Патрик Каванах. Наш язык, казалось, должен стать клише... (edited)


Наш язык, казалось, должен стать клише

Из газет, где восемнадцати грошей

За строку хватало нам, но время шло:

Репортажи – стали нашим ремеслом.

Мы карабкались по выставкам искусств,

Резюмируя, как драмы по́лны чувств;

Открывали музыкантов и актрис,

Исполняя наши партии «на бис».

Знали русское, французское кино, –

Оценить могли и затоптать в говно.

 

Посвятили мы еде не мало строк,

Мы-то (всё же) знали толк

В редких винах, блюдах. Был большой успех

Слабых текстов, где и тут, и там огрех.

Отмирали старых школ редактора,

Мы решили, что редакцию пора

Чуть проветрить от застоя.

                                                    И вошёл

Тот, кого теперь вам видно хорошо.

 

Шеф в отставкку, к месту рвётся молодняк,

Их закалка твёрже принципов моих.

Я упрям и неприлично прост для них.

Всё напрасно. Жаль, что зря стараюсь так. 


------------------------------------ 

2-й вариант последнего катрена: 

Шеф уходит, открывая путь другим, - 

Тем, чья твёрдость "бьёт" мой видимый предел. 

Я упрям, и прост, и, видно, не у дел - 

Зря стараюсь, ведь не нужно это им. 

------------------------------------------------------------------- 



Patrkick Kavanagh. Untitled (Our language must have seemed among the learned... ) 


Our language must have seemed among the learned

Cliches of the morning press, but we earned

Our eighteen pence a line and as time passed

On Dublin papers reporters became at last.

We climbed to art exibitions [sic], book reviewers

Wrote on the drama - technique that allures;

We discovered actresses, musicians too -

Every cliché on the scale we knew.

The films! we went to French and Russian pictures

Mixing with much praise some gobshite strictures.

 

And we often wrote on food

We understood

Fancy food and wines. We rose to glory

On scoops that caught our latest puerile story.

Old editors died out, went mad or sinned

And we applied to blow the smelly wind

Of the editorial gasbag.

                                So came he

Who in this room before me you can see.

 

The editor stands back, others arrive

All showing hardness where my angles edge

I am cussed, they say, I who seek the normal

Will not fit in no matter how I strive.


Константин , на мой взгляд , очень интересный перевод.
Только в третью строку вкралась опечатка.
И ещё , я впервые в жизни встречаю слово "огрех" употреблённое в женском роде. 
Спасибо.
Дружески,
Валентин

Валентин, приветствую! 
Спасибо за отзыв! И отдельно - за подсказки! Огрехи были на лицо ))) !  Всё исправил и добавил альтернативный - второй вариант последнего катрена.  

С уважением,
К.