Роберт Льюис Стивенсон. Вересковый эль

Дата: 19-02-2019 | 23:24:39

Роберт Льюис Стивенсон
Вересковый эль
Галлоуэйская легенда
1890

Из колокольчиков вереска
В стародавние времена
Варили медовый напиток,
Что был хмельнее вина.
Они пили и с ног валились
И лежали большой семьёй
День за днём в забытьи блаженном
В жилищах своих под землёй.

Жесток был король шотландский,
И они не сносили голов.
На разбитое войско пиктов
Он охотился, как на козлов.
Подножия гор на мили,
Настигая врагов своих,
Он усеял телами мёртвых
И телами ещё живых.

Снова раскрасил лето
Вереска красный цвет;
Но не осталось на свете
Помнящих эля секрет.
В детских своих могилках
Под тяжестью горных льдин
Маленькие пивовары
Лежали все как один.

Цветами краснело болото
Солнечным летним днём;
Кричали кроншнепы, и пчёлы
Нектар собирали на нём.
Только король хмурит брови –
Хозяин этих земель,
Он правит цветущим краем,
Но не пьёт драгоценный эль!

К счастью, однажды слуги,
В степи совершая обход,
Подъехав к упавшему камню,
Наткнулись на этот сброд.
Ни слова не проронили,
Грубо пойманы наконец
Последние из коротышек –
Сын и старый отец.

Король восседал угрюмо
На огромном коне своём.
Смуглолицые коротышки
На него глядели вдвоём.
И на самом краю обрыва,
Где к небу утёс воздет,
Он сказал: «Вас оставлю, черви,
В живых за напитка секрет».

Так они и стояли,
Старый и молодой.
Вокруг полыхал вереск,
Внизу грохотал прибой.
Внезапно старик очнулся
От мыслей и проскрипел:
"С глазу на глаз два слова
Королю я сказать бы хотел".

"Мне сладок остаток жизни,
А честью я не дорожу.
О тайном рецепте пиктов
С радостью я расскажу".
Тонким своим голосом
Походил он на воробья.
"Я с радостью выдам тайну.
Боюсь только сына я".

"Молодость смерти не знает
И жизнью не дорожит.
Боюсь я, что сын мой юный
Предательства мне не простит.
Прикажи им связать ремнями
И в море его утопить.
И тогда я открою тайну,
Которую клялся хранить".

Стянули шею и ноги
Мальчишке тугие узлы.
И его, широко размахнувшись,
Сбросили вниз со скалы.
И море его поглотило,
Ведь был он так невелик.
Стоял на скале последний
Из древнего рода старик.

"Я сказал тебе чистую правду:
К испытанью был сын не готов.
Не верю я в стойкость слабых
И безбородых юнцов.
Теперь никакая пытка
Рта мне не отомкнёт.
Тайна забытого эля
Вместе со мною умрёт".

13.10.2017


Robert Louis Stevenson
Heather Ale
A Galloway Legend
1890

From the bonny bells of heather
They brewed a drink long-syne,
Was sweeter far then honey,
Was stronger far than wine.
They brewed it and they drank it,
And lay in a blessed swound
For days and days together
In their dwellings underground.

There rose a king in Scotland,
A fell man to his foes,
He smote the Picts in battle,
He hunted them like roes.
Over miles of the red mountain
He hunted as they fled,
And strewed the dwarfish bodies
Of the dying and the dead.

Summer came in the country,
Red was the heather bell;
But the manner of the brewing
Was none alive to tell.
In graves that were like children's
On many a mountain head,
The Brewsters of the Heather
Lay numbered with the dead.

The king in the red moorland
Rode on a summer's day;
And the bees hummed, and the curlews
Cried beside the way.
The king rode, and was angry,
Black was his brow and pale,
To rule in a land of heather
And lack the Heather Ale.

It fortuned that his vassals,
Riding free on the heath,
Came on a stone that was fallen
And vermin hid beneath.
Rudely plucked from their hiding,
Never a word they spoke;
A son and his aged father –
Last of the dwarfish folk.

The king sat high on his charger,
He looked on the little men;
And the dwarfish and swarthy couple
Looked at the king again.
Down by the shore he had them;
And there on the giddy brink –
"I will give you life, ye vermin,
For the secret of the drink."

There stood the son and father,
And they looked high and low;
The heather was red around them,
The sea rumbled below.
And up and spoke the father,
Shrill was his voice to hear:
"I have a word in private,
A word for the royal ear.

"Life is dear to the aged,
And honour a little thing;
I would gladly sell the secret,"
Quoth the Pict to the king.
His voice was small as a sparrow's,
And shrill and wonderful clear:
"I would gladly sell my secret,
Only my son I fear.

"For life is a little matter,
And death is nought to the young;
And I dare not sell my honour
Under the eye of my son.
Take him, O king, and bind him,
And cast him far in the deep;
And it's I will tell the secret
That I have sworn to keep."

They took the son and bound him,
Neck and heels in a thong,
And a lad took him and swung him,
And flung him far and strong,
And the sea swallowed his body,
Like that of a child of ten; –
And there on the cliff stood the father,
Last of the dwarfish men.

"True was the word I told you:
Only my son I feared;
For I doubt the sapling courage
That goes without the beard.
But now in vain is the torture,
Fire shall never avail:
Here dies in my bosom
The secret of Heather Ale."

Перевод достаточно адекватный. Есть удачные строки - например:
Вокруг полыхал вереск,
Внизу грохотал прибой.
Многие детали переданы, хотя, на мой взгляд, можно было бы добавить и еще - например:
Тайна забытого эля
Вместе со мною умрёт -
Тайна забытого эля
В груди у меня умрет.
Кстати, почему забытого? Судя по тексту, со времени завоевания прошел один год, не такой большой срок, чтобы этот напиток забыли. И, главное, кто забыл, если, как считает король, он перебил всех пиктов, а сам, видимо, эля не пробовал?
Еще замечания по языку.
В детских своих могилах - ???
(In graves that were like children's)
Он правит цветущим краем,
Но не пьёт драгоценный эль!
Не знаю, насколько по отношению к элю уместен эпитет драгоценный. Может, надо поискать более точный?
Формулировка цветущий край лингвистически остроумна (аплодирую), но неверна ни психологически (король не склонен к игре слов), ни по содержанию:
"Править страной вереска - и быть лишенными Верескового Эля" - парадокс.
Король не только груб, но еще и косноязычен:
"Вас оставлю, черви,
В живых за напитка секрет" -
попробуйте это произнести. Может, это дополнительная краска, отрицательно характеризующая злодея, но вряд ли это удачная находка.
Наткнулись на этот сброд -
сброд из двух человек?
Ни слова не проронили,
Грубо пойманы наконец
Последние из коротышек -
их еще и ловили? Стивенсон об этом, вроде не говорит (Rudely plucked from their hiding).
Стянули шею и ноги
Мальчишке тугие узлы -
самый трагический момент. Ему связали ноги и шею вместе - из перевода это не ясно.
Стоял на скале последний
Из древнего рода старик -
это прочитывается как последний аристократ, а не последний из своего народа.
Рецепт - анахроничное слово для этого текста.

Александр, благодарю за развёрнутый комментарий и адекватную критику! Мне этого действительно не хватало.
Да, я и сам вижу, что в моём переводе достаточно слабых мест, не говоря уже о том, что я сбился на засевшие в подсознании строчки Маршака и даже не заметил этого.
Не знаю, хватит ли у меня решимости взяться за этот перевод снова и довести его до ума, но в любом случае Ваши рекомендации очень полезны для меня.

Дерзайте, и успехов Вам.