,
often something we read made our eyes meet -
we lost color. A single moment destroyed us: reading
how her loved smile was kissed by such a lover.
He who never will be divided from me
came to me trembling, and kissed my shaking mouth.
That book and he who wrote it was a bawd,
a Galahalt. That day we read no further".

Роберт Лоуэлл Данте 5     Ветер
(С английского).

Ночь, воя с ветром над жильём, гуманна.
Франческа мрак в душе сумела побороть -
хоть в ней была чужая церкви плоть
да чувства - не сказать, что невозбранны;
те самые, что в нас вселил Господь.
А сладости любви - так всем они желанны.
Так женщина гребла, как в лодке, - неустанно,
хоть тысячи заноз старались уколоть.
Вот и улитка ползает, слепая,
чтоб рожки выставить на свет и на тепло.
И вот бородачи в садах Аллаха
ласкают обнажённых гурий Рая:
два дня любви потом, раз в жизни не везло,
а после вечность для отчаянного праха.

Ветра вздувают пламя, они его и гасят.

Robert Lowell Dante 5   Wind

The night blowing through the world's hospital is human,
Francesca's strife and monotony blown
by the folly of Christendom that loathed her flesh -
seed winds, the youthful breath of the old world,
each a progression of our carnal pleasure
and a firm extension of the soul....
The girl has been rowing her boat since early morning,
hard riding has never blistered her agile thighs.
The snail, a dewdrop, stumbles like the blind,
puts out his little horns to fill the sun.
In the garden of Allah, man still wears the beard,
the women are undressed, accepting love....
They loved if one or two days of life meant much,
then an eternity of failed desire -

wind fed the fire, a wind can blow it out.


Роберт Лоуэлл   Герцог де Гиз
(С английского).

Где слабнет сцепка, там каменья рухнут вниз...
Приятно быть всегда ярчайшим из примеров,
меж множества друзей - достойных юных пэров,
жить радостно и брать в боях лишь первый приз !
Короны жаждавший герой Анри де Гиз,
вождь верных папскому престолу кавалеров,
рискнул пройтись вдоль королевских интерьеров,
а друг-король послал убийц из-за кулис.
Анри был славен в злом и строгом амплуа:
берёг семейный свой очаг от адюльтера.
Был мстителен, и в нём была отвага.
Как выглядел ? Я видел склеп его в Блуа.
Живот был вроде плодоносной сферы...
Но от толпы убийц не выручила шпага.

Robert Lowell   Duc de Guise

The grip gets puffy, and water wears the stones -
O to be always young among our friends,
as one of the countless peers who graced the world
with their murders and joie de vivre, made good
in a hundred aimless amorous bondages....
The irregular hero, Henri, Duc de Guise,
Pope and Achilles of the Catholic League,
Whose canopy and cell I saw in Blois -
just before he died, at the moment of orgasm,
his round eyes, hysterical and wistful,
a drugged bull breathing, a cool, well-pastured brain,
the muscular slack of his stomach swelling
as if he were pregnant...his small sword unable
to encircle the circle of his killers.

Примечания.
Герцог де Гиз (1550-1588) - Анри Лотарингский, 3-й герцог де Гиз, принц Жуанвиль.
С юных лет избрал военную карьеру. В 16 лет уже успешно сражался в Венгрии против турок. В дальнейшем одержал ряд побед, отличился при осаде Орлеана.
Ярый католик. Непримиримый враг гугенотов, тем более потому, что теми был убит
его отец. Один из инициаторов кровавой Варфоломеевской ночи. Возглавил "Святую
Лигу" - тайный и сильный союз католиков. Искал поддержки у римского папы и за
рубежами Франции. Претендовал на королевский трон, за что был убит королевскими
гвардейцами Генриха III. Анри де Гиз - персонаж нескольких романов Дюма, в том числе "Графиня Монсоро", "Сорок пять"... Об убийстве этого герцога Дюма не написал.

Роберт Лоуэлл   Жена Анри Четвёртого
(С английского).

