Итоги Конкурса "Устами младенца" 2

Дата: 11-02-2016 | 15:47:15

1.Теория и практика стихотворения- миниатюры


Читая стихотворения, присланные на конкурс, читая детские стихотворения,
поступавшие и прежде в Детскую комнату, неизбежно натыкаешься на разночтение,
разное, порой взаимоисключающее понимание, что такое детское стихотворение.
Разночтение началось не сегодня оно, возникло ещё во время работы над Азбукой.
Линия водораздела - ответ на вопрос, являются ли стихотворения для детей художественной
литературой, применимы ли к ним законы художественного творчества.
Интересно, когда, начиная своё редакторство в Детской комнате на обновлённом
сайте, я привела слова К.Чуковского и С.Маршака о художественном начале в детских
стихах и о необходимости этих же принципов в стихах для детей, никто из авторов
сайта не возразил и не оспорил этих утверждений. Противники объявились тогда,
когда пришло время на практике показать своё согласие или несогласие.
Таким оселком, проявившим несхожие позиции стало моё стихотворение “Бурёнка”.
Напомню его:


Добрая и щедрая бурёнка утешенье
каждого ребёнка.
И детёныш вспомнит молоко,
тёплое молочное брюшко,
действуя отрощенным клыком,
на пути, породой проторённом.


Естественно, что это стихотворение не выражает детского взгляда на мир, но оно
может войти в ту группу стихов для совместного чтения детей и родителей, то есть в
“стихи для детей”, когда родители комментируют непонятное. Я не льщу себя
надеждой, что родители, даже если они поэты, всё смогут объяснить. Ведь многие
поэты на сайте считают вполне достаточным эмоционально откликнуться на чужие
стихи, наивно полагая, что это и есть литературоведение. Во время конкурса Д.К.2
я убедилась, что понятие “литературоведческий анализ” вызывает сложные ассоциации
чаще всего смех, вплоть до глумливого.:”Давайте ещё про вайфай”, “блютуз”. “Образ”, “худ. образ”. Это для детей то с клыками? Или для детёнышей? На здоровье!” (Виктор Брюховецкий). Замечу вскользь, что упомянутые названия новейших технологий к литературоведческому анализу отношения не имеют. Но тенденция ответа ясна: детские стихи или стихи для детей не имеют отношения к художественной литературе.
Как обычно опровергают то, чего не понимают? Берут факт вне связи с контекстом
и отрицают его существование. И В.Брюховецкий не оригинален в своих опровержениях. Он заглядывал в рот телёнку (почему телёнку?) и клыков там не обнаружил. Не делая разницы между понятиями “ребёнок” и “детёныш”, сужая понятие “детёныш” (у него это только телёнок), критик становится всё более пафосным и агрессивным, Под конец он уже просто командует: ”Исправьте в своей Бурёнке последние две строки, пожалуйста, уберите клык, поправьте размер и с рифмой поработайте. А то читать не ловко (орфография автора В. Б.). Последняя строка и корява, и длинна. Уж…” Критик, не владеющий темой, не раскусивший стихотворения, говорит, как право имеющий. А между тем, в самом стихотворении есть всё то, что помогает раскрыть его смысл, надо только отнестись к нему как к художественному тексту и разбирать как таковой. Перед нами миниатюра 6 строк.  Художественный мир не благостен, а содержит конфликт, некую трагическую метаморфозу. Первоначальные понятия превращаются в нечто противоположное. Сначала Бурёнка “ добрая и нежная”, “утешенье каждого ребёнка”, Затем вместо понятия “ребёнок” появляется иное “ детёныш”, явно в противовес “ребёнку”. Это противопоставление подчёркнуто и поддерживается другими словами: “путь”, “порода”, “отрощенный клык”, не брюшко, пахнущее материнским молочком, а “алое молоко” (выражение Вл.Кузнецова,  очень точно понявшего замысел стихотворения”) кровь. Очень важны понятия путь и порода. Это и путь, который может открыться наблюдающему, живущему сейчас, каждодневно идущему по этому пути. Это и расстояние, которое прошла по этому пути порода.. Это и огромный отрезок времени, вместивший эволюцию особи внутри породы, вместе с ней. Путь в разных его ипостасях это ХРОНОС и ТОПОС. Перед нами, таким образом, характерный ХРОНОТОП   ПУТИ., играющий в художественном мире стихотворения ключевую роль.

