Эдна Сент-Винсент Миллей Сонет 137 и др. Цикл.

Дата: 26-05-2017 | 16:15:51

Эдна Сент-Винсент Миллей Сонет 137
(С английского).

Умом наш век не хвастает с трибуны.
Его засилье Землю потрясло.
Встревожена Луна.  Своё весло
вставляет век в уключины тайфуна.
Он ищет там и сям даров Фортуны.
С поживою - хоть темень, хоть светло.
Но вот как звездопадом нанесло
дурных вестей - и задрожали струны.
Век норовит, чтоб не было докуки.
Как в ткацком ремесле, мы смотрим в оба,
чтоб бел был холст. Задача из задач !
Мы развиваем чистые науки.
А толку нет. Вселенская утроба
с упрямством выдаёт один кумач.

Edna St. Vincent Millay Sonnet 137

Upon this age, that never speaks its mind,
This furtive age, this age endowed with power
To wake the moon with footsteps, fit an oar
Into the rowlocks of the wind, and find
What swims before his prow, what swirls behind ---
Upon this gifted age, in its dark hour,
Rains from the sky a meteoric shower
Of facts . . . they lie unquestioned, uncombined.
Wisdom enough to leech us of our ill
Is daily spun; but there exists no loom
To weave it into fabric; undefiled
Proceeds pure Science, and has her say; but still
Upon this world from the collective womb
Is spewed all day the red triumphant child.
"Huntsman, What Quarry ?", 1939.


Эдна Сент-Винсент Миллей   Сонет 138
(С английского).

Моя настырность, верно, вас задела.
Простите. Я иначе не могла.
Меня сослали в мрачные пределы
за веру в благородные дела.
К несчастью звёзды глянули сурово,
и не сыскалась ни одна страна,
где б поддержали праведное слово.
У них не велика ему цена.
Он был обманут, выдан живодёрам:
рот заткнут, окровавлена вся плоть.
Всё то, что Он вещал, назвали вздором.
Взгляните на Него: то мой Господь !
Кто с Ним, свершайте то, что Он велит.
Прислушайтесь, пока Он не убит.

Edna St.Vincent Millay    Sonnet 138

My earnestness, which might at first offend,
Forgive me, for the duty it implies:
I am the convoy to the cloudy end
Of a most bright and regal enterprise;
Which under angry constellations, ill-
Mounted and under-rationed and unspurred,
Set forth to find if any country still
Might do obeisance to an honest word.
Duped and delivered up to rascals; bound
And bleeding, and his mouth stuff; on his knees;
Robbed and imprisoned; and adjudged unsound;
I have behled my master, if you please.
Forgive my earnestness, who at his side
Received his swift instructions, till he died.
"Huntsman, What Quarry ?", 1939.


Эдна Сент-Винсент Миллей   Сонет 139
(С английского).

Себе не враг - жалея бедняков,
живу нормально, не хвораю, ем.
Еда - материя для всех систем:
и кровеносных жил, и костяков.
Мы все нисходим к нуждам стариков.
Решаем массу всяких их проблем.
Готовим для голодных джем да крем,
горшки супов и горы потрошков.
Сентябрьский яркий день прогнал всю скуку.
Зелёный клён накинул красный креп,
и первый лист слетел мне прямо в руку.
Навряд ли дар несчастному нелеп.
Тем я гашу и собственную муку.
Сажусь за стол и счастье ем, как хлеб.

Edna St.Vincent Millay   Sonnet 139

I must not die of pity; I must live;
Grow strong, not sicken; eat, digest my food,
That it may build me, and in doing good
To blood and bone, broaden the sensitive
Fastidious pale perception: we contrive
Lean comfort for the starving, who intrude
Upon them with our pots of pity: brewed
From stronger meat must be the broth we give.
Blue, bright September day, with here and there
On the green hills a maple turning red,
And white clouds racing in the windy air! —
If I would help the weak, I must be fed
In wit and purpose, pour away despair
And rinse the cup, eat happiness like bread.
"Make Bright the Arrow", 1940.


Примечание.

Сонет 139 был переведён Маргаритой Алигер: "Не умирать от жалости, а жить...".


Эдна Сент-Винсент Миллей Сонет 140
(С английского).

