Бесстыдница моя, игривая кобылка... (А.В.)

Бесстыдница моя, игривая кобылка

Нет, он не для квадриг - ваш совершенный круп;

Как вами грежу я, по-юношески пылко,

Как я блаженно слеп, как безнадежно глуп.


За этот дикий глаз, за мордочку в оскале,

За капельки любви ничтожнейший гарант

Я душу сатане всучил бы без печали,

В ней волю и покой... да - чёрт с ним - и талант


Чтоб тело отпустив в разнузданное лихо,

Безудержную скачь, возвышенную прыть,

Ворваться в ваш табун и вас отбить, и тихо

Увлечь вас в ковыли... и бешено покрыть!!!...

Владислав, доброго!

Восхищаюсь Вашим владением русским литературным языком и талантом разруливать словом душевные драмы.

Удачи!

Неизменно с теплом,

НЕ.

пс.

Ключевое слово провоцирует возникновение семантических ассоциаций:

+ "Господи, покрый мя от человек некоторых, и бесов, и страстей и от всякия иныя неподобныя весчи" (Иоанн Златоуст)

:)

Доброе утро, Нина.

Пишу - доброе... А сначала в Салон заглянул

Впереди добрый день чёрного цвета. Столько и не выпить...

Так разруливал душевные драмы Александр Николаевич Вертинский...

Он всегда уходил в этот размер...

Не о Пу Тине же нам писать весной...

Если Вы не слышали рассказ н.а. Рудольфа Фурманова о встрече с А.Н. в последний вечер великого Артиста - могу пересказать.

Потрясающе... И с продолжением...

Вы ангел, Нина. У вас на всё крыло...

Какие у меня душевные драмы... Я давно в пустыне.

Это детское, времён 999-ок. Из прошлой жизни.

Неизменно неизменно, В.К.

Добрый вечер, Владислав.

В Салоне скорбно, да.

+

Вертинский Вам очень удался. Интонации, характер.

О последнем вечере с удовольствием прочту, пишите.

...

Доброе утро, Нина. Кратенько-шустренько...

Старший товарищ попросил Рудика помочь на Ленфильме, и они идут от Невского мимо театра Эстрады к Троицкому мосту вдоль скамеечек... У одной Вертинский через администратора устраивает молодую дамочку на свой вечерний концерт... На свой последний концерт. Текст такой -

...- Ну, такая п"гелесть... Нет, ты посмотри какая п"гелесть...

Старший товарищ администратора знал. Они и подошли поздороваться с ним. И с Вертинским, конечно. И - бочком-бочком...

Проходит лет тридцать...

На каком-то московском собрании подходит к Рудику солидная дама.

- Не узнаёте, Рудольф Давыдович... А ведь это я была тогда с Вертинским... 

Я и скорую вызывала...

Наверное, У Рудика в книжке есть. Он любил побыть рядом с великими...

Доброго дня, Нина.

н-даа...

+ Царствие Небесное...

.

вот так всегда.

но я вернулась не по поводу

не по тому и не по этому

.

Радостно учиться у Вас!

хотя непросто

приходится думать и думать...

о разном

.

доброго денёчка Вам

и помощи Божией

.

неизменно

не