Ну как, скажите, мог увидеть и понять это автор безразмерных стихов типа “Для Лизы
и её друзей”, не подчиняющихся никаким законам сюжетостроения, кроме одного выговориться, пишущего рифмованную прозу “ глуповатую” и “болтливую”
(характеристика А.Пушкина) !?
Я же, если захочу ознакомиться с буквой "У", этому многословью предпочту содержательную миниатюру о букве “У”:


Суматошный Угомон!
Не вспугни мой чуткий сон.
Взбей пуховые подушки
и под спинку, и под ушки,
чтоб спалось спокойно мне
на боку и на спине.
(“Азбука”)


Миниатюра знакомит с буквой “У” в сильной (чУткий) и слабой (спинк у ) позиции,
насыщена этой буквой, да к тому же говорит о словообразующей её функции:
гомон- угомон. Весёлое, задорное стихотворение, обучающее ребёнка.
Вот сообразно этим законам художественности я и буду анализировать стихи,
присланные на конкурс Д.К.2.


2. Что получилось хорошо и что хуже.


Немного статистики. В общей сложности в поле зрения редакции
было более 25 стихотворений. В моём несколько более, т.к. не авторы сайта присылали свои работы мне лично. По сравнению с предыдущим конкурсом, когда было прислано 7 стихотворений, это впечатляет. При этом очень хороших и отличных стихов было достаточно много, так что можно считать, что конкуренция была реальной. Заслуживает внимания. инициатива Аркадия Шляпентоха. Он написал своеобразный отчёт в стихах. 13 стихотворений о 13 ти конкурсных стихах. Справедливо замечание Нины Огневой, что, с точки зрения перспектив стать настоящим детским поэтом, у него самые большие.
Очень интересные наблюдения высказал Никита Винокуров о конкурсе в целом и об
отдельных стихах. Но к его неравнодушию мы уже привыкли, как привыкаешь к
хорошему. Он ещё в начале конкурса предрёк ему успех, такое напутствие дорогого
стоит. Никита Винокуров называет себя “традиционалистом” в своих пристрастиях и
оценках. Но на самом деле судит он о конкурсных работах с точки зрения
современного литературоведения. Сказывается богатейший опыт проведения
конкурса переводов, где вряд ли можно обойтись прошлыми знаниями и умениями.
Если суммировать сказанное им, то его замечания - все! - направлены на такие детали
художественного мира стихотворения, на такие “несущие конструкции” его, в которых
таится суть, пафос. Таково замечание, сделанное мне о невыгодном соседстве слов в
следующем ряду: “Для защиты от врага запах, зубы и рога…”, подчеркнув
особенности поэтического синтаксиса, который “всё склеивает”. И тут же предложение,
как лучше переделать. (принимаю с благодарностью). Очень важны замечания о
сокращении объёма стихотворения. Так очень короткое, как казалось, стихотворение
Виктории Серебро, предложено сократить. Это оказалось возможно, но решать
автору, не нарушилось ли что то в развитии сюжета миниатюры. С моей точки зрения,
стихотворению Виктории стало при таком сокращении суховатым. Виктория - автор
не сентиментальный, вот и конкурсное стихотворение очень сдержанное.
Благодаря ряду оценок и замечаний поэтов, не участвующих и участвующих в
конкурсе, конкурс, можно сказать, стал не келейным, а публичным Но есть одна упущенная возможность стать более публичными. О ней говорят многие участники конкурса и все в редакции. Эта возможность публиковать стихи на Главной странице, не заставляя желающих прочесть стихи и отозваться искать, напрягаясь и не сразу попадая туда, куда следует. Ведь и сейчас площадок, названных Д.К. не одна, а несколько. На одной есть лишь ссылка, по которой следует дойти до цели. Всё как будто бы создано для бега с препятствиями, а не для радости общения. Но мы не теряем надежды, что всё со временем утрясётся. Стихотворение, открывшее конкурс, принадлежит В.Белозёрскому:


“Паучишка мастер Web’a”,
сети сплёл и смотрит в небо:
“Я, ребята, хоть и мал,
в сети солнышко поймал!


