А. Теннисон. VI (из поэмы 'In Memoriam A.H.H.')

Дата: 26-02-2019 | 14:52:18

    

    "Ещё друзья есть у меня,

         А общая судьба – лишаться";

         Но это – чтобы утешаться:

    Общее место, болтовня.

   

    Лишенье общее дано,

         А ранам сердца не закрыться;

         Не меркла никогда денница –

    Разбито сердце всё равно.

   

    Отец, где б ты ни пропадал,

         Сейчас твой сыну тост заздравный,

         Но выстрел оборвал злонравно

    Ту жизнь, которую ты дал.

   

    Мать, юнгу своего спасти

         Стремишься:  Бога молишь рьяно,

         Но сыну со смертельной раной

    В воде могилу обрести.

   

    Не больше знаете, чем я,

         Что в страшный час его конечный

          Писал послание сердечно:

    Там и любовь, и мысль моя.

   

    Я ждал: вернётся он домой,

         И с ним воображал свиданье,

         Тая в душе одно мечтанье:

    "Ещё немного – друг со мной".

   

    Не опасаясь ничего,

         Золотовласая голубка,

         Чьё счастье оказалось хрупко,

    Готовилась встречать его.

   

    В камине вспыхнул огонёк;

         Мечтой о встрече обольщаясь,

         Пред зеркалами украшаясь,

    Та вдела в волоса цветок,

   

    Блистать желая красотой;

         Взгляд отвела свой, став пунцовой,

         Но в зеркала взглянула снова:

    Поправить локон золотой.

   

    Тогда-то рок настиг стремглав

         Желанного ей Господина:

         Он погребён был вод пучиной

    Иль принял смерть, с коня упав.

 

    Каков её финал тогда?

         Чего ждать мне? По воле рока

         Ей оставаться одинокой

    И мне – без друга все года.

   

    VI

    One writes,  that 'Other friends remain,'

         That 'Loss is common to the race' –

         And common is the commonplace,

    And vacant chaff well meant for grain.

 

    That loss is common would not make

         My own less bitter, rather more:

         Too common! Never morning wore

    To evening, but some heart did break.


    O father, wheresoe'er thou be,

         Who pledgest now thy gallant son;

         A shot, ere half thy draught be done,

    Hath still'd the life that beat from thee.

 

    O mother, praying God will save

         Thy sailor, - while thy head is bow'd,

         His heavy-shotted hammock-shroud

    Drops in his vast and wandering grave.

 

    Ye know no more than I who wrought

         At that last hour to please him well;

         Who mused on all I had to tell,

    And something written, something thought;


    Expecting still his advent home;

         And ever met him on his way

         With wishes, thinking, 'here to-day,'

    Or 'here to-morrow will he come.'

 

    O somewhere, meek, unconscious dove,

         That sittest ranging golden hair;

         And glad to find thyself so fair,

    Poor child, that waitest for thy love!

 

    For now her father's chimney glows

         In expectation of a guest;

         And thinking 'this will please him best,'

    She takes a riband or a rose;


    For he will see them on to-night;

         And with the thought her colour burns;

         And, having left the glass, she turns

    Once more to set a ringlet right;


    And, even when she turn'd, the curse

         Had fallen, and her future Lord

         Was drown'd in passing thro' the ford,

    Or kill'd in falling from his horse.

 

    O what to her shall be the end?

         And what to me remains of good?

         To her, perpetual maidenhood,

    And unto me no second friend. 

Артуру это скоро зрить;

здесь глагол зреть, что делать? - зреть

       Да, Вы правы, Александр Викторович. Но я не хочу использовать глагол "зреть", т. к. он содержит разночтение: означает не только "смотреть" (устар.), но и "созревать". Поэтому попробую вообще обойтись без этого глагола. Ещё вариант перевода:


"...Та вдела в волоса цветок,


Блистать желая красотой;

         Взгляд отвела свой, став пунцовой,

         Но в зеркала взглянула снова: 

  Поправить локон золотой".