Роберт Лоуэлл Стихи-12 Смерть графа Роланда

Дата: 13-02-2019 | 17:57:56

Роберт Лоуэлл Смерть графа Роланда
(С английского).

Король Марсилий Сарагосский
не слишком был благочестив.
Всё кейфовал в тени олив.
Уверенный своём несметном войске,
мог оскорбить угрозой броской. -
Так мавры стали драться, не спустив.
Война ! И у Роланда - нервный срыв:
как ошалел в своём геройстве.
Хотел, чтоб пособил архангел Михаил.
Сам в рог слоновой кости вострубил.
Где несподручно было бить из арбалета,
меч Дюрендаль, рубил врагов в котлеты....
Был битый мрамор под одной из скал -
Роланд споткнулся там и замертво упал.

Robert Lowell Death of Count Roland

King Marsilius of Saragossa
does not love God, he is carried to the shade of the orchard,
and sits reclining on his bench of blue tile,
with more than twenty thousand men about him;
his speech is only the one all kings must make,
it did to spark the Franco-Moorish War....
At war's end Roland's brains seeped from his ears;
he called for the Angel Michal, his ivory horn,
preyed for his peers, and scythed his sword, Durendal -
farther away than a man might shoot a crossbow,
toward Saragossa, there is f grassy place,
Roland went to it, climbed the little mound:
a beautiful tree there, four great stones of marble -
on the green grass, he has fallen back, has fainted.


Роберт Лоуэлл Жан Жуэнвиль и Людовик Святой
(С английского).

Я был готов пешком уйти из Жуэнвиля -
не как паломник, а как рыцарь на войну.
Оставил замок и детишек на жену.
И не глядел назад - а то б остановили.
Я знал уже, что наш король в плену,
что прежний наш успех пошёл под хвост кобыле,
что выкуп сарацинам заплатили,
а знать зовёт вождя назад в свою страну.
Меж наших рыцарей, один был очень хмур,
сперва меня назвал Филиппом де Немур.
Я ж угадал, что то король по изумруду...
Взмолился тотчас: "Сир ! Ты здесь необходим !"
Король не спорил: "Если я отбуду,
кто ж станет биться впредь за Иерусалим ?"

Robert Lowell Joinville and Louis IX

"Given my pilgrim's scarf and staff, I left
the village of Joinville on foot, barefoot, in my shirt,
never turning my eyes for fear my heart would melt
at leaving my mortgaged castle, my two fair children -
a Crusader ? Some of us were, and lived to be ransomed.
Bishops, nobles, and Brothers of the King
strolled free in Acre, and begged the King to sail home,
and leave the meaner folk. Sore of heart then,
I went to a barred window, and passed my arms through the bars
of the window, and someone came, and leant on my shoulders,
and placed his two hands on my forehead - Philip de Nemours ?
I screamed, "Leave me in peace !" His hand dropped by chance,
and I knew the King by the emerald on is finger:
"If I should leave Jerusalem, who will remain ?"".

Примечания.
Луи Девятый, он же Людовик Святой (1214 - 1270) - чтимый французами король,
участник Крестовых походов. Жан де Жуэнвилль (1223 -1317) - знатный дворянин,
будущий регент Шампани, участник крестовых походов во главе небольшого отряда рыцарей, близкий друг и помощник короля.Он же - историк, писатель, биограф Людовика Святого, переживший короля чуть ли не на полвека. В сонете Лоуэлла рассказывается, что Жуэнвилль в Палестине, в тяжелейших обстоятельствах, поддержал решение короля не уезжать от своей армии преждевременно.

Роберт Лоуэлл Кольридж и Ричард II
(С английского).