Сплетаясь в эфемерные спирали,
летят, как строй фламинго, облака.
Был дождь - утих. Дорога их легка.
Они в лучах восхода запылали.
Своим путём, с терпеньем, без печали
плывёт но небу солнце сквозь века.
Как я с моею болью далека
от той невинной лучезарной дали !
Мы все рабы, и всеми правит Время.
Одним вручит перо, другим мотыгу.
Так даже Феб нисколько не счастливей:
безропотно несёт своё святое бремя,
обязан гнать вперёд свою квадригу.
Нам нужно быть ещё благочестивей.

Edna St.Vincent Millay Sonnet 140

How innocent of me and my dark pain
In the clear east, unclouded save for one
Flamingo-coloured feather, combed and spun
Into fine spirals, with ephemeral stain
To dye the morning rose after the rain,
Rises the simple and majestic sun,
His azure course, well-known and often-run
With patient brightness to pursue again.
The gods are patient: they are slaves of Time
No less than we, and longer, at whose call
Must Phoebus rise and mount his dewy car,
And lift the reins and start the dewy climb;
Could we learn patience, though day-creatures all,
Our day should see us godlier than we are.
"Make Bright the Arrows", 1940.

Эдна Сент-Винсент Миллей    Сонет 122  (1)


Два сонета, посвящённые памяти
Николы Сакко и Бартоломео Ванцетти.
(Казнены 23 августа 1927 г.)
(С английского).

Все люди, имея к кому-то склонность,
лишь лучшим из лучших поют хвалу.
Кстати, когда-то ценилась законность -
теперь она - в непристойном углу.
Все дети растут, умнея с годами,
сил наберутся, появится стать,
но красоты, что сияла пред нами,
им не удастся уже увидать.
Предчувствуя зиму, пичуги ныне,
собрались в дорогу к жарким местам.
Мы же продолжим на нашей равнине
лупить кулаками по лгавшим ртам.
Пусть кто-то твердит, что мы не правы,
но как нам забыть, что друзья мертвы ?

Edna St. Vincent Millay    Sonnet 122  (1)
"Sonnets in Memory"
(Nicola Sacco--Bartolomeo Vanzetti)
Executed August 23, 1927

As men have loved their lovers in times past
And sung their wit, their virtue and their graces,
So we have loved sweet Justice to the last,
That now lies here in an unseemly place.
The child will quit the cradle and grow wise
And stare on beauty till his senses drown;
Yet shall be seen no more by mortal eyes
Such beauty as here walked and here went down.
Like birds that hear the winter crying plain
Her courtiers leave to seek the clement south;
Many have praised her, we alone remain
To break a fist against the lying mouth
Of any man who says this was not so:
Though she be dead now, as indeed we know.
"Wine from These Grapes", 1934.

Эдна Сент-Винсент Миллей Сонет 123  (2)
(С английского).

Где ж спрятать сердце от вседневной муки,
чтоб вечно там царил покой без гроз,
чтоб сердца не затрагивали звуки
и не текли к нему потоки слёз ?
Оно изнемогло от состраданья.
Священник скажет - глубже схоронить:
о мире будут лишь воспоминанья.
Порвётся с ним связующая нить.
Борцов всё мучат, кровь из них точа.
Та яро брызжет, запятнав тирана -
не знающего меры палача,
и он, как призрак, всюду реет рьяно.
Меня уж рвёт. И стон застрял в губах.
И жизни нет - лишь только боль да прах.


Edna St.Vincent Millay    Sonnet 123  (2)   Sonnet in Memory

Where can the heart be hidden in the ground
And be at peace, and be at peace forever,
Under the world, untroubled by the sound
Of mortal tears, that cease from pouring never?
Well for the heart, by stern compassion harried,
If death be deeper than the churchmen say,--
Gone from this world indeed what's graveward carried,
And laid to rest indeed what's laid away.
Anguish enough while yet the indignant breather
Have blood to spurt upon the oppressor's hand;
Who would eternal be, and hang in ether
A stuffless ghost above his struggling land,
Retching in vain to render up the groan
That is not there, being aching dust's alone?
"Wine from These Grapes", 1934.


Эдна Сент-Винсент Миллей   Сонет 141   (1)

" Эпитафия человеческому роду" Цикл из 18 сонетов *.
(С английского).

