Своеобразие Александра Гингера (из цикла венков сонетов, посвященных поэтам Серебряного века)

Дата: 26-03-2017 | 09:31:00

1

 

Последний раз он видит Петроград,            

Где протекло столь безмятежно детство,    

А что за ним? Оставлено наследство –          

Стихи и Блок, и «Незнакомки» взгляд.        

 

Там над Невой мосты тревожно спят,            

Правительство изыскивает средства,            

Террор творит невиданные зверства,            

В ЧеКа расстрельный создают отряд ...            

 

«Шумливые прерывистые ночи,
И фонари, терзающие взор,
И вялый камень современных зодчих,
И кружева железного узор». *

 

Да, помнят и барокко, и ампиры                  

Особый облик северной Пальмиры.           

_____________________________________

* Александр Гингер «Кинематограф», 1921

 

2

 

Особый облик северной Пальмиры          

Ты вспоминаешь, и не раз, не два …                  

В мечтах о Петербурге голова,                    

Хотя вокруг – чужие капониры.                  

 

В мансардах – эмигрантские клавиры,      

В лесу Булонском – свежая трава,                

Но башня по утрам видна едва,                      

Лишь проступают города пунктиры.            

 

«Бездарный гном, скуднейший день вчерашний,
Явил дурной и малокровный вкус:
Ажурную циническую башню,
Исчадье Эйфелево, хилый брус…» *

 

Кругом – бистро, но чудятся трактиры.      

Эвтерпе – вновь менять ориентиры.            

__________________________________________

* «Кинематограф», 1921

 

3

 

Эвтерпе – вновь менять ориентиры,          

Хоть россиян во Франции полно,                

Залито в мехи новое вино –                          

Меняются оценки и ранжиры.                      

 

Мелькают здесь и саги и сатиры.

Вращается времён веретено,

И пережить не каждому дано                          

Все пируэты пресловутой лиры.                    

 

«В руке с четырехстопным ямбом,

в груди с огнём, но без греха

приближусь я к жестоким дамбам

вовек не лгущего стиха». *

 

Стихи – в руках, поэт работать рад,            

Творить опять, но на парижский лад.          

 

___________________________________

* «Леки», 1924

 

4

 

Творить опять, но на парижский лад.        

Участвовать в собраньях молодёжи.            

Парнах и Талов, как они несхожи,                

О том на Монпарнасе говорят.                                        

 

Здесь встретишь романтизм и авангард,      

Тут дадаист и франкмасон из ложи,              

Поэты из палаты мысли множат, *                  

И Шура Гингер делает доклад …                    

 

«Стихотворительное одержанье,

язык богов, гармония комет!

Бессонный клин, сознательное ржанье

моих разлук, моих плачевных смет». **

 

Среди своих тут спорят и кричат,                

У эмигрантов всюду свой уклад.                

 

_______________________________

* «Палата поэтов» – литературная

группа в Париже, 1921-1922  

 ** «Мания преследования», 1925

 

5

 

У эмигрантов всюду свой уклад,                    

Но в каждой группе есть противоречья,        

И потому своеобразны речи,                            

Вот и стихи особые звучат.                              

 

Слова тут красноречием блестят,                    

И этим здесь любой поэт отмечен.                  

Как только соберутся все для встречи,                                  

То разом ощутишь и рай, и ад.                          

 

«Просительной не простираю длани.

Покорно полузакрываю вежды.

Ведь гордость нищих – избегать надежды

и сила немощных – не знать желаний». *

 

Философы устраивают пиры ...                    

А у российских есть салон-квартиры.          

____________________________________

* «Лоно» 1921

 

6

 

А у российских есть салон-квартиры,          

Здесь Мережковский – Гиппиус чета          

И Гингера с Присмановой мечта –                

В их доме вновь встречаются кумиры.          

 

Был Бунин, Тэффи и её порфиры …                    

Здесь многое читалось неспроста.                  

Парижские салоны – те места,                        

Где обитают колдуны-факиры.                        

 

«Небрежно ли, нарядно ли одеты,
В мундир или в халат облачены,
Мы неизбежно мечены – поэты –
Холмом Венеры и холмом Луны». *

 

Бывали тут аскеты и жуиры …                      

Стихи, походы в прошлое, мундиры …        

_____________________________________

* «Хиромантия» 1923

 

7

 

Стихи, походы в прошлое, мундиры …      

Всё это, безусловно, в них живёт,                  

Но это и для творчества – оплот,                    

И тут в права вступают балансиры.                

 

Нужны стихам тихони и задиры,                      

И нигилист, и ярый патриот,                            

И волжский берег, Блерио полёт,                    

Парижские кораблики-буксиры.                      

 

«Шаг паровозный, шум тревожный

по брегу рек (и Ок и Кам)

а также славный мелкодрожный

лесок пришпальный по бокам». *

 

Встречаешь среди прочих эскапад              

Горячий ностальгический заряд.                  

_______________________________

* «Песок» 1924

 

8

 

Горячий ностальгический заряд,                  

По сути говоря, не столь типичен,                

Поэт-игрок от всех другим отличен,              

Считая, что Фортуне он – собрат.                  

 

И потому-то любит биллиард,                        

И картами никак не ограничен,                      

В игре и беспощаден и циничен,                    

А в жизни – нет добрее! Он – камрад!            

 

«И третья страсть играется врагами.

И в жадном сердце дикими лугами

распространяется Шестерка Пик

стальней мечей и тверже статных пик». *

 

В стихах не признаёт ранжиров, каст,        

И так растёт литературы пласт.                  