На драчки для забавы я резва.
Бывало, поругаемся, но в меру.
Вся в жемчугах, добром забиты шифоньеры.
А ночью косточки трещат - едва жива.
Виню подушки, но - конечно - не права.
Шутя сказала мужу, будто кавалеры
с небес ночами лезут сквозь портьеры...
Я - пташка, королю полсотни лет плюс два.
Из-за моих капризных настроений,
измучившись, мой муж из Лувра уезжал,
спал в городе один - при всей своей красе.
Как все монархи опасался покушений.
Его прикончил даже не кинжал:
кухонный нож убийца отточил на колесе.

Robert Lowell   The Wife of Henri Quatre 1

"O cozy scuffles, soft obscenities,
wardrobes that dragged the exchequer to its knees,
cables of pearl and crazy lutes strung tight -
tension. groin and backbone ! Every night
I kicked our pillows and embroidered lies
to famish the King's purse. I said his eyes
few kiting to my dormer from the blue.
I was a sparrow. He was fifty-two....
Alas, my brutal girlish moodswings drove
my Husband, wrenched and giddy, from the Louvre,
to sleep in single lodgings on the town....
He feared the fate of kings who died in sport;
murder cut him short -
a kitchen-knife honed on carriage-wheel".


Роберт Лоуэлл   Жена Анри Четвёртого 2
(С английского).

Я не в расстройстве, я гоню кошмарный сон:
вслед одному, идёт другой сезон.
Версалю не бывать без господина -
на смену мужу выкормила сына.
Всё для него: держава, скипетр, отчий трон.
И даже пусть меня он гонит вон.
Я - с ним, ведь я - его взрастившая лозина.
Есть верный друг - и не сломаюсь без причины.
А время провести желаю, всё же, всласть.
Прославленный супруг Анри !
Ты был любителем сражений и охоты.
Теперь в стране, где ты утратил власть,
на всё поснисходительней смотри.
Без всяческих страстей спи тихо, без заботы".

Robert Lowell   The wife of Henri Quatre 2

"I show no emotion, king must follow king;
the season circle, fall to laughing rings
of scything children. I rock my nightmare son,
I see his dimpled fingers clutch Versailles,
take ball and scepter; he asks the Queen to die.
And so I press a lover's palm to mine,
I am his vintage and his living vine,
oozing, entangling...a moment, a moment, a moment -
even a queen must divert her precious time.
Henri Quatre - how you used to look
for blood and pastime ! If you ever loved
in this Kingdom where you let your scepter drop,
pardon the easy virtues of the earth....
Your great nerve gone, Sire, sleep without care".

Примечание.
Повествование ведётся от лица Марии де Медичи (1573-1642), дочери флорентийского
банкира; с 1600 г. - жены Анри Наваррского, будущего французского короля Анри IV
(1553-1610). Её сын Луи XIII правил во Франции с 1610 г. по 1643 г. Свою мать
Марию он дважды удалил от двора в 1617-22 гг. и в 1631-42 гг. за вмешательство
в дела правления.


Роберт Лоуэлл    Гонгора: Потерянная Испания
(С английского).

Век рушится, везде одни руины.
На отчем доме плесневеет кров.
Замшели влажные стволы боров.
На валунах - подтаявшие льдины.
Без солнца - безотрадные картины:
луга - без трав, проплешины паров,
в садах - лишь гниль несобранных даров,
пасётся заморённая скотина.
Вхожу в свой дом - а негде сесть и лечь:
там паутина, мебель в беспорядке.
Клюка погнулась - не послужит впредь.
Густою ржавчиной покрыт мой меч.
Не схватишь - нет уж больше рукоятки.
Мне всё, язвя, твердит, что должен умереть.