Во время замерзания Земля
не распростится с музыкою Лиры,
далёким передатчикам внемля.
Найдёт её в бурлении эфира.
Продолжат путь суда и поезда.
Но вдруг зловещий гул ударит в уши,
и род людской исчезнет навсегда.
Всё смолкнет - и на море, и на суше.
Лишь только толстороги с голых скал,
запрыгнув ввысь из смелого разбега
останутся стеречь свой ареал
и зоркий взгляд свой устремлять на Вегу.
Они привыкнут к снежной белизне
и к удалым прыжкам на крутизне.

Еdna St.Vincent Millay    Sonnet 141  (1)
Epitaph for the Race of Man*

Before this cooling planet shall be cold,
Long, long before the music of the Lyre,
Like the faint roar of distant breakers rolled
On reefs unseen, when wind and flood conspire
To drive the ships inshore — long, long, I say,
Before this ominous humming hits the ear,
Earth will have come upon a stiller day,
Man and his engines be no longer here.
High on his naked rock the mountain sheep
Will stand alone against the final sky,
Drinking a wind of danger new and deep,
Staring on Vega with a piercing eye,
And gather up his slender hooves and leap
From crag to crag down Chaos, and so go by
"Wine from These Grapes", 1934.

Примечание.
*С сонета 141 начинается цикл из 18 сонетов (141-158). Комментаторы, объясняя
содержание этого цикла, ссылаются на 9-ю главу библейской книги пророка Захарии.

В Интернете можно найти русский перевод сонета 141, сделанный Ниной Пьянковой:

"Планета далеко до плена льдов...".


Эдна Сент-Винсент Миллей    Сонет 142 (2)
(С английского).

Смерть и костей ещё не набелила,
но с Севера уже ползла гора.
Дебелый динозавр всегда с утра
по травке рассыпал что в брюхе было.
Деревья набирали в глине силы.
(Агатами блестела их кора).
Зверь дичь ловил, едва спадёт жара.
Как словит - съест. Удача веселила.
Пришёл шальной сезон - начался гон.
Супруга приласкалась для почина
и зачала, но климат стал студён.
И неурядица случилась в теле.
У мужа для яиц нашлась корзина. -
И всё напрасно - те заледенели.

Edna St.Vincent Millay    Sonnet 142 (2)

When Death was young and bleaching bones were few,
A moving hill against the risen day
The dinosaur at morning made his way,
And dropped his dung along the blazing dew;
Trees with no name that now are agate grew
Lushly beside him in the steamy clay;
He woke and hungered, rose and stalked his prey,
And slept contented, in a world he knew.
In punctual season, with the race in mind,
His consort held aside her heavy tail,
And took the seed; and heard the seed confined
Roar in her womb; and made a nest to hold
A hatched-out conqueror . . . but to no avail:
The veined and fertile eggs are long since cold.
"Wine from These Grapes", 1934.


Примечание .

В Интернете можно найти русский перевод сонета 142, сделанный Ниной Пьянковой:

"В то время Смерть была юна...".


Эдна Сент-Винсент Миллей    Сонет 143 (3)
(С английского).

Большая ископаемая птица !
Прошло немало миллионов лет,
но до сих пор пылал бы жгучий след,
где ты могла б когтями ухватиться.
Да жаль: едка вселенская живица,
и океаны натворили бед,
и всякий смрад пошёл птенцам во вред -
и всем пришлось вам в бездне очутиться.
Какие катастрофы у светил !
Да и Земля не спрячет от истерик.
Страшна для всех - для птиц и для горилл.
Где ж прятаться ? В которой из Америк ?
Как сохранить людей ? - Залезли в ил:
должны ползти и выбраться не берег !

Edna St.Vincent Millay    Sonnet 143 (3)

Cretaceous bird, your giant claw no lime
From bark of holly bruised or mistletoe
Could have arrested, could have held you so
Through fifty million years of jostling time;
Yet cradled with you in the catholic slime
Of the young ocean's tepid lapse and flow
Slumbered an agent, weak in embryo,
Should grip you straitly, in its sinewy prime.
What bright collision in the zodiac brews,
What mischief dimples at the planet's core
For shark, for python, for the dove that coos
Under the leaves? — what frosty fate's in store
For warm blood of man, — man, out of the ooze
But lately crawled, and climbing up the shore?
"Wine from These Grapes", 1934.


