Владимир Ягличич Константин Драгаш

Дата: 20-02-2019 | 21:58:49



Владимир Ягличич   Константин Драгаш

Владимир Ягличич  Константин Драгаш
(С сербского).

Царь встретил смерть в сраженье.
Как написал историк, он был умён,
несуетлив и скромен. Он делал то, что должен.
Он быстро разгадал желания Мехмеда -
и, с подданными разделив,
он сам избрал себе судьбу.
Ему ни в чём обычно не везло.
В женитьбе - тоже.
Он Богородицу на улицы понёс -
икона выпала из рамки.
Четыре дня, в ненастье, солнце было мрачным.
Царь понял, что никто: ни римский папа,
ни повелители французов или немцев,
ни русские, ни сербы, ни болгары - не помогут.
Нет каталонских, нет венецианских кораблей.
И небо провалилось, чтоб высосать его.
Одна земля - опора.
Когда иноплеменники нахдынут на святыню,
то меч пребудет до конца с последним императором Царьграда,
Как люб ему, как дорог сердцу меч !
"Прощай же, Византия !" - вскрикнул этот родич сербов.
"Прощай страна, что ценит веру наших предков !
Приходит новый день. За новым чёрным днём
опять настанет утро - хоть новая, но чёрная заря.
Кровь мучеников рдеет на дорогах и на плацах,
где наших праведников будут проклинать.
Грядущее грозит столетиями рабства.
Как я хотел бы в это не вникать,
Хотел бы позабыть истекшие века.
Но мне моё сознание пророчит, не смолкая.
И совесть упрекает, что не исполнил, что велел мне долг.
Воображение витает где-то между добром и злом,
а вечность предстаёт покрытой тенью областью терзаний".
 
Владимир Ягличич  Константин Драгаш

Цар је умро бореhи се,
био је уман и скроман, ако је веровати
једном историчару. Брз да схвати дужност,
није му дуго прониhи требало Мехмеда.
Одабра судбину своју сам,
с поданицима је поделивши.
Ништа му није на руку ишло,
чак ни да се ожени.
А кад је Богородицу изнео на улице,
из рама икона испаде,
олуја поче, у дан четврти помраченога сунца.
И схвати цар да помоhи од римског папе,
од француског кральа, од немачког цара,
од Срба, Руса, од Бугара - нема.
Нигде бродова из Венеције, из Каталоније,
провалило се небо да га усиса,
земльа га држи још,
само мач веран остаhe последньем цару Византије,
пре него насрну на олтар иноплемени.
Мач ньегов заволе срце ньегово!
Збогом, последньи царе српске крви, збогом Византијо,
збогом римска империјо, веро предака збогом!
Починье нови дан, а црн је нови дан,
починье ново јутро, тамно је ново јутро,
крв праведника шкропи наше улице и тргове,
крв праведника проглашених кривима,
векови ропства су пред нама.
Можете ме ослободити сазнаньа,
можете ме ослободити историје,
али ме не можете ослободити свести
о мојој својини одузетој и дугу неодуженом.
Негде изнад добра и зла моја утвара лебди
и дуго, у дугу вечност, с места патнье сен не помера.

Примечания.
Здесь повествуется о предсмертных мыслях и словах последнего императора Византии
Константина XI Драгаша. Его империя окончательно погибла под натиском турок в 1453 году. Погибший император родился в 1404 году, правил в 1449-1453 гг. Драгошем он был назван, потому что его мать Елена была сербиянкой, дочерью другого Константина Драгаша.
(Константин Драгаш, он же Константин Деянович (1355-1395) - был внуком сербского
короля Стефана Дечанского и дедом последнего византийского императора Константина
XI Драгаша. После битвы при Марице (1371 г.), когда было разгромлено Сербское
царство, всё переменилось. Вслед за отцом Деяном и своим старшим братом Йованом, Константин стал с 1378 г. феодальным магнатом (деспотом) обширной области в восточной Македонии (Вельбуджского деспотства) и правил как вассал турецкого султана. Как союзник турок принял участие в битве против валахов при Ровине (1395 г.). Турки тогда победили, но Константин Драгаш был убит, а деспотство было впоследствии включено в состав Оттоманской империи).

Владимир Ягличич   Робеспьер
(С сербского).

Враг революции.
Он речь держал о человечности,
когда казнил Дантона и сторонников рассудка
и толпы граждан посылал на гильотину -
и неизвестных, и известных.
Был наш...
Он новую религию придумал
и проповедовал в речах гуманность. -
Стал нам врагом.
С чего бы ? Его душила кровь Дантона,
и оттого уж нет ему спасенья.
И оттого стрелял Меда,
что челюсть Робеспьеру раздробил.
Пусть больше ничего не говорит !
Он всё уже сказал.
Ему Самсон и голову потом
отсёк от тела.
Кровь кормит Революцию
а не какая-то идейная причина.

