Венок Раисы Блох (из цикла венков сонетов, посвящённых поэтам Серебряного века)

Дата: 21-01-2017 | 01:17:04

Венок Раисы Блох (1899 – 1943)

 

1

 

Вокруг – бараки. Это – Аушвиц,                   

Какая занесла сюда планида?                         

Тут символ и столица геноцида,                     

Добро и человечность пали ниц.                     

 

Здесь столько перечёркнутых страниц,           

Убита, уничтожена Фемида,                             

Огромные запасы цианида,                               

Не сосчитаешь скорбных верениц.                   

 

«Я здесь живу себе чужая,

Позабывая жизнь мою,

Былое счастье провожая,

Я даже слёз о нём не лью». *

 

За тридевять земель всё дорогое,                 

Ещё на долю выпало такое.                       

__________________________________

* Раиса Блох «Я здесь, я здесь, ты слышишь,

милый …» 1942 – 1943

 

2


Ещё на долю выпало такое,                           

Кто сотворил здесь рукотворный ад?           

Колючка с током, многих вышек ряд,           

И даже небо тут совсем другое.                     

 

И непрерывно дым стоит дугою,                   

И в камеры пускают людям яд,                       

И жертвы в крематориях горят,                       

И слабый голос: «Это не со мною».                 

 

«Я ли это, брошенная всеми,

Желтый лист в цветении ветвей,

Спелый колос, потерявший семя,

Голос потерявший соловей». *

 

Ах, эти мысли, что текут рекою,                         

Ни днём, ни ночью не дают покоя.                     

_______________________________

* «Я иду зелеными лугами …» 1942 – 1943

 

3

 

Ни днём, ни ночью не дают покоя,                     

Прожектора, проверки – аппелля ,*                       

Эсэсовцы … Как держит их земля?                     

Тут, кажется, исчезло всё людское.                     

 

Ты – нечто с нумерованной рукою,                     

Что ожидает – пуля иль петля?                             

Вмиг разорвут овчарки-кобеля                              

И станешь ты продукцией складскою.                                             

 

«Лишь остается синева,

Трава и ветер вольный

И безучастные слова

О том, как было больно». *

 

Завидуешь полёту вольных птиц,                 

Отсюда не увидишь добрых лиц.                 

___________________________________

* Аппель (нем.) каждодневная проверка

(утренняя и вечерняя) наличия заключённых

** «Далёко нечего идти» 1942 – 1943

 

4

 

Отсюда не увидишь добрых лиц.                   

Что неизменно в жизни окружали:                 

Отец и мать, подарки в пышном зале,             

И старший брат средь изданных страниц. *     

 

Здесь можно встретить Смольного девиц,       

Тыняновские вещи тут читали, **                       

И безмятежно всматривались в дали,                 

А сколько и танцоров, и певиц! 

 

«Мне был отчизной город белый,

Где ветер треплет вымпела,

И оттого я звонко пела

И беззаботная жила».  ***                 

 

А нынче – ни закатов, ни зарниц,                     

Как не было блистательных столиц.                 

__________________________________

* Яков Блох (1892 – 1968), журналист,

переводчик, издатель

** Юрий Тынянов (1894 – 1943) литератор,

троюродный брат Раисы и Якова.

*** «Мне был отчизной город белый …» 1926           

 

5

 

Как не было блистательных столиц:           

Гимназия Таганцевой – начало,                 

Но жизнь её торопит: «Мало, мало!» –       

Она в числе медиевистских жриц. *           

 

Тут сонм хронологических таблиц,           

И страсти неуёмного накала,                         

Великий пласт с эпохи феодала

И до Бастильи, крах её бойниц.

 

«И поток времён неторопливый

Принесёт мне в душу забытьё.

Будут люди звать меня счастливой

За моё бездумное житьё». *

 

И предпочтенья своего не скрою –               

Россия, Петербург с его Невою.                   

_________________________________

* Медиевистика – раздел истории, 

изучающий Средневековье

** «Я теперь, как девочка играю …» 1920

 

6

 

Россия, Петербург с его Невою,                   

Поэзия … Навеки западня…                       

Не можешь без стихов прожить и дня,       

Как справиться с подобной головою?         