Примечание.

31-го марта 2018 г. опубликован хороший качественный перевод сонета 143, сделанный

Ниной Пьянковой.


Эдна Сент-Винсент Миллей     Сонет   144 (4)
(С английского).


Приговорённая на смерть Земля !

Не летописица, не духовница,
я б занесла на чистые страницы,

тебя на откровенность умоля ,

твои догадки, что должно случиться:

как Человеку в ризах Короля,

стоящему сегодня у руля,

навек придётся в толщах моря скрыться.
За все века владенья высшим  троном

создаст он царство духа как творец,

но не оставит  тиграм и тритонам,

машин и мыслей даже под конец.

И стать тебе , Земля, тогда загоном

зверей - внимать биенью их сердец.

Edna St.Vincent Millay    Sonnet   144 (4)


O Earth, unhappy planet born to die,
Might I your scribe and your confessor be,
What wonders must you not relate to me
Of Man, who when his destiny was high
Strode like the sun into the middle sky
And shone an hour, and who so bright a he,
And like the sun went down into the sea,
Leaving no spark to be remembered by.
But no; you have not learned in all these years
To tell the leopard and the newt apart;
Man, with his singular laughter, his droll tears,
His engines and his conscience and his art,
Made but a simple sound upon your ears:
The patient beating of the animal heart.
"Wine from These Grape", 1934.


В конце апреля 2018 г. опубликован перевод сонета 144  (4), сделанный Ниной Пьянковой.


Эдна Сент-Винсент Миллей    Сонет 145 (5)
(С английского).

Взамен людей, придёт черёд богов.
В льняных кудрях над девственными лбами,
они, гремя блестящими щитами,
подавят кости тяжестью шагов.
Лишь прошуршат пески у берегов,
и волны заиграют черепами.
Какой язык доступными словами
им выдаст тайны человеческих мозгов ?
В иной ракушке слышен вечный шум:
лишь шум, и невозможна передышка.
В живом мозгу есть свой напев, свой ум,
но в будущей волне всплывёт лишь крышка.
В зубастой тыкве нет скорбей и дум.
Безмозглый череп - мёртвая пустышка.

Edna St.Vincent Millay    Sonnet 145 (5)

When man is gone and only gods remain
To stride the world, their mighty bodies hung
With golden shields, and golden curls outflung
Above their childish foreheads; when the plain
Round skull of Man is lifted and again
Abandoned by the ebbing wave, among
The sand and pebbles of the beach, — what tongue
Will tell the marvel of the human brain?
Heavy with music once this windy shell,
Heavy with knowledge of the clustered stars;
The one-time tenant of this draughty hall
Himself, in learned pamphlet, did foretell,
After some aeons of study jarred by wars,
This toothy gourd, this head emptied of all.
"Wine from These Grapes", 1934.

Эдна Сент-Винсент Миллей    Сонет 146 (6)
С английского).

Гляди, как золотых козлят Капелла
ведёт пастись в ночную благодать.
На стройках пирамид, как вечерело,
так шли рабы - на ужин и поспать.
Капелла в стайке выглядит гордячкой -
не распускает жёсткие бразды.
Бодря друг дружку шуткой и подначкой,
за ней идут неспешно три звезды.
На звёзды смотрят длинными глазами
цари Египта в их тугих бинтах
замоченных в живительном бальзаме.
Они спокойны. Им не ведом страх:
с обмазанными смолами телами
почти дошли к бессмертию в веках.

Edna St.Vincent Millay    Sonnet 146 (6)

See where Capella with her golden kids
Grazes the slope between the east and north?
Thus when the builders of the pyramids
Flung down their tools at nightfall and poured forth
Homeward to supper and a poor man's bed,
Shortening the road with friendly jest and slur,
The risen She-Goat showing blue and red
Climbed the clear dusk, and three stars followed her.
Safe in their linen and their spices lie
The kings of Egypt; even as long ago
Under these constellations, with long eye
And scented limbs they slept, and feared no foe.
Their will was law; their will was not to die:
And so they had their way; or nearly so.
"Wine from These Grapes", 1934.

Примечание.
Капелла - ярчайшая звезда в созвездии Возничего. Одна из самых ярких звёзд на небосклоне.




