Многозвёздность Валентина Парнаха (из цикла венков сонетов, посвященных поэтам Серебряного века)

Дата: 16-12-2016 | 16:41:30

1

 

В Москве, в колумбарии – урна. Парнах …         

Престижен и важен погост.                                                                   

Притих Новодевичий, тропы в снегах,                                     

Январь, поддувает норд-ост.                                   

 

Всё кончено, что-то осталось в мечтах,                 

А что-то – лишь в прошлое мост.                                                       

Стихи, на ушедших, сожжёных губах,                                     

Отметили детство и рост.                                         

 

«В порту Таганрога яхт-клуб и уловы,
Торгуют таранью и режут халву;
У мола стамбульский баркас двухмачтовый,
Грузят макароны и турки плывут». *

 

… И всюду– следы сизарей,                             

Ах, сколько здесь близких, друзей!                         

________________________________

* Валентин Парнах «Перед отплытием» 1914

 

2

 

Ах, сколько здесь близких, друзей,                           

Тут Шостакович, Эренбург и Гнесин,                                               

Раневская, астры при ней, –                                       

Покойный был всем интересен.                                                               

 

Знаток Елисейских полей,                                           

Поэт, историк и любитель песен,                              

Взор достигал планеты всей,                                       

Был мир широк и в то же время тесен.                     

 

«Восточной песней душу одурманивать,

В тот миг не помнить ничего другого,

В ночную музыку себя заманивать

И радостно ловить гортанный говор». *

 

Работал он за совесть, не за страх,                         

Любимая музыка, ритмы в стихах.                         

_____________________________

* «Восточной песней» 1915

3

 

Любимая музыка, ритмы в стихах,

И боль за страданья народа,

Несущего бремя изгоя в веках, –

Написана скорбная ода.

 

Как всё возрождалось в синайских песках,

И не было лучшего хода,

Огонь купины, глас Господень в кустах,

И древних евреев порода.

 

«И присужденная мне роком страсть

Царила и цвела в далеких пальмах.

О, перед ней мне будет дивно пасть,

Томясь вздыманьем плеч в зелёных тальмах!» *

 

Сион и пророк Моисей

Естественны в сонме затей.

___________________________

* «Пальмам Палестины» 1915 –1916

4

 

Естественны в сонме затей                                   

Его к глубоким знаниям порывы.                   

Есть право жительства (еврей!) –                       

Санкт-Петербург, высокие мотивы.                 

 

Но: «Их, жидов, сильнее бей!»                         

Вещают черносотенцев призывы. *                   

Как встарь, невинных бьют людей,                     

Наветы, ложь и предрассудки живы.                  1                     

 

«Но нет мне ни сна, ни расплаты,

Лишь пытка и траурный бред,

И подвиг, и жребий проклятый –

Я пел для врагов! Славы нет!» **

 

Но снова стихи на журнальных листах,             

Насколько широк неуёмный размах!                     

____________________________________

* В 1911 году в Киеве состоялся

сфабрикованный антисемитами

«Процесс Бейлиса», вызвавший

многочисленные гонения на евреев

** «Псалом» 1914 – 1915

5

 

Насколько широк неуёмный размах:               

Стихи, благословенье Блока,                                 

И прелесть нот, и щебетанье птах,                       

И глаз любимой поволока.                                     

 

Немалое хранится в закромах                               

И то, что копится до срока.                                                                 

Задор его в столице не зачах,                                 

Универсальный мастер, дока.                                 

 

«Я с детства, трубы, слышал весть

Всех пыток, роковую славу,

И все готовый перенесть,

Я силы получил по праву» *

 

Харизма – быть среди вождей.                           

Таков он – источник идей.                                   

______________________________

* «Кафе, театры, цирки, трубы …» 1915

 

6

 

Таков он – источник идей,                                   

Адепт Мейерхольда и верный поклонник.       

Властитель и жертва страстей,                             

По духу – боец, героический стоик.                                        

 

Он тоже из этих людей,                                           

Борец, участник, не холодный хроник,                 

Искусник до мозга костей,                                                           

Типичный лидер, истый трудоголик.                   

 

«О, пусть ход действия поруган,
Пусть тягостно веков наследие, —
Присуждено мне по заслугам
Великолепие Трагедии». *
 

Стихи неизменно теперь на устах,                       

И вечный огонь в удивлённых очах.                   

_______________________________

* * «Кафе, театры, цирки, трубы …» 1915

(стихотворение посвящено В. Мейерхольду)

 

7

 

И вечный огонь в удивлённых очах,                   

Какое счастье – удивляться!                                 

Пикассо ли холст, палестинский феллах,                                       

В Венеции – дожей палаццо.                                   

 

В Палермо – живой капуцинский монах,             

И что ни дорога, то – пьяца, *                                     

У жителей страха нет вовсе в зрачках,                 

Они мертвецов не боятся. **                                     

 

«Сицилианцы в бархатных костюмах,

Сицилианки в мусульманских шалях,

Монахи-греки в тенях риз угрюмых,

Корабль на парусах в закатных далях!» ***

 

И теплится среди ночей                                             

Надежда, что станет светлей.                                     

_____________________________

* Пьяца (итал.) – площадь

** Достопримечательность Палермо –

катакомбы с мумиями жителей города

*** «Палермо» 1919

 

8

 

Надежда, что станет светлей –                                 

Всегдашняя забота гуманистов,                           

С библейских пор до наших дней                         

Является желанной и лучистой.                             

 

Свободен автор, он – ничей.                                   

И в летний зной, и зимней ночью мглистой                                                 

Не иссякает творчества ручей,                                 

И стих живет строкою серебристой.                         

