Ruth Padel. Обучение изготовлению уда в Назарете

Дата: 28-04-2019 | 12:41:59

В первый день он срубил для спинки орех,
согнул платан для боков, сделал живот 
из красного дерева. Пойдем на заре в виноградники,
 посмотреть, не завязались ли плоды.

Небо было синим над долиной Израэля
и голубь позолотою сиял
над крышей церкви Благословения.

День второй, он вырезал верблюжью кость,
чтоб сделать гриф.
Как приятно сидеть в тени виноградной лозы.

День третий, он смастерил головку из сандала,
а пикгард - из ствола черешни.
Розетку он украсил позолотой
 орнаментом,
 по красоте похожим на лепестки оливы, что растет у моря.
 Да, то был он, по ком моя душа страдала.

Он выложил розетку лебедями,
 две шеи, что сплелись так нежно;
колки приладил он из абрикоса,
потрешь их – источают аромат. 
Четвертый день – день нарезания
высоких струн, на них пошли кишки верблюда. Его левая рука 
возлежит под моей головою.

Для низких звуков он свил медные струны,
бледные как гудрон на морозе.
Тепло моей груди его согреет ночью.

На пятый день он покрывал все лаком. 

Наш караван зеленый, а балки нашего жилища
из кедра и сосны. Он прикрепил на грифе оберег,
чтоб отгонять злых духов.
Мой возлюбленный - сгусток жаркого костра
в виноградниках Энгеди 
я наблюдала, как он затачивал орлиное перо под медиатор,
чтобы воспеть ангела импровизации,
что обитает в расселине меж гребнями Назарета, 
в приюте любви. Где зреет она, покуда ты ждешь.
Оставь меня печатью на сердце твоем.

На шестой день пришло войско
За его генетическим кодом.
Что случилось потом – мы не знаем.

Я стояла в очередь на КПП в Галилею.
Я искала его, не нашла.
Он давал урок под открытым небом -
Я звала его, но ответа не получила - 
то же место, где стоял Иисус, изгнанный из Капернаума,
чтобы учить на горе в синагоге, но с горы той
он тоже был сброшен. Еще до заката солнца
я должна на горе быть с миррой. 
День седьмой – мы извлекли все занозы
из его израненных рук. Покинь со мной Ливан,
жена моя, взгляни на мир с вершины Хермона.
  
На день восьмой больше не было дней.
Я выучилась на плотника и убрала подальше попону.
Мы все начали с начала,
купив детский уд по e-bay.
Он виртуозно играл на уде
и был для меня любовью.

Оригинал:

 Ruth Padel
LEARNING TO MAKE AN ‘OUD IN NAZARETH 

published in The New Yorker, October 2008

The first day he cut rosewood for the back,
bent sycamore into ribs and made a belly 
    of mahogany. Let us go early to the vineyards
    and see if the vines have budded.

The sky was blue over the Jezreel valley 
    and the gilt dove shone 
above the Church of the Annunciation. 
The second day, he carved a camelbone base 
    for the fingerboard. 
I sat down under his shadow with delight. 
The third day, he made a nut of sandalwood, 
and a pickguard of black cherry.
    He damascened a rose of horn 
    with arabesques  
as lustrous as under-leaves of olive beside the sea.  
    I have found him whom my soul loves. 

He inlaid the soundhole with ivory swans,
each pair a Valentine of entangled necks,
    and fitted tuning pegs of apricot
to give a good smell when rubbed.
The fourth was a day for cutting 
the high strings, from camel-gut. His left hand 
    shall be under my head. 
  
    For the lower course, he twisted copper strings 
pale as tarmac under frost.  
    He shall lie all night between my breasts.
The fifth day he laid down varnish.
Our couch is green and the beams of our house
    are cedar and pine. Behind the neck 
he put a sign to keep off the Evil Eye. 
My beloved is a cluster of camphire 
in the vineyards of Engedi 
    and I watched him whittle an eagle-feather, a plectrum 
    to celebrate the angel of improvisation 
    who dwells in clefts on the Nazareth ridge 
where love waits. And grows, if you give it time.
Set me as a seal upon your heart. 
On the sixth day the soldiers came 
    for his genetic code. 
We have no record of what happened. 
I was queueing at the checkpoint to Galilee.
I sought him and found him not. 
    He’d have been in his open-air workshop -
        I called but he gave me no answer - 
the selfsame spot
    where Jesus stood when He came from Capernaum 
to teach in synagogue, and townsfolk tried 
to throw Him from the rocks. Until the day break 
    and shadows flee away 
I will get me to the mountain of myrrh.
The seventh day we set his wounded hands 
around the splinters. Come with me from Lebanon
    my spouse, look from the top 
    of Shenir and Hermon, from the lions' dens. 
On the eighth there were no more days. 
I took a class in carpentry and put away the bridal rug.
We started over 
with a child’s ‘oud bought on eBay.
    He was a virtuoso of the ‘oud
and his banner over me was love.

Я понимаю настрой этого стихотворения. В тех краях, всегда подавляет мысль о тяжести тысячелетий. дорисовывается что и как там было. И возвращаешься в современность, как оглушенный.

Да, эта библейская история рассказана здесь очень интересно. Да и поэтесса Рут Падел очень своеобразный человек. Она, кстати, праправнучка Чарльза Дарвина.