Замечательно звучит, Владимир. Но есть шероховатости. Есть вольности. Все не буду перечислять.Например,   I must not die of pity - я не должна умереть от сострадания. Я должна жить. Вы пишите, я не скуплюсь. Здесь несколько смысл иной. Более резкий. Более противопоставленный, выпуклый и т.д.


Успеха

Александру Лукьянову

Александр !  Вы безусловно правы, и я вовсе не собираюсь Вам возражать. Могу лишь объяснить суть дела.  Перу Эдны Миллей

принадлежат многие сотни стихотворений и в том числе почти две сотни сонетов. На русский язык переведена сравнительно небольшая часть, хорошо, например, если наберётся хотя бы с полсотни сонетов.  (Может быть я ошибаюсь, точной информации у меня нет).  Причина, между прочим, в том, что качественный перевод сонетов - не элементарная задача. Вы это знаете лучше меня. Хорошо было бы, если бы кто-то опубликовал хотя бы удовлетворительные прозаические подстрочники. Нет даже и этого. Я избегаю называть  свои работы переводами. У меня пересказы, переложения, приблизительные приближения к первоисточнику. К большему  я не способен и на большее не претендую. Но очень боюсь, что  творчество Эдны Миллей надолго останется незнакомым русским читателям, не знающим английского. Я надеюсь, что мои - далёкие от совершенства  - переложения побудят действительно сильных и талантливых переводчиков обратить внимание на наследие этой достойной того поэтессы.  С сонетами всегда одно и то же. Классический пример - сонеты Шекспира. Работа над их переводом идёт, наверное, около двухсот лет. И до сих пор ещё не потеряли значения даже самые первые переводы, например Гербеля или Чайковского. Не решил полностью проблемы даже Маршак и все последующие мастера. Цель работы ясна каждому, а завершение её - за дальними горами.

С уважением

ВК



Александру Лукьянову.

Александр !  Большое спасибо.  По Вашему совету исправил перевод сонета 139.  Теперь он звучит ближе к смыслу оригинала.

ВК

Сплетаясь в эфемерные спирали,
летят, как строй фламинго, облака. 


Прекрасные стихи, Владимир! Спасибо!

Когда-то мне один циник пренебрежительно сказал о переводах: "А, всё это вторично! Я их не читаю. Надо читать оригиналы. Вот гамзатовские журавли - это произвол переводчика. У Гамзатова нет никаких журавлей, у него горные орлы. Но переводчик  решил, что журавли русскому читателю ближе. И орлы стали журавлями. Но при чём тут Гамзатов?"

И он отбил мне охоту читать все переводы. Я их стал недолюбливать как-то, что ли. В общем, пренебрежительно стал к переводам относиться. Иностранных языков я не знаю. Поэтому мне оригиналы недоступны. Но здесь я начал читать Ваши переводы и они мне понравились просто, как стихи. Я их так и читаю. Как стихи! И они мне нравятся! Необычностью тематики. Своей поэтичностью.

Спасибо Вам, Владимир!

С уважением,

Вячеслав.

Вячеславу Егиазарову

Спасибо за внимание и за верное мнение, какими должны быть переводы. Господствующий взгляд:  требуется точно отобразить

каждое слово и каждую строчку исходного текста. Перевод приравнивается к некой точной науке. Но при таком подходе к делу сквозь дырки в авоське вываливается прочь самая суть: поэзия. Часто нам преподносят тексты написанные фальшивым архаическим языком. Часто забывают о читателе: получит ли он хоть какое-то удовольствие.  В чём, по-моему истинная задача переводчика ?  Нужно взять иноязычное художественное произведение и выдать взамен художественное же произведение на его основе, но уже на родном языке, не особенно страшась каких-либо малозначительных потерь и не боясь сделать перевод живым и эмоциональным.  А вот сухая псевдо-научность будет только вредить делу. Научность нужно прежде всего вкладывать в подстрочники. 

С уважением и благодарностью за чуткое понимание

ВК


Спасибо, Владимир!  Вы  подтвердили мои мысли о переводах. Хорошие стихи  даже в переводах (в первую очередь!) должны быть хорошими стихами. Всё это я нахожу в Ваших работах.  Будьте здоровы и счастливы!

С ув.

Вячеслав.