Вокруг стихотворения завязалась небольшая дискуссия, знакомо ли слово WEB детям
и в этой связи чья точка зрения взрослого или ребёнка выражена в стихотворении.
Если судить по тем диалогам, взрослых и детей, которые во множестве есть на
конкурсных страницах, дети во многих случаях показывают удивительную
осведомлённость, в том числе в современных технологиях. С другой стороны,
с трудом верится, что современный человек никогда не слыхал о WEB’e. Но есть и
третья сторона, для меня самая важная. Планка любого стихотворения должна быть
чуть-чуть выше, чем знание и понимание ребёнка в данный момент. Поднимать
ребёнка, а не консервировать имеющиеся у него знания и навыки. Это мой символ
веры. Мы опробовали его, работая над Азбукой (кстати, там роль Никиты Винокурова
в утверждении этого принципа была исключительной). С тех пор мы союзники.
Возвращаясь к стихотворению В.Белозёрского, скажу, что очень высоко оцениваю
работу, гораздо больше, чем стихи о поросятах, хотя отдаю должное наивной
этимологии ребёнка, так объясняющего значение слова. Людмила Некрасовская
увидела в концовке стихотворения о паучишке глубокий смысл и многозначность
( образ пойманного в сети солнышка). Действительно, в народной поэзии прежде всего
образ солнца один из самых содержательных, многозначных и образующих всё новые
и новые образы. Эта “солнечная система” неисчерпаема.
Сказанное мной о планке в меньшей степени распространяется на стихи для самых
маленьких. Для тех, кому адресовано стихотворение “Бычок” Агнии Барто. Да и то,
будь я сейчас мамой маленького, я бы помогла ему понять, отчего “вздыхает на ходу”
бычок и отчего слова “качается кончается” столь похожи по звучанию и столь
выразительны. Я отдаю должное двум прозаическим работам. Обе присланы из Екатеринбурга: диалог мамы с с семилетним сыном Никитой и диалог уже знакомой нам Аси
Серовой с мамой Екатериной Калужниковой. Первый диалог- наивное представление о маме- волшебнице. Она может стать “божьей коровкой”, подняться аж до неба и заглянуть туда. Небо влечёт, узнать, что там и как там, всегдашняя мечта. Красивая мечта! Выраженная очень по-детски. “Будут сниться до весны / ей о днях летучих сны, / как летала в небе ловко / божья в крапинку коровка.” А это уже Аркадий Шляпентох. Второй диалог, к тому же замечательно точно проиллюстрированный, миниатюра сродни самой высокой поэзии. Содержание диалога подтверждает мою мысль о том, что нашим детям доступны самые трудные темы добра и зла, справедливости и несправедливости., вопросы жизни и смерти. “Дурацкий обычай!”- так комментирует девочка обычай решать с помощью оружия судьбу человека. И предлагает решать судьбу в поединке, но шахматном, где победу одерживает умнейший. Двое склонились над шахматной доской, сейчас будет сделан ход, от которого зависит судьба человека. Рисунок исполнен драматического напряжения, выстроен по драматическим законам. Невольно замираешь: а последует ли катарсис? Я оцениваю работу как одну из лучших среди конкурсных. 


“Что за причуда, в самом деле,
Чуть что стреляться
на дуэли?
Не проще ли вопрос любой
Решать за шахматной доской?
(А.Шляпентох)


И снова перед нами проблема: ведь диалог мамы и дочки с формальной точки зрения
не стихи. Да, не стихи, но ПОЭЗИЯ. Лирический сюжет развивается не по законам
прозы это накал чувств, вызванных остротой поставленного вопроса как
решать судьбу человека? И пульсируют чувства в кульминационный момент поединка, дуэли. Они должны решить -  жить или умереть человеку. И это прекрасно передано в самом
рисунке. Рисунок зачастую подменяет текст, существует сам по себе. Здесь достигнута
органическая связь рисунка и текста. Вот почему я и сказала, что рисунок и текст
сродни высокой поэзии. Меня поразил также ощутимый ритм диалогов, делающий прозу стихотворениями в прозе.

Несколько слов о понятии простоты в художественном тексте.
Кажется, никто не заметил, что моё стихотворение о сыроежке родилось в полемике
со стихотворением Галины Булатовой о лисичках. В нём она связала сложность с
ложностью, а простоту с истиной. Да, бывает и так: сложность бывает надуманной,
призванной закамуфлировать отсутствие чего то природного и естественного.
Но это не единственный и не универсальный способ различения простого и сложного.
Это мне и хотелось передать в своей “Сыроежке”. “Сыроежка гриб простой”, утверждаю
я, и со мной согласились многие. А затем я показываю “закавыку”, превращающую простой гриб в непростой. Искусство не даёт однозначного ответа на этот вопрос. Среди лучших стихов А.Пушкина о любви нет более безыскусного (простого), чем стихотворение “Я вас любил…” (Взыскательный читатель поймёт, что я не сравниваю свою сыроежку с пушкинским творением). Оно лишено внешней выразительности, почти лишено тропов. Но это подлинное. И это едва ли не лучшее выражение любви, которая не в прошлом, а в настоящем. И это выражение “лелеющей душу гуманности”, то есть чувства очень сложного.