 

Смогу ли жить, друзья, с такой «бедою»?     

Необходима мощная броня,                           

Лозинский * и Кузмин – поддержка для меня, 

Подняли дух заботливой рукою.                                 

 

«И разве то моя вина,

Что ежедневно, ежечасно

Я, Божий колокол напрасный,

Звенеть и петь осуждена». **

 

Но попрощалась Балтика волною,                 

А там – Берлин с судьбою не простою.     

_______________________________________

* Лозинский М.Л. (1886 – 1955) поэт, переводчик

** «Я не пишу и не творю …» 1928

 

7

 

А там – Берлин с судьбою не простою,     

Российской эмиграции гнездо.                     

Все – имена, буквально «от и до»                 

Трагичные, подобные изгою.                       

 

Стихи, однако, вновь текут рекою …             

Страна ж меняет цвет – была бордо,               

А ныне от мундира до ландо                           

Покрылось всё коричневой чумою.                 

 

«Летний Сад, Фонтанка и Нева.

Вы, слова залетные, куда?

Здесь шумят чужие города

И чужая плещется вода». *

 

…Репрессии, расизм, страна темниц.           

И вот – Париж, незнающий границ.               

_________________________________

* «Принесла случайная молва …» 1928

 

8

 

И вот – Париж, незнающий границ.                 

Недаром говорят: «Столица мира!».               

Нелёгок быт – под чердаком квартира,                             

Зато не слышишь про фашистский блиц.         

 

Зато – друзья! Вот Горлин – светлолиц *         

Профессор Лот, его супруга Мирра, **             

И потому её крепчает лира,                                     

И льётся свет из-под густых ресниц.                   

 

«Я могу за стол тихонько сесть,

Книгу взять и думать, и молиться.

Захочу, и я припомню лица

Всех друзей, какие в мире есть». ***

 

Всё для тебя играет роль предтеч –

Стихи, наука, актуальность встреч.             

______________________________________

* Михаил Горлин (1909 – 1944), поэт,

литературовед, с 1935 года муж Раисы Блох

** Фердинанд Лот (1866 – 1952), профессор

Сорбонны, историк-медиевист, Мирра

Бородина-Лот (1882 – 1957), профессор-

медиевист, поэт

*** «Я могу за стол тихонько сесть …» 1933

 

9

 

Стихи, наука, актуальность встреч –           

Особым обаянием согрето.                             

А русский дух – плацента для поэта,             

И вновь звучит взволнованная речь.               

 

Сумеет автор так себя увлечь,                         

Что обитает потаённо где-то.                                         

На поиск счастья наложили вето,                     

И невозможно огонёк зажечь.                           

 

«Когда душа расширится как храм,

Построится торжественным покоем,

Куда глядеть испуганным глазам,

В какую щель мы наше счастье скроем?» *

 

Вопросы и ответы, сердца стоны               

Естественны для творческой персоны.       

_______________________________

*«Когда душа расширится как храм …» 1939

 

10

 

Естественны для творческой персоны           

Старания всё в душу собирать,                          

Немного из того войдёт в тетрадь,                           

Но вновь растут эмоций легионы.                     

 

Там будут и учености Сорбонны,                       

И площадей парижских ширь и гладь,               

И впечатленья, их не сосчитать,                         

Монмартр, Бельвиль – заманчивые склоны.     

 

«Чистота, чистота и звон

На высотах Твоих, о, Боже,

И тобой этот мир рожден,

Этот мир, на тебя похожий». *

 

Войдут в стихи парижские каноны,           

Булонский лес, мансарды и балконы.       

________________________________________

* «Чистота, чистота и звон …» 1939

 

11

 

Булонский лес, мансарды и балконы,         

Вас заслонили скорбные дела,                     

В шесть лет дочурка Дора умерла,              

И это не последние уроны …                       

 

Река, а над водою анемоны,                         

Тропинка чуть заметно пролегла,                                       

День солнечный, но пред тобою мгла,       

И чёрной метой тронуты бутоны.                 

 

«До реки, до травы высокой,

Незабудковой, бирюзовой,

Где над девочкой синеокой

Смерть насыпала холмик новый». *

 

Такие чувства как в стихи облечь?             