______________________________

* «Три страсти» 1925

 

9

 

И так растёт литературы пласт,                  

Он пишет и старается без лени,                    

Основа жизни – смена поколений.                

Читатель ждёт: «А что ещё издаст?»            

 

В стихах философичен и цветаст,                

Поклонники считают: «Гингер – гений!»    

Талант своеобразен, без сомнений,              

Он многое ещё всем преподаст.                    

 

«Все мы гости праздника земного,

в землю мы воротимся домой.

Торжеству квадратная основа –

я, мой сын, мой внук и правнук мой». *

 

На творческом пути – поэтов роты,          

На нём заметны Гингера работы.              

_______________________________

* «Факел» 1939

 

10

 

На нём заметны Гингера работы,              

Пять сборников стихов – не просто так,    

Объединенья – «Круг», «Гатарапаг»,          

Нисколько не снижает обороты.                  

 

К тому же о Присмановой заботы,                

В таких делах он – чародей и маг,                

Поднял на высоту супруги флаг,                    

В ущерб себе – есть в мире Дон Кихоты.      

 

 

«В делах и днях небрежно-равнодушный

я научился с молодой поры

рок низлагать покорностью послушной

и не жалеть проигранной игры». *

 

К себе всё строже предъявляя счёты,          

Годами вносит творческие квоты.                

________________________________              

* «Славный стол» 1922

 

11

 

Годами вносит творческие квоты,                                

Выходит сборник прямо пред войной,          

Уже он близок, жуткий громобой,                

Люфтваффе засылает самолёты.                    

 

 … Над Сеною – немецкие пилоты.                            

Евреи ходят с жёлтою звездой.                        

Поэт не подчинился, не такой!                        

И в лирике звучат другие ноты.                      

 

«Никогда я не буду героем
ни в гражданской войне, ни в другой,
но зато малодушья не скрою
перед Богом и перед собой». *

 

Урок бесстрашия и безрассудства даст.      

Европа видит, кто на что горазд.                  

 

_________________________________

* «Имя» 1940

 

12

 

Европа видит, кто на что горазд.                  

Случайно выжил в жуткой круговерти,      

Едва не угодивши в лагерь смерти.              

Угроза нависала много раз.                            

 

История, увы, не учит нас,                            

Как часто попадаем вновь под плети,          

Прочна решётка той же самой клети,            

Что охраняла раньше Монпарнас.                

 

«Средь ночи добровольно пленной

при поощренье щедрой тьмы

мы пишем письма всей вселенной,

живым и мертвым пишем мы». *

 

Чтоб сохранить гражданственный накал,  

Реально много книжек написал.                  

______________________________

* «Весть» 1948

 

13

 

Реально много книжек написал,                  

И этим он вошёл в литературу,                    

Пополнив франко-русскую культуру,                      

Достойно, строго, не крича: «Аврал!»          

 

Но если бы погромче прокричал,                  

Едва ли б одолел свою натуру:                      

Не множить громогласную халтуру,              

А создавать добротный матерьял.                  

 

«Мы прокричим, но не услышат,
не вспыхнут и не возгорят,
ответных писем не напишут
и с нами не заговорят». *

 

Всю жизнь поэт прекрасно понимал:          

Успешный труд – его потенциал.                

_____________________________

* «Шар» 1948

 

14

 

Успешный труд – его потенциал.                

Но также боль, сердечная тревога.                

А что в финале? Много счастья! Много!      

Не зря всю жизнь поэзией дышал.                

 

И в этом сам себе не изменял,                      

Хотя нелёгкой выпала дорога                        

От отчего, российского порога                      

До входа в славный поэтичный зал.              

 

«Сколько радостей было дано мне!
Эти сорок счастливейших лет.
Не бывает удача огромней,
не бывает блистательней свет». *

 

И, отсчитавши много лет назад,                  

Последний раз он видит Петроград.            

 

__________________

* «Счастье» 1965

 

Магистрал (акростих)

 

Последний раз он видит Петроград,            

Особый облик северной Пальмиры,            

Эвтерпе – вновь менять ориентиры,            

Творить опять, но на парижский лад.          

 

У эмигрантов всюду свой уклад,                  

А у российских есть салон-квартиры,          

Стихи, походы в прошлое, мундиры …      

Горячий ностальгический заряд.                  

 

И так растёт литературы пласт,                  

На нём заметны Гингера работы,              

Годами вносит творческие квоты,                              

Европа видит, кто на что горазд.                  

 

Реально много книжек написал,                  

Успешный труд – его потенциал.                

 

22.03.2017

 

Марку Луцкому

Марк !   Нельзя Вас не поздравить с успешным продолжением Вашей работы по восстановлению памяти целой когорты забытых

и полузабытых имён поэтов, вынужденных эмигрировать из России.  Это  не просто поэзия - это почти научный биографический и библиографический труд. С Вашей помощью

мы узнаём о существовании зарубежных кружков и объединений

русских поэтов. Наш исторический и географический кругозор

расширяется. Всё - на пользу.

ВК

Cпасибо, Владимир Михайлович, за Ваши теплые слова!


Мне самому доставляет удовольствие не столько написание венка сонетов, сколько процесс собирания материалов для него. В течение этой работы открываешь для себя так много неизвестного и интересного, что, естественно, хочется поделиться этим с читателями. Жаль только, что современный читатель из-за высокого темпа жизни не располагает временем для чтения крупных по размеру форм.


С пожеланием успехов,

М.Л.