Об атмосфере во время проведения конкурса. Обращусь вновь к оценке
А.Шляпинтоха: “А в целом, конкурсная среда позволяет людям сблизиться и лучше
понять друг друга. Я так надеюсь. И поэтическая перекличка залог того.” Надо
признать, что сам автор этих строк много сделал в создании атмосферы,
способствующей творчеству. Много потрудилась на этом поприще редакция.
Всегда очень дружественные, корректные замечания Людмилы Некрасовской, её необидные поправки, её готовность идти на компромисс (до известных пределов, конечно) - всё
это работало на атмосферу дружбы. Такова же роль комментариев Владислава Кузнецова: готовность прийти на помощь, идти навстречу - неотъемлемые черты его стиля работы.
Надо сказать, что недоброжелателей, открыто выражающих своё неприятие нашей
работы, было всего двое. Выплеснутый ими негатив был неспособен противостоять
нашей единой позиции. Мне представляется наша команда, участники конкурса и доброжелатели (без кавычек) единомышленниками. Как легко, с полуслова, мы понимали друг друга, как обменивались шутками, как подхватывали их, как эти шутки высекали искры
творчества! Спасибо всем участникам! Спасибо тем, кто болел за нас! Спасибо моим коллегам по редакции!


Победители:
1 место.
Екатерина Калужникова.
2 место.
Аркадий Шляпентох. "Пасоги"


- Даня, скажи "пироги"

- Пироги!

-Даня, скажи "малышу"

- Малысу!

- Даня, скажи "Сапоги"

- Пасоги!

Это я бабушуку с мамой смешу

3 место.
Виктория Серебро "Вела себя плохо"

В.Белозёрский "Паучишка - мастер WEB'a,

Г.Булатова. "Лисички" ,

А.Шведов "Подружися с ветчиной",

М.Луцкий. "Наши книги"
Особый статус Влад. Кузнецова (член редакции) и Никиты Винокурова
(координатор конкурса переводов) не позволяют дать им место в числе победителей
несмотря на исключительный вклад в проведение конкурса, несмотря на замечательные стихи, очень популярные среди читателей. Я хочу наградить их от себя лично им
будет выслан мой двухтомник “Мир начинается стихом…”
Координатор конкурса ДК.2
Ася Сапир

Спасибо всем организаторам проекта, участникам, читателям и нечитателям.

Спасибо координатору конкурса за такой подробный обзор! Особенно понравилась мысль, что "планка любого стихотворения должна быть чуть-чуть выше, чем знание и понимание ребёнка в данный момент". Мои благодарности организаторам, жюри, авторам! Успехов в новых конкурсах!

Дорогая Галина!

Мысль о ПЛАНКЕ - основополагающая в науке об обучении. Не консервировать сегодняшнее, а идти вперёд. Поднимать.

За 50 лет в школе навидалась всякого. Был период (так называемый липецкий метод), когда предлагаось делить класс на три группы: продвинутые, середняки и неумёхи. Каждому - своё задание.

Это такая пародия на обучение, что нарочно не придумать.

Никогда этого не делала. Ребята всегда понимали, когда их уважают и считают равными партнёрами, а когда - унижают.

Сначала трудное задание давала не самому сильному. Он делал его на своём уровне понимания. Его ответ комментировался учителем в положительном  плане: подчёркивались только находки. Затем шли дополнения. Но каждый видел, что он тоже может, что он не изгой.

Кстати, не было случая, когда бы ученик отказался от ответа.

А.М.


Итоги после Итогов.

Вернуться к Итогам меня заставило несколько обстоятельств, о которых речь впереди.

Во-первых, это некоторое раздвоение в образе главного персонажа всех наших стихов. С одной стороны, ребёнок предстаёт мудрым, знающим, умелым спорщиком и явным победителем в споре. С другой - это неумёха, которому надо всё разжёвывать. Двойственным предстаёт и взрослый, порой не знающий элементарных вещей Он не только не может объяснить

суть понятий, но сам нуждается в объяснении. Между тем, истина находится даже не посередине, она рождается даже не в споре, она есть, и каждый желающий может воспользоваться ею.


Как всегда, каждый ищущий непременно обрящет.


Вот такую активность в поисках истины на всём протяжении конкурса демонстрировал Аркадий Шляпинтох: он откликался на

стихи, присылаемые на конкурс, он своеё активностью создавал

дружественную и творческую атмосферу, написал подобие отчёта о 13-ти (к тому времени) стихотворениях, присланных на конкурс.

То есть ещё до времени подведения итогов он давал свою оценку,

при этом стараясь найти только положительное в чужом стихотворении. Это было необычно, это  способствовало выработке критериев оценки. Критериев достаточно высоких!