Сэм Кольридж не впадал в блаженство
от вечной фантазийности мечты;
от сходства с Ричардом Вторым: по-женски
смирять усилия заместо суеты.
Король не правил властно, как король:
а будто наблюдал крушенья в зеркала -
и жизнь каким-то айсбергом плыла,
а он лишь исполнял немую роль.
Не прочь был Кольридж, чтобы чёрные рабы
без бунта жили до конца тысячелетий,
и не желал для них иной судьбы.
А в Англии в тот век от разных перипетий
в них видели лишь зло и много фальши -
так всех почти отправили подальше.

Robert Lowell Coleridge and Richard II

Coleridge wasn't flatter-blinded by
his kinship with Richard II...a feminine friendism,
the constant overflow of imagination
proportioned to his dwindling will to act.
Richard unkinged saw shipwreck in the mirror,
not the king; womanlike, he feared
he must see himself more frequently to exist,
the white glittering inertia of the iceberg.
Coleridge had the cheering fancy only blacks
would cherish slavery for two thousand years;
though most negroes in 1800 London were
cowardlooking and further exiled
from the jungle of dead kings that Coleridge,
the one poet who blamed his failure on himself.

Примечания.
Сэмюэл Тейлор Кольридж (1772-1834) - один из лучших британских поэтов XIX века,
яркий представитель "озёрной школы", журналист, оппозиционный политик, филолог,
философ. В юности учился в школе вместе с Чарлзом Лэмбом, долгие годы сотрудничал с Робертом Саути и Вордсвортом. Прошёл долгий путь от почитания
французской революции к разоблачению её жестокостей, от попыток учредить коммуну
в Пенсильвании к усвоению немецкой философии в Геттингене, затем к религиозности. Глубоко изучал творчество Шекспира. Был одним из обновителей
английской поэзии. Создал ряд блестящих поэтических произведений, полных творческой фантазии. Страдал от пристрастию к опиуму.

Роберт Лоуэлл Кольридж
(С английского).

Отличный монумент. Вокруг стучит капель.
С пожарной лестницы - потоки дождевые.
Вдыхаю эту влагу не впервые.
А снизу вход в подвал. Нью-Йорк. Апрель.
Бодрит ли Кольриджа такая канитель ?
Ватаги юношей, живые, боевые.
Расстрел...И залитые кровью мостовые.
Одно подспорье: опий или хмель.
Прекрасно видел, что творится вздор.
Бродил, не одобряя ужас стычки.
Был в страхе по усвоенной привычке.
В бездействии испытывал надлом,
как старый вяз с уже пустым нутром.
Лишь мыслил, как бессильный прожектёр.

Robert Lowell Colridge

Coleridge stands, he flamed for the one friend....
This shower is warm, I almost breathe-in rain
horse clopping from fire escape to skylight
down to a dungeon courtyard. In April, New York
has a smell and taste of life. For whom... what ?
A newer younger generation faces
the firing squad, then their blood is wiped from the pavement....
Coleridge's laudanum and brandy,
his alderman's stroll to positive negation -
his passive courage is paralysis,
standing him upright like tenpins for the strike,
only kept standing by a hundred scared habits...
a large soft-textured plant with pith within,
power without strength, an involuntary imposter.

Роберт Лоуэлл  Битва на Босвортском поле
(С английского).

Внезапный ливень вызвал сель.
Ручей бежал дурным карьером.
Куда девалась вся форель ?
Казнили близких Сталин с Робеспьером,
и Ричард Третий, что взлелеял злую цель,
за дело брался не иным манером.
Он был жестоким и коварным изувером,
пока от ран в бою не выветрился хмель.
Остался ль он судьбой доволен ?
Он заслужил презренье и позор.
Оправдывали тем, что был с рожденья болен,
писавшие о нём Шекспир и Томас Мор.
Увлёкшийся борьбой, он умер как король -
так рад был, доигравши эту роль.

