Уильям Батлер Йейтс. Те образы


А что если я попрошу вас

Покинуть ума пустоту?

Коль солнце вам всё ж улыбнулось,

И ветер взбодрил на лету.


Пусть вас никогда не заманят

Ни Рим, или, даже, Москва.

Дурак, кто мытарствами занят,

Уж лучше все Музы пусть к вам.


Ищите такие картины,

Что могут шокировать взгляд:

Где лев возле девы невинной,

Где рядом с младенцем разврат. 


Найдите в воздушной стихии

Орла, что встаёт на крыло,

Признайте свободы любые,

И станет на сердце светло. 


------------------------------------ 


William Butler Yeats. Those Images


      WHAT if I bade you leave
      The cavern of the mind?
      There's better exercise
      In the sunlight and wind.


      I never bade you go
      To Moscow or to Rome.
      Renounce that drudgery,
      Call the Muses home.


      Seek those images
      That constitute the wild,
      The lion and the virgin,
      The harlot and the child.


      Find in middle air
      An eagle on the wing,
      Recognise the five
      That make the Muses sing.


Изменение размера стихотворения приводит к изменению интонации, стиля, а значит, к изменению поэтического мировоззрения поэта в данном стихотворении.

Александр, спасибо за отзыв и Ваше - профессиональное (не сомневаюсь) мнение! 
Спорить с данными постулатами не буду, хотя и не согласен с ними. Особенно с последним. Я уважаю Ваше мнение, но у меня есть и своё понимание, видение и задачи. Не пришлось, так не пришлось. Я не буду сильно огорчён. Перевод сам по себе - уже изменение. Ну а поэтический, вообще - понятие растяжимое. Примеры с изменениями приводить не буду, - Вы их и сами знаете. 

Оркестровые произведения перекладывают (переводят) для исполнения на фортепьяно. И наоборот. Скрипичные - для флейты, и т.д.... Но мы узнаём автора!!!  Удивительно!  

У меня во дворе растёт русская сирень. И она цветёт два а, бывает, и три раза в год. А вот запах заметно ослаб. Климат здесь такой. Но от этого она не перестала быть сиренью. 

Мировоззрение, говорите... хм,..

С уважением,
Константин. 

Конечно, у Вас своё мнение. Ради Бога. Поэтический перевод всё таки перевод. Потому не может быть растяжимым. Если он растяжимый, то это уже не перевод, а вариации на тему, или вольный перевод.
Примеры Вы можете приводить, многие так делают. Повторяют при этом известные слова Жуковского, что В поэзии переводчик - соперник, а не раб. Жуковский - это великий поэт, и его вольные переводы порой лучше оригинала. Не думаю, что у нас здесь в Наследниках тоже есть великие поэты-переводчики.:)

Насчёт переложений муз. произведений. Здесь Ваш пример подтверждает мой тезис, а не Ваш. В любом переложении остаётся главное - мелодические константы. Потому Вы и узнаёте в этюдах Листа основные темы (ноты) Паганини. В поэзии - этими темами и нотами и являются размер, стиль и образы. По ним и можно узнать оригинал. А если Вы нарушаете основу - то это уже не перевод, а вариации на тему. Такая общая похожесть.

И сиренью Вы привели ложный пример. Независимо от силы запаха, мы имеем всё равно сирень (ибо степень запаха - это второстепенный признак). Главный признак - форма цветка, дерева, веток, и сам аромат (его хим.состав) т.е.генетика:) А слабый или сильный? Это как перевод. Он должен быть достаточно точным (генетически), но стих русский может быть сильным (например, Брюсов, Маршак, Лозинский), или слабым. Как запах Вашей сирени.:)

Александр, здравствуйте! 
Да, попасть в размер и в смысл - большая удача. А если это ещё и мастерски... но так бывает далеко не всегда. Называйте это как хотите. Я не в претензии. Нет времени, однако, на диспуты. Остаюсь (в данном случае с Вами) при своём мнении. Но когда есть замечания по делу, всегда с интересом прислушиваюсь. Ну и делаю, что могу/как слышу.  Вот и сейчас - поправки внесены. 
С уважением, 
К. 

Константин, я не думаю, что гармонизация текста - амфибрахий и введение дополнительной рифмы - разрушает оригинал.
Но у меня претензии другого рода. Тогда уж не надо ломать амфибрахий:
К вам в дом лучше Музам самим.
По поводу рязъяренного льва я сомневаюсь, что он может разъяриться в шутку. Кроме того, рифма шутя - дитя отностся к банальным, вплоть до совершенно комических случаев:
Пока она гуляла, шутя,
У ней утопло родное дитя.
Я не сразу понял, где с шлюхою рядом дитя. Синтаксис побуждает сделать ужасное предположение, что внутри невинной девы: то ли она их проглотила, то ли они внутри ее воображения. Потом догадался, что они на картине.
Орел, встающий на крыло, - это хорошо, но сбой ритма в последней строке ухудшает впечатление.

Александр, здравствуйте! 
Ваши претензии не давали покоя и мне самому. Это был мой один из первых переводов. Можно сказать ученический! ))  А сейчас Вы побудили меня сделать кой-какие изменения. И стало даже кое-где точнее.
За что я Вас и благодарю! Можете посмотреть теперь. 

С уважением, 
К. 

Здравствуйте, Константин.
Да, стало лучше.
С уважением
А.Ф.

Спасибо, Александр! 
Я рад это слышать! 
Даже самому стало лучше )).  

С благодарностью,
К