Владимир Ягличич Робеспјер

Непријатель револуције,
одржао је говор о човечности.
Док је убијао -
Дантона, обожавателье разума,
док је слао јатима на гильотину,
знане и незнане,
наш је још био.
Али, он нову религију заводи,
он о човечности говоре држи,
непријатель је постао.
Зато га гуши Дантонова крв,
зато му спаса нема,
зато је Меда пуцао
и чельуст му раздробио.
Не треба више да каже ништа,
све је рекао.
Зато hе Самсон и ову главу
да одвоји од тела.
Револуцију храни крв,
а не у име чега.

Примечание.
В стихотворении названо имя молодого жандарма Меда. Этот хвастливый военный всю
жизнь настойчиво утверждал, что именно он прострелил челюсть Робеспьера при аресте, ставя это себе в большую заслугу. За более чем двести лет никакая экспертиза не смогла сколько-нибудь уверенно установить, то ли стрелял жандарм,
то ли Робеспьер пытался совершить самоубийство, то ли стреляли оба. Сам Меда (не
то Мерда), служил в разных армиях, участвовал в нескольких походах, дослужился до
полковника и был убит в Бородинской битве.

Владимир Ягличич  Приск
(С сербского).

Мы добирались дикими степями.
Волов впрягали. Где на лодках, где верхом.
Заместо хлеба ели просо,
и пили не вино, а медовуху.
Нас всюду принимали с честью.
Была еда, питьё. Стелили мягко
и клали с молодухами, чтоб слаще спали.
Ни я, ни Максимин не знали, кто наш третий.
Он нам Вителием назвался.
Мы поняли, что ехал с тайной целью.
Лоб был слегка плешив,
затылок рыжеват, в глазах усмешка.
Решили, ты его удачно выбрал, Цезарь
Добравшись, стали во дворе и ждали смерти,
пока не обслужили молодайки из гарема,
и спрос пошёл о той, чей перстень он носил.
Потом для нас запели барды
и в песнях вспоминали битвы и походы.
Тот варвар многих истребит, о Цезарь.
И нет конца и края будущим страданьям.
Вителий был с большим почётом принят.
Не мог и шага сделать без эскорта.
Не будь к нему излишне строг.
Всё, что возможно было, он исполнил.
Мы возвращаемся живыми, Цезарь,
хотя, по сути, дела не свершив.
Наш вклад в историю не состоялся.
Дикарь к нам ближе, чем когда-то Ганнибал,
и гуси не спасут при будущей осаде.
Аттила, это то же, что мы сами, Цезарь !
Но как сказать про это в очи Риму,
да и тебе - ведь знаешь сам - страшась, что знаешь ?
Я там увидел нас самих
и нашу очевидную погибель:
то Божий Бич - судьба сегодняшнего мира.

Владимир Ягличич  Приск

Кроз дивлье землье јездили смо
на коньима, чуновима, на воловским запрегама,
уместо хлеба просо смо јели,
место вина пили медовину.
Свуда нам указиваху почаст.
Од јестива и пиhа до удобних лежаја,
с младим женама за угоднију ноh.
Ни ја ни Максимин не познавасмо оног треhег,
сем да Вителије му беше име,
али смо знали да тајних намера има.
Ньегово благо проhелаво чело,
жути залисци и тајновит осмех,
говорили су: добро си одабрао, о царе!
Гостили смо се у дворишту ньеговом, ишчекујуhи смрт,
док су нас служиле младе жене из харема,
док се распитивао за Хонорију чији прстен носи.
После су нам певали бардови,
сеhајуhи се царских похода.
Многе hе поклати госа овај, царе,
и нема краја страданьу будуhем.
Вителија нарочитом пажньом
обасуше: ни мрднути без пратнье.
Зато не суди строго о ньему,
учинио је што може.
Враhамо се живи,
али необавльена посла, о царе,
и то је сав наш допринос историји.
Варвари су ближе него Ханибал што је био,
и гуске нас неhе спасити будуhе опсаде.
Атила, то смо ми сами, царе,
али како то Риму реhи у очи,
или теби који знаш и бојиш се онога што знаш?
Нас саме видео сам тамо,
нашу пропаст очиту,
бич божји, будуhност света овога.