Robert Lowell Bosworth Field

In a minute, two inches of rain stream through my dry
garden stones, clear as cristal, without trout -
we have gone down and down, gone the wrong brook.
Robespierre and Stalin mostly killed people they knew,
Richard the Third was Dickon, Duke of Gloucester,
long arm of the realm, goddam blood royal,
terrible underpinning  of what he let breathe
No wonder, we have dug him up past proof,
still fighting drunk on mortal wounds,
ready to gallop down his own apologist.
What does he care for Thomas More and Shakespeare
pointing finger at his polio'd body;
for the moment, he is king; he is the king
saying: it's better to have, lived, than live.
                                                                         
Примечание.
В сонете Роберта Лоуэлла вспоминается об одном из последних сражений войны Алой и Белой Роз состоявшемся 22 августа 1485 г. в Лейстершире, когда был убит один из последних представителей династии Ланкастеров и власть захватил Генрих Тюдор.

Роберт Лоуэлл Сэр Томас Мор
(С английского).

Вот Томас Мор - Гольбейновский портрет:
и цепь из золота, и Золотая Роза.
Густые брови. Бархатный берет.
Суровый мудрый взгляд. Значительная поза.
Святой мой покровитель с давних лет.
А тут в его гнетёт смертельная угроза.
Он силился открыть всем людям лучший свет,
но яркую мечту гнетёт сухая проза.
Он возле короля прослыл любимцем,
но тот - чуть что - смахнёт одним мизинцем,
сменяет на паршивое село.
И вот до топора уже дошло.
"Дай руку, друг, чтоб выйти на народ,
а дальше сам взойду на эшафот".

Robert Lowell Sir Thomas More

Holbein's More, my patron saint as a convert,
the gold chain of S's, the golden rose,
the plush cap, the brow's damp feathertips of hair,
the good eyes' stern, facetious twinkle, ready
to turn from executioner to martyr -
or sauter with the great King's bluff arm on your neck,
feeling that friend-slaying, terror-dazzled heart
ballooning off into its awful dream -
a noble saying, "How the King must love you !"
And you, "If it were a question of my head,
or losing his meanest village in France..."
then by the scaffold and the headsman's axe -
"Friend, give me your hand for the first step,
as for coming down, I'll shift for myself".

Примечания.

Томас Мор (1478-1535) - английский юрист, государственный деятель, философ,
филолог, историк, поэт, писатель-гуманист. Увлекался трудами Пико де Мирандола.
Дружил с Эразмом Роттердамским. Знаменитая "Похвала глупости" была написана Эразмом в доме Мора. Мор боролся с протестантством и враждовал с Лютером. В
в 1529-1532 гг. был лордом-канцлером. Король Генрих VIII возвёл его в рыцари.
Томас Мор был одним из первых и выдающимся социалистом-утопистом. Эти взгляды
изложены в его книге "Утопия". С королём Мор не поладил. Римский папа не утвердил
развод Генриха Восьмого с Екатериной Арагонской. Мор не признал законности брака
короля со второй женой Анной Болейн, не признал главенства короля в британской
церкви. Отказался присягнуть королю в верности и был казнён за измену. В 1935 г.
римская католическая церковь присвоила Томасу Мору ранг святого.

Роберт Лоуэлл Портрет Карла V.
(C английского).

Карл Пятый в представленье Тициана:
кадь в латах, мощь, - и золото руна;
две челюсти не сходятся сполна,
фламандские слова жуются постоянно.
Сей муж на деле был такого плана,
что за кулисами всегда велась война.
Святой Францмск не бился бы так рьяно.
Ему б та цель была страшна.
Европу строил он сколоченным объектом.
Своих врагов рассаживал по клеткам.
Монархов было свыше двадцати.
Он не желал быть равным и без власти.
Отрёкся, как Сатурн, уже в конце пути:
не собирал часов, пока не все есть части.

