А. Теннисон. VI (из поэмы 'In Memoriam A.H.H.')

Дата: 26-02-2019 | 14:52:18

    

    "Ещё друзья есть у меня,

         А общая судьба – лишаться";

         Но это – чтобы утешаться:

    Общее место, болтовня.

   

    Лишенье общее дано,

         А ранам сердца не закрыться;

         Не меркла никогда денница –

    Разбито сердце всё равно.

   

    Отец, где б ты ни пропадал,

         Сейчас твой сыну тост заздравный,

         Но выстрел оборвал злонравно

    Ту жизнь, которую ты дал.

   

    Мать, юнгу своего спасти

         Стремишься:  Бога молишь рьяно,

         Но сыну со смертельной раной

    В воде могилу обрести.

   

    Не больше знаете, чем я,

         Что в страшный час его конечный

          Писал послание сердечно:

    Там и любовь, и мысль моя.

   

    Я ждал: вернётся он домой,

         И с ним воображал свиданье,

         Тая в душе одно мечтанье:

    "Ещё немного – друг со мной".

   

    Не опасаясь ничего,

         Золотовласая голубка,

         Чьё счастье оказалось хрупко,

    Готовилась встречать его.

   

    В камине вспыхнул огонёк;

         Мечтой о встрече обольщаясь,

         Пред зеркалами украшаясь,

    Та вдела в волоса цветок,

   

    Блистать желая красотой;

         Взгляд отвела свой, став пунцовой,

         Но в зеркала взглянула снова:

    Поправить локон золотой.

   

    Тогда-то рок настиг стремглав

         Желанного ей Господина:

         Он погребён был вод пучиной

    Иль принял смерть, с коня упав.

 

    Каков её финал тогда?

         Чего ждать мне? По воле рока

         Ей оставаться одинокой

    И мне – без друга все года.

   

    VI

    One writes,  that 'Other friends remain,'

         That 'Loss is common to the race' –

         And common is the commonplace,

    And vacant chaff well meant for grain.

 

    That loss is common would not make

         My own less bitter, rather more:

         Too common! Never morning wore

    To evening, but some heart did break.


    O father, wheresoe'er thou be,

         Who pledgest now thy gallant son;

         A shot, ere half thy draught be done,

    Hath still'd the life that beat from thee.

 

    O mother, praying God will save

         Thy sailor, - while thy head is bow'd,

         His heavy-shotted hammock-shroud

    Drops in his vast and wandering grave.

 

    Ye know no more than I who wrought

         At that last hour to please him well;

         Who mused on all I had to tell,

    And something written, something thought;


    Expecting still his advent home;

         And ever met him on his way

         With wishes, thinking, 'here to-day,'

    Or 'here to-morrow will he come.'

 

    O somewhere, meek, unconscious dove,

         That sittest ranging golden hair;

         And glad to find thyself so fair,

    Poor child, that waitest for thy love!

 

    For now her father's chimney glows

         In expectation of a guest;

         And thinking 'this will please him best,'

    She takes a riband or a rose;


    For he will see them on to-night;

         And with the thought her colour burns;

         And, having left the glass, she turns

    Once more to set a ringlet right;


    And, even when she turn'd, the curse

         Had fallen, and her future Lord

         Was drown'd in passing thro' the ford,

    Or kill'd in falling from his horse.

 

    O what to her shall be the end?

         And what to me remains of good?

         To her, perpetual maidenhood,

    And unto me no second friend. 




Эмма Соловкова, поэтический перевод, 2019

Сертификат Поэзия.ру: серия 1356 № 141397 от 26.02.2019

1 | 2 | 551 | 20.05.2022. 19:55:57

Артуру это скоро зрить;

здесь глагол зреть, что делать? - зреть

       Да, Вы правы, Александр Викторович. Но я не хочу использовать глагол "зреть", т. к. он содержит разночтение: означает не только "смотреть" (устар.), но и "созревать". Поэтому попробую вообще обойтись без этого глагола. Ещё вариант перевода:


"...Та вдела в волоса цветок,


Блистать желая красотой;

         Взгляд отвела свой, став пунцовой,

         Но в зеркала взглянула снова: 

  Поправить локон золотой".