Санкт-Петербург - Владивосток

Дата: 17-01-2003 | 01:47:35


Среди отстроенных жилищ,
но онемевших колоколен
наш мглистый мир и сир, и нищ,
и пустословьем обескровлен,
в пророки метит всякий хлыщ,
на безголосье грает ворон,
и цвет остывших пепелищ
лежит на стёклах мельхиором.

Я день за днём, как будто стриж,
клюю своё тысячелетье,
отмечен точкой, точкой лишь,
у Элохима на планшете.
Кому елей, кому гашиш.
Имеет всяк: согласно смете
расход, довольствие, барыш,
и ряд, и место на билете.

На Черной речке нет афиш,
за звуком звук виолончельный
ветров в ловушках штор и ниш.
Душе неймётся? Из вселенной,
со дна небес, где гладь да тишь
(душа и там не терпит плена),
на горних скатах гулких крыш
гекзаметром ночных дождей
кого опять зовёшь, Орфей,
чем жив ещё, по ком звучишь?..

Хороший текст.

Стих великолепен, а название - не понял.
Всего наилучшего, Михаил!
Им

По ком звонит колокол? ...

С прошедшими, Миш!

Высоко оцениваю текст в целом.
Но показалось, что сквозная рифма несколько сковывает и ограничивает образные возможности стиха (в данном случае).

Наверное, особенность рифмовки нарочна - подчёркивает нищету и органиченность мира, ставшего тюрьмой для души...

Прекрасно, Михаил!

Очень понравилось. И название сразу же поняла... Мандельштам умер на Первой речке во Владивостоке... Вот уж действительно диапазон беды - Черная речка - Первая речка...
Удачи!
Елена