Шарль Бодлер. Вино одинокого. (Продолжение при участии Андрея Кроткова).

1.

Кокотки странный взгляд, с той вкрадчивостью нежной

Скользящий на тебя, как бледный луч иной

На озере дрожит, ниспосланный луной

Купать туманный лик красотки безмятежной;


Развратный поцелуй изящной АделИ,

Меж пальцев игрока кошель с осадком кронок,

И, в нежном строе нот,  звук - тягостен и тонок,

Как боли неземной крик ужаса вдали -


Всё это не сравнить с бутылкою пузатой,

Нам благостный бальзам поэзии крылатой

Утробою живой вливающей в сердца -


С источником надежд и юности, и света;

Она: для нищих - клад, и гордость - для поэта,

Божественный восторг - без края, без конца!


LE VIN DU SOLITAIRE

Le regard singulier d’une femme galante
Qui se glisse vers nous comme le rayon blanc
Que la lune onduleuse envoie au lac tremblant,
Quand elle y veut baigner sa beaute nonchalante;

Le dernier sac d’ecus dans les doigts d’un joueur;
Un baiser libertin de la maigre Adeline;
Les sons d’une musique enervante et caline,
Semblable au cri lointain de l’humaine douleur,

Tout cela ne vaut pas, o bouteille profonde,
Les baumes penetrants que ta panse feconde
Garde au coeur altere du poete pieux;

Tu lui verses l’espoir, la jeunesse et la vie,
— Et l’orgueil, ce tresor de toute gueuserie,
Qui nous rend triomphants et semblables aux Dieux!


Владислав, здравствуйте!
Надеюсь, вы не будете возражать, если я поделюсь соображениями по поводу "Вина одинокого". Поскольку имею опыт потной работы над переводом этого стихотворения.
Как протовариант - ваш перевод хорош. Однако я предложил бы поразмышлять над следующими деталями.
"Купающаяся луна" (дрожащее отражение луны в воде) названа прямо, её не следовало бы обходить.
"Худая Аделина" зацепила всех переводчиков. Она не "гибкая" - именно худая, тощая. Да и её имя собственное - скорее абстракция, чем поименование конкретной дамы, собирательный образ особы нетяжёлого поведения. Величать её по паспорту излишне, как я полагаю.
"Последний мешочек/кошелёк с монетами в пальцах игрока". Едва ли в кошельке могут быть австрийские кроны - определённо названы экю, золотые или серебряные монеты достоинством в 5 франков. Думаю, не стоит указывать конкретную валюту - не всё ли равно, какие деньги просаживает зарвавшийся игрок? Ясно, что не бумажные ассигнаты времён Революции, а натуральный драгметалл.
"Отдалённый крик страдающего человека" едва ли может быть похож на мелодичную каватину. Когда плохо, про сольфеджио не думают - просто голосят.
"Вливающей...утробой" - не очень удачно. Если вливать - то В утробу, если выливать - то ИЗ утробы.
Буду рад, если мои соображения вам помогут.
С уважением,
Андрей Кротков.


Перевод Андрея Кроткова -

2.

Вино одинокого.


Случайный женский взгляд – небрежный, скоротечный, -

Как серебриcтый луч, что бросила луна

На волны озера; ночной порой она

Купается, дрожа, в красе своей беспечной;


Развратный поцелуй прелестницы худой;

Последний золотой в дрожащих пальцах мота;

И тонкий нежный звук – томительная нота,

Как отдалённый крик сражённого бедой.


Бездонная бутыль, да важно ли всё это?

Целительный бальзам втекает в грудь поэта

Из чрева твоего – он жаждой изнемог;


Надежду ты даришь, и юность с пылким взором,

И гордость бедняку – сокровище, с которым

Последний нищеброд – почти бессмертный Бог!


Владислав, здравствуйте!
Ещё разок позанудствую - впишу предложение прямо в текст вашего перевода заглавными буквами. А заодно прикреплю свой вариант перевода.
Не примите это за менторскую въедливость. Всего лишь попытка поделиться опытом.
С уважением,
Андрей Кротков


Перевод В.Кузнецова с поправками А.Кроткова -


3.

Летучий женский взгляд, и вкрадчивый, и нежный,

Скользнувший по лицу, как бледная луна –

На лоне тёмных вод она обречена

Купаться по ночам нагой и безмятежной;


Беспечный поцелуй кокотки записной,

Зарвавшийся игрок с последней горсткой злата,

Мелодия любви, рыданием разъята –

Услышанный вдали стон боли неземной;


О нет, вас не сравнить с бутылкою пузатой,

Живительный бальзам поэзии крылатой

Из чрева своего вливающей в сердца,


С источником надежд, и юности, и света;

Она для нищих – клад, и гордость – для поэта,

Божественный восторг – без краю, без конца!


Владислав, здравствуйте!
Высылаю текст.
Снова прошу: пожалуйста, не принимайте эту версию за школьное сочинение, возвращённое с поправками сурового учителя. Оцените и переделайте, как считаете нужным.
Если пожелаете, то в комментарии отметьте: количество переводческих трактовок этого стихотворения объективно ограничено, но стало уже достаточно велико, и для столь небольшого текста это обстоятельство феноменально.

С уважением,
Андрей Кротков.


Я не правил и не переписывал. Не из упрямства.

Потому что спорить здесь не о чем.


4. 

Вариант, посвящённый Андрею Кроткову - 

одному из лучших переводчиков, оставивших сайт Поэзия.ру.


Мадамы чистых нег - той вкрадчивости странной

Тревожный взгляд из тьмы - так бледный луч волной

По озеру скользит, ниспосланный луной

Беспечную красу омыть во мгле туманной;


И брошенный на кон последний золотой,

И похоть на устах склонившейся АдЕли,

И ласковый мотив, как слышимые еле

Далёкой пытки крик и стон над маетой;


О стоят ли они глубин бездонной фляги...

Нам благостный настой сей животворной влаги

Поэзией в сердца вливающей из недр -


В ней: сонм благих надежд и молодость, и братство,

И гордой нищеты то общее богатство,

Которым свят поэт, божественен и щедр...


С неизменным уважением,

 благодарно,

Владислав Кузнецов.

Вижу, работа продолжается без участия наших мэтров-юпитерианцев, утомленных кокотками).

Заглянула в Ваши песни, Владислав.. О ла ла.. !! 

Деликатная ситуация, Мария. Для юпитерианцев...

Андрей сам МЭТР - эталонный и ординарный.

Но и вольнодумец, однако.

Вот так он им -

... Божественный восторг – без краю, без конца!

Без краю... 

Вообще-то это Блок им... Но и Андрей тоже.

Мне приятно его здесь видеть. Пусть так.