Robert Lowell     Gongora:   Spain Lost

Mire los muros de la patria mia

I saw the musty shingles of my house,
raw wood in place once, now a wash of moss
eroded by the ruin of the age
turning all fair and green things into waste.
I climbed the pasture. I saw the dim sun drink
the ice just thawing from the bouldered fallow,
scrub crowd the orchard, seize the summer's yield,
and higher up, the sickly cattle below.
I went in my house. I saw how dust
and revel had devoured its furnishing;
even my stick was withered and more bent,
even my sword was coffined up in rust -
there was no hilt left for my hand to try.
Everything ached, and told me I must die.

Роберт Лоуэлл     Гонгора: Гробница Кардинала Сандоваля
(С английского).

Часовня, где стоит суровая гробница -
успех строителя, очарованье глаз.
Покуда строилась, порфир тупил алмаз
и всем напильникам пришлось сточиться.
На гладком камне, будто на странице,
читай, приезжий гость, почтительный рассказ
о том, какой герой, дививший свет и нас,
здесь лёг, как сердце перестало биться.
Он подчинялся только лишь себе -
опора короля, несокрушимый князь.
Внимательно читай бессмертные скрижали...
Все пять лазурных звёзд в его гербе,
на поле золотом, упрямо вверх стремясь,
возносят в небо имя Сандоваля.

Robert Lowell   Gongora, Tomb of Cardinal Sandoval

This chapel that you gaze at, these stern tombs,
the pride of architecture...Ah traveller,
diamonds were blunted on this porphyry,
the teeth of files wore smooth as ice - this vault
seals up the dust of one who never let
the earth oppress him. Whose ? If you would know,
stay and study this inscription. Words
give marble meaning and a voice to bronze.
Generous devotion binds this urn
with majesty and with propriety
to the heroic ashes of Sandoval,
who left his coat of arms, once five blue stars
on a gold field, to climb with surer step
through the blue sky, and scale the golden stars.

Примчания.
Луис де Гонгора-и-Арготе (1561-1627) - испанский поэт эпохи барокко.

Франсиско Гомес де Сандоваль-и-Рохас (1553-1623) - граф, маркиз, 1-й герцог де
Лерма с 1599 г. Кардинал с 1618 г. (Михаил Юрьевич Лермонтов безосновательно
посчитал себя одним из потомков семейства Лерма). Сандоваль был любимцем короля
Филипа III, не способного управлять государством, был его полномочным и всесильным премьер-министром. Вёл длительную разорительную войну в Нидерландах.
Довёл в 1607 г. государство до банкротства. В 1609-11 гг. изгнал из страны морисков (крещёных мавров), плативших немалые налоги, в итоге была разорена
Валенсия. Стяжал капитал в 44 миллиона дукатов. Собрал внушительную коллекцию
картин и других ценностей. Всячески поддерживал церковь. Когда попал в опалу,
был поддержан Римским Папой и стал кардиналом. Новый король Филип IV и новый
фаворит Оливарес взыскали с него миллионный штраф. От других санкций Сандоваль
избавился благодаря Папе.


Владимир,
Вашей версификации я поражаюсь всегда. Сложно оценить такое количество сонетов сразу. Но мастерство поэтическое сразу видно. Ваш Геррик и Спенсер останутся в памяти у читателей. Exegi monumentum...

Александру Лукьянову
Александр !  Ни в каких поэтических школах и семинарах я никогда не учился. Ни в каких творческих объединениях не состою. Знания о традиционных формах стиха и технических требованиях к технике перевода по-настоящему серьёзно получил только от Вас. Восхищаюсь Вашими стихами, переводами и интереснейшей талантливой мудрой и хорошо документированной прозой: книгами о Пушкине и Есенине.  Все мои небольшие, но очень важные для меня,  успехи с публикацией моих текстов получены только благодаря Вам. Это касается  не только меня,
но и других переводчиков. Поэтому любая  Ваша поддержка для меня очень важна и ценна, при том
не только похвалы, но и критика. Большое спасибо за 
Ваш отзыв на мои новые работы.
ВК






Главное, что нерифмованные стихи Лоуэлла Вы зарифмовали. Они читаются намного лучше , чем белым стихом. Белый стих - это вроде прозы что-то. Я следую трубадурам. Стих - это рифма и музыкальность:)