Примечание.
Речь идёт о полулегендарных исторических событиях, сбивчиво, мало и противоречиво
толкуемых в источниках. Стихотворение - это как бы отчёт римского дипломата Приска о посольском посещении ставки Аттилы. Аттила - повелитель гуннской державы, сплотившей многие кочевые и прочие племена, в том числе германские, и
захватившей в IV-V веках значительные области в Западной Европе. Венгерсие короли
впоследствии объявили себя потомками Аттилы. Грозного Аттилу, вождя варваров,
тогда называли Flagellum Dei - "Гнев Божий" или "Бич Божий". Посольство Приска
историки предположительно относят к 448 году, когда Аттила двинул своё войска на
Запдно-Римскую империю. Приск отчитывается перед императором Валентинианом,
правившим тогда в Равенне. Начало войны связано с незамужней сестрой императора
Гонорией (417-455). Полный её титул Domina Nostra Iusta Grata Honoria Pia Felix
Augusta. Августой она называется как внучка императора Феодосия Великого, как
дочь Констанция III, который кратковременно перед смертью делил пост императора с
императором Гонорием. Наконец, она сестра действующего императора. Гонорию уличили в том, что она завела любовника. Любовника казнили. Гонорию помиловали по
заступничеству матери, но выслали из Равенны под надзор родственников в Константинополь. Надеясь получить свободу, Гонория якобы посылает кольцо Аттиле с
просьбой о помощи. Тот понимает этот поступок как приглашение обручиться с нею.
Далее он будто бы объявил, что идёт на Рим по невесту. Этот его поход был неудачен. В 453 г. он умер, перепившись на своём свадебном пиру, когда выбрал в
жёны красавицу Ильдико. По другой версии его заколола какая-то из других жён.
Согласно германскому эпосу "Старшая Эдда", его убила супруга Гудрун.

Владимир Ягличич Рустикело
(С сербского).

Не то шутник, не то свихнувшийся умом -
он говорил о невозможном по природе.
Спешу всё записать, скрипя своим пером.
Хоть я - не Геродот, теперь стал кем-то вроде.

Внимаю бодрому тому говоруну,
пока тюремщики, нахмурившись, грозятся.
Слова ж его звенят, родившись в злом плену,
пронзают мрачность стен - взметаются и мчатся.

Он славно говорит, вторгаясь в тишину.
Я мчусь за ним в край Кублай-хана на Восток.
Хочу сберечь для всех что сказано в плену.
"Il millione !" - Эта книга будет в моде.
Пусть видят, как наш мир и разен, и щирок
за счёт того, чего не может быть в природе !

Исправленный вариант:

Он в каземате будоражил тишину:
вёл из тюрьмы в край Кублай-хана, на Восток.
Он бестолково фантазировал в плену.
Вслед книге будет возмущение в народе:
Из тьмы не выбраться. На свете нет дорог
к раздолиям, которых нет в природе.

Примечание.
Рустикело - попавший в генуэзский плен гражданин города Пизы. Он - грамотей,
занимавшийся переводами, редактированием и, возможно, сочинением рыцарских романов. Служил во время крестового похода в 1272 г. английскому королю Эдуарду I переводчиком и проводником по Италии. Известен под именами Rustichelo da Pisa и
Rusticiano. В плену (в 1298 г.) он встречается с другим пленником - венецианским моряком Марко Поло (1254-1324). Марко Поло беспрерывно рассказывает о своих продолжительных дальних совершенно невероятных путешествиях и приключениях в разных странах Азии и, главное, в Китае. Рустикело берётся записать рассказы Марко Поло и создать книгу. Книга стала известной под разными названиями: "Книга Марко Поло", "Миллион", "Книга чудес", "Книга о разнообразии мира".

ЛАЙК!!!
Впечатлило!
Спасибо, Владимир Михайлович!
Ну и диапазон интересов у Вас, однако!!!-:)))

Вячеславу Егиазарову
Ещё школьником, в 1942 г. я оказался в группе ребятишек, над которыми добровольно взяла шефство эвакуированная из Ленинграда музейная сотрудница-полусербиянка (вообще знаменитая потом дама). Она нам прививала вкус к изучению литературы и истории. В 1972 г. меня выпустили ненадолго погулять по Югославии. А сейчас уже несколько лет
мне присылает свои стихи профессиональный и знаменитый сербский поэт. Так что повезло и
посодействовало немного расширить кругозор.
ВК


Здорово!
 И на мои стихи, с Вашей подачи, Владимир Михайлович, тоже обратил внимание Владимир Ягличич. Спасибо Вам!

Добрый день, Владимир Михайлович!
...заметила помарку в строчке
"с последним императором Царьграда"
Дай Бог здравия и неусталости в сотворчестве Автору и Вам!

Нине Есипенко
Нина !  Спасибо за внимательное прочтение и очень нужную поправку. Настоящая дружеская помощь.
ВК