Robert Lowell Charles V by Titian

But we cannot go back to Charles V
barreled in armor, more gold fleece than king;
he haws on the gristle of a Flemish word,
his upper and lower Hapsburg jaws won't meet.
The sunset he tilts at is big Venetian stuff,
the true Charles, done by Titian, never lived.
The battle he rides offstage to is offstage.
No St.Francis, he did what Francis shied at,
gave up office, one of twenty monarchs
since Saturn who willingly made the grand refusal.
In his burgherish monastery, he learned he couldn't
put together a clock with missing parts.
He had dreamed of a democracy of Europe,
and carried enemies with him in a cage.


Роберт Лоуэлл Анна Болейн
(С английского).

Коровы Поттера и Кёйпа - картины навсегда -
хоть были тощими луга, где плещет Рейн.
Предметы поважней выискивал Гольбейн
и ради короля не пожалел труда.
Жаль не занялся Анною Болейн
и по несчастью не настала череда:
в любом музее отвели бы ей кронштейн -
была прекрасна, белогруда и горда.
Но что сравнилось бы с природной красотой,
с фаллической страстностью самцов,
с обильной роскошью их шкуры ?
Искусству нужно породниться с простотой,
без почитания заумных мудрецов,
а увлекаясь мощностью натуры.

Robert Lowell   Anne Boleyn

The cows of Potter and Albert Cuyp are timeless;
in the depths of Europe, scrawly pastures
and scrawlier hamlets unwatered by paint or Hegel,
the cow is king. None of rear-guard painters,
lovers of nature and haters of abstraction,
make an art of farming. With s bull's moist eye,
dewlap and misty phallus, Cuyp caught the farthest glisten,
tonnage and rumination of the sod....
There was a whiteness to Anne Boleyn throat,
shiver of heresy, raison d'etat,
the windfall abandon of a Giorgione,
Renaissance high hand with nature - only the lovely,
the good, the wealthy serve the Venetian, whose art
knows nothing yet of husbandry and cattle.

Роберт Лоуэлл Смерть Анны Болейн
(С английского).

Блюститель нравов Волси был в могиле,
так за три года, правда или лгут,
её, как подтвердил историк Фруд,
пять раз в изменах мужу уличили.
Снаружи град. Потоки влаги льют.
Ей голову большим платком накрыли.
Посетовала: "Что же не спешили ? -
Все муки прекратятся, как убьют".
Тюремщик успокоил. Был не лют.
Мол, голову без боли отсекут.
Смеясь, сказала: "Сожалею,
что у меня коротенькая шея."
Король был щедр. Прогнал лишь иностранцев.
Велел впустить на казнь любых британцев.

Robert Lowell Death of Anne Boleyn

Summer hail flings crystals on the window -
they wrapped the Lady Anne's head in white handkerchief....
To Wolsey, the nightcrow, but to Anthony Froude,
stoic virtue spoke from her stubborn lips and chin -
five adulteries in three years of marriage;
the game was hotly charged. "I hear say I'll
not die till noon; I am very sorry therefore,
I thought to be dead this hour and past my pain".
Her jailer told her that beheading was no pain -
"It is subtle". "I have a little neck",
she said, nd put her hands about it laughing.
They guessed she had much pleasure and joy in death -
no foreigners admitted. By the King's abundance
the scene was open to any Englishman.







Спасибо, Владимир Михайлович. Интересный перевод. И сама история интересна и поучительна.

Аркадию Шляпинтоху.
Спасибо за отзыв, не столько за себя больше за РобертаЛоуэлла.  Он старательно осветил необъятную массу тем.
ВК

Познавательные стихи.  Читаешь и понимаешь сколько ещё в мире для меня неизвестного, неизученного, незнакомого. Заставляют взглянуть на себя без лишней самонадеянности. Спасибо, Владимир Михайлович!
Очень интересно было прочесть!!!
ЛАЙК!!!

Вячеславу Егиазарову
Книги  Роберта Лоуэлла - это настоящий кладезь всякой премудрости, юмора и парадоксов. Вникнешь - кругозор расширяется. Тем любопытнее экспериментировать с его сонетами и прочим дальше.
ВК