Такая высокая активность в какой-то момент  заслоняла его же

творчество Кто-то заметил, что А.Шляпинтох как комментатор выше его же - поэта. Но в ПОЭТИЧЕСКОМ конкурсе, каким был конкурс "Устами младенца-2, никакая ОБЩЕСТВЕННАЯ активность не может, не имеет права заслонить  творчества.

Естественно, нашей мини-редакции импонировала активная позиция  конкурсанта, но мы решили обратиться к стихам А.Шляпинтоха, помня о значительной роли его в работе над Азбукой. Помня его вклад в Азбуку, ещё на подступах к первому конкурсу "Устами младенца" я пригласила Аркадия участвовать в конкурсе на обновлённосм сайте.

Стихотворение "Светлячок" достаточно долго было нашим фаворитом. Но оно, как многие конкурсные стихи, было "проходным",  не открывало ничего нового. Я бы даже сказала,

что оно было "приземлённым": "экономит батарейку светлячок".

Стихотворение не бытийное, а событийное, и, если и мудрое, то

какой-то обытовлённой мудростью.

И тогда мы обратились к стихотворению "Пасоги" Очень простое, с точки зрения просодии - даже рифму различаешь не сразу.  

Не сразу отмечаешь, что это диалог, диалог взрослого и ребёнка, что подобное построение - идеально для того, чтобы позиции участников диалога были ясны и понятны из самого диалога, без вмешательства  автора или постороннего комментатора. Комментатором выступает один из участников далога - ребёнок, и это сразу делает позицию его особо значимой.Особо значимым  становится и вывод, сделанный, когда, казалось бы, сюжет исчерпал себя: "это я бабушку с мамой смешу...".  Кажется, взрослый ДИКТУЕТ ребёнку правила игры, требуя "скажи", "скажи", скажи". Кажется, ребёнок принял эти правила и ведёт себя в предложенных обстоятельствах сообразно представлениям взрослых.Кажется, ничто не предполагает катарсиса. Вот уже и диалог кончился - сюжет исчерпан. И звучит заключительная реплика ребёнка (отметим безошибочность построения сюжета - поледняя реплика, раскрывающая истинное положение вещей).

Это настоящий прорыв, настоящее открытие  - что такое ребёнок,

что он умеет и может, каков он, нынешний,  и т.п.

Вот это открытие и сделало стихотворение победителем, занявшим почётное 2-е место.

Права Нина Огнева, оценившая очень высоко потенциал А.Шляпинтоха как детского поэта.

Координатор конкурса "Устами младенца"-2 А.Сапир.

Дорогая Ася Михайловна, здравствуйте! Для меня всегда интересны и важны ваши разборы стихов. Еще начиная с проекта ''Азбука''. Эти обширные обзоры, в которых Вы так внимательны к деталям стихотворений и авторам их написавших, для меня стали настоящей школой. Я бесконечно благодарен Вам за помощь и внимание. Я знаю, что Вы приболели и Вам непросто дался этот проект. Спасибо Вам. Выздоравливайте. Дай Бог Вам здоровья и сил.
Я не знаю, насколько такие проекты важны маленьким слушателям, они пока ещё не умеют читать, но они важны взрослым, принимающим в них участие. Они позволяют и помогают нам, так быстро повзрослевшим, снова окунуться в мир детства. Лучше понять наших питомцев, а главное самих себя. Пытаясь донести что-то до малышей, мы начинаем лучше понимать самих себя. Замечаем, что с нами стало и что мы можем в себе изменить. Так уж получилось, что уже двадцать лет я живу в детском саду. Первый этаж нашего дома отдан под детский сад ''Sunny Bunny''. Это проект моей жены. Каждый год появляются новые малыши. Подросшие - уходят в школу. Многие из малышей очень быстро учатся находить общий язык с другими детьми. Некоторым эта наука даётся труднее. Но при помощи воспитателей, а главное поддержке и примере детей постарше, они все учатся непростой науке жить вместе. Если бы Вы видели, как радуются старшие дети, когда малыши начинают понимать, что нужно уметь делиться игрушками и сопереживать тем, кому сейчас плохо. Какими мудрыми бывают малыши – передать невозможно. Если бы мы, взрослые, учились у них этим простым вещам – жизнь, однозначно, стала бы лучше. Но как часто мы, закостенев в нашей уверенности, что знаем как должно быть, не хотим ничего в себе менять.

Спасибо Вам, Ася Михайловна, и вашим взрослым помощникам в Детской комнате.

С уважением, Аркадий Шляпинтох.