Развенчание

Просияла зарей, повела горностаевой бровью,

повелев распрягать утомленных буранных коней.
Я - трезвеющий март, не соперник тебе и не ровня,
голодранец весны, в это утро забывший о ней.


По барханам снегов зазмеились лиловые тени,
белым пламенем дня ослеплен полусонный зрачок.
В подвенечном лесу, в вечном царстве теней и растений
мне легко оттого, что я холоден и одинок.


Где ж ты раньше была с этой роскошью непритязаний
ни на что, кроме сил обойти эту землю пешком?
Как безмолвный ответ, я твою тишину осязаю
каждой почкой и в ней замороженным новым листком.


Ты не можешь уйти, не поправ все законы и сроки,
не признаешь меня, только я не в обиде ничуть,
в невесеннем лесу забродили весенние соки,
я тебя полюбил, но я больше тебя не хочу…

И небо онемеет, и вода

от одного сознания тогда,

когда увидят чудо золотое

такое, только с виду лишь простое.