Лежат в душе, их надобно сберечь.           

______________________________

* «Небо благостное и жарок …» 1942 –1943

 

12

 

Лежат в душе, их надобно сберечь.           

Что оставалось? Где любимый Миша?       

Который месяц, ничего не слышу,               

Догадки смертоносны, что картечь.             

 

Испытывают крепость хрупких плеч,           

И рушат дом, и прочь срывают крышу.         

Как я живу и от кого завишу?                         

Висит над головой дамоклов меч.                 

 

«Я здесь, я здесь, ты слышишь, милый,

В долине на зеленом дне,

Меня холмами заслонило,

Меня забыли в глубине».  *

 

Таков сейчас потерянный уют,                       

Об этом всём стихи её поют,                         

___________________________________

* «Я здесь, я здесь, ты слышишь, милый …»

1942 – 1943

 

13

 

Об этом всём стихи её поют,                         

Служенье музам пушкам неподвластно,       

И творчество, конечно, не напрасно,             

В который раз те строки перечтут.                   

 

Неповторимый вдохновенный труд,               

Что совершался годы ежечасно,                                        

Строка звучит торжественно и ясно,               

Ей должное потомки воздадут.                         

 

«Только мы проходим мимо,

Не вернемся никогда,

Только мы неповторимы,

Как падучая звезда». *

 

Поэта нет, зато стихи живут,                         

Хранят в себе заслуженный статут.               

__________________________________

* «Постоянство ваше, горы …» 1942 –1943

 

14

 

Хранят в себе заслуженный статут,                       

Войдя в посмертный (вместе с Мишей) сборник. 

Он невелик, мемориальный томик,                         

Но не размером книги нас берут.                             

 

Предначертал двадцатый век маршрут,                   

Оставив множество кровавых хроник,                     

Но устоял и выжил лирик-стоик,                               

И век не зря Серебряным зовут.                                 

 

«Всё, что росло и билось

В лад и не в лад судьбе,

Доверчивою силой

Всё принесло к тебе». *

 

… Гестаповец, с ним рядом сытый шпиц,       

Вокруг – бараки. Это – Аушвиц,                       

______________________________________

* Михаил Горлин «Раисе Блох» 1936

 

Магистрал (акростих)

 

Вокруг – бараки. Это – Аушвиц,             

Ещё на долю выпало такое,                   

Ни днем, ни ночью не дают покоя,       

Отсюда не увидишь добрых лиц.                                                                                                       

 

Как не было блистательных столиц:           

Россия, Петербург с его Невою,                   

А там – Берлин с судьбою не простою,     

И вот – Париж, незнающий границ.           

 

Стихи, наука, актуальность встреч             

Естественны для творческой персоны.     

Булонский лес, мансарды и балконы         

Лежат в душе, их надобно сберечь.           

 

Об этом всём стихи её поют,                         

Хранят в себе заслуженный статут.               

 

И опять замечательный венок!  Спасибо, Марк!

Такая тема!  Даже говорить об этом не хочется.

Но сделано мастерски!  От этого ещё страшней!

Сколько судеб загубил этот "век-волкодав"!

Раиса погибла в 1943 году в Освенциме (Аушвиц), а ее муж Михаил Горлин в одном из силезских лагерей в 1944.

После войны друзья погибших издали их совместный сборник избранных стихов.

От одних только представлений, ассоциаций душа от ужаса немеет, а что на самом деле испытывали люди , не вместить...С глубоким интересом   читаю  Ваши  венки сонетов, Марк - серьёзные, ёмкие,  глубокие и  талантливые произведения!

Cпасибо, Тамара, за высокую оценку моих венков сонетов.


С пожеланием  творческих успехов,

М.Л.

Марку Луцкому

Замечательный венок. Не могу избавиться от мысли, что в ужасные годы Второй Мировой почти нигде в Европе для гонимых не было надёжного убежища. Не показала доброго примера и Франция.

ВК

Да, Владимир Михайлович, Франция в этом отношении не отличалась от других государств.

Более того, во французском городе Дранси был устроен специальный

пересыльный концентрационный лагерь, через который прошло 75 тысяч человек, четверть тогдашнего еврейского населения страны.


С уважением,

М.Л.