 

«Прославлен музыкой всех стран

В лихом веселии притонов,

В изнеможенье труб и стонов,

Рок, низведенный в балаган!» *

 

Во многих областях он первый дал сигнал.             

Подвижник и игрок, и профессионал,                     

__________________________________

* «Мировой кафешантан» 1915

 

9

 

Подвижник и игрок, и профессионал,               

Труды в печати побывали –                                 

Престижный, всеми уважаемый журнал *,          

Успех особый предвещали.                                   

 

Нашёл, ему казалось, творческий канал,             

Открыты перспективы дали,                                   

И вновь всё тот же многозвёздчатый накал,         

Что музы щедро даровали.                                       

 

«В спокойствии размерном строгих дней

Внезапно сердце – радостно и слабо,

Что может быть нежданней, что странней? –

Здесь, в Петербурге, встретил я араба». **     

 

Энтузиаст и активист,                                           

А также во всём оптимист.                                     

___________________________________

* «Любовь к трём апельсинам» –

журнал, редактируемый В. Мейерхольдом

** «Араб» 1914

 

10

 

А также во всём оптимист.                                      

Но в жизни столь много различных преград:     

Война и минометный свист,                                                                    

Санкт-Петербург зовётся – Петроград …                 

 

И оживает шовинист,                                             

Пытаясь время развернуть назад,                           

«Еврей – шпион и террорист!» *                              

Везут, как скот, но только злей стократ.               

 

«Вповалку и по накладной

Евреи в вони скотского вагона

После резни очередной,

Вот где цвести вам, пальмы Соломона!» **

 

Поэту свойствен возмущенья вал,                       

Растёт с каждым годом его арсенал,                   

____________________________________

* С началом войны правительство организовало

высылку евреев на восток в вагонах для скота

с циничной надписью «40 евреев, 8 лошадей»

** «Высланные» 1914 – 1917

 

11

 

Растёт с каждым годом его арсенал,                     

Но перед ним сейчас – Париж.                               

«Палата поэтов», её основал,                                 

И голос летит выше крыш.                                       

 

Солидный накоплен уже капитал,                       

Противна застойная тишь,                                                   

И тяжко бывало, и ты голодал,                              

Однако – в строю, и творишь.

 

«Вот тело хрупкое пророка и танцора.

Вместившее огромный дух...

Ты хрупок стал от частых голодух.

От негрской музыки и от движений скорых». *                               

 

Таков Парнах – пророк, артист,                             

Новатор, историк, джазист.                                     

_________________________

* Александр Гингер «Валентину Парнаху»

1921

 

12

 

Новатор, историк, джазист.                                 

Ах, этот джаз! Какое наслажденье!                     

Ритмичен  виртуоз-степист,                                   

Захватывает бурное движенье.                              

 

Тут слышен всем саксофонист                              

И банджо подключается в сраженье,                     

Сам воздух энергичен и искрист –                         

Господнее сошло благоволенье.                             

 

«Вот взрывы несуразных нот

И грубых труб водоворот,

Как барабанит ветер мелкий,

Как хлещут медные тарелки!» *

 

Знать, автор сей – знаток сердец,                       

А разве не танцор и чтец?                                     

__________________________

* «Рестораны» 1914

 

13

 

А разве не танцор и чтец?                                     

И теоретик, и удачный практик,                           

Он разных танцев признанный отец,                     

Изобретатель, и стратег, и тактик.                         

 

Недаром говорят: «Танцорный жрец!»                   

И это – Факт, не заурядный фактик:                       

«Эссе о танцах» – тех основ венец:                         

«Присядьте здесь, а тут на пол прилягте … »         

 

«Ночным веселиям подмостки

Открылись — биллиардный зал.

Беспечный, невесомый, хлесткий,

Я перед смертию плясал!» *                   

 

Он счастья своего кузнец,                                       

Хвала, хула – в один ларец.                                     

______________________________________

* «Внезапный танец» 1919

 

14

 

Хвала, хула – в один ларец.                                   

И сладкого, и горького хватало,                           

Тут синь весны и осени багрец,                             

И голос труб, и прочего металла.                           

 

Но урожай всегда сбирает жнец,                                                                

И результат – кому чего попало.                               

Служения искусствам образец,                                  

Боец шёл в бой, не опустив забрало.                       

 

«Мой гроб ночной, моя бессонница!

Меня потряс цимбал удар,

И грянула за ставней конница

Громокипящий марш фанфар!» *

 

И вот – конец. И многие – в слезах.

В Москве, в колумбарии – урна. Парнах …         

_______________________________________

* «Мой гроб ночной, моя бессонница …»

1915 – 1918

 

Магистрал (акростих)

 

В Москве, в колумбарии – урна. Парнах …     

Ах, сколько здесь близких, друзей!                   

Любимая музыка, ритмы в стихах                     

Естественны в сонме затей.                                 

 

Насколько широк неуёмный размах!                 

Таков он – источник идей.                                   

И вечный огонь в удивлённых очах                   

Надежда, что станет светлей.                               

 

Подвижник и игрок, и профессионал,               

А также во всём оптимист.                                   

Растёт с каждым годом его арсенал,                   

Новатор, историк, джазист.                                 

 

А разве не танцор и чтец?..                                                                     

Хвала, хула – в один ларец.                                 

 

Марку Луцкому

Марк !   Я жил и работал в Таганроге без малого десять лет. Все таганрожцы для меня - земляки. Я очень рад, что этого земляка Вы не обошли вниманием.

Спасибо за внимание, Владимир Михайлович!


Мне было приятно узнать, что на особняке Парнохов установлена мемориальная доска, посвященная Софии Парнок, Валентину Парнаху и Елизавете Тараховской, трем поэтам из одной таганрогской семьи.


С уважением,

М.Л.