Сентенции центуриона Корнилия

Дата: 21-01-2016 | 12:57:57

 

Сентенции центуриона Корнилия


[попытка исторической ре-конструкции в стихах-афоризмах]


CENTURIA PRIMA


Decuria prima

i.
Налоги кесарь вытрясает, но не душу…
Закабаляет тело, но не ум…

ii.
Закон имперский варварам не нужен…
Порядок же державе капитул…

iii.
Война войной, но мир – основа счастья…
Мир миром, но не спи, неся дозор…

iv.
Служение – почет для доброй власти…
А синекура – подлость и позор…

v.
Язык храни как Весты жар священный…
За блуд словесный – закопай живьем…

vi.
Немой, безрукий ум неполноценный…
Не быть ему трибуном и вождем…

vii.
Покорный правде, не потворствуй лести…
Коль да, так да, коль нет, тогда уж нет…

viii.
Меч не вытаскивай для кровожадной мести,
Но перед консулом в суде держи ответ…

ix.
Коню овса дай, псам – сырого мяса…
Сам зерна в жерновцах своих натри…

x.
Что б ни было, совсем… не расслабляйся…
…..Рим за тебя! И помни: ты – за Рим.


 

Decuria secunda


i.
Немногими словами мир стоит…
Он, говорят, статично-динамичен...
 
ii.
Баланс вооружений как магнит
балласт притягивает в округ приграничный…
 
iii.
Среди центурионов бывших нет,
где б ты ни жил: в горах или в приморье;
 
iv.
Коль кесарь призовет – один ответ…
(и наплевать на бизнес и здоровье!)
 
v.
Нет, Рим не слеп и Рим – не истукан,
хотя нечестием себя порой порочит…
 
vi.
В строках Вергилия нам добрый омен дан,
Сивилл премудрых книги то ж пророчат…
 
vii.
Отец Юпитер благ и справедлив,
И Провиденция его видна повсюду –
 
viii.
Он милосердием любви святой прилив…
Так нам ли быть бичем простому люду?!
 
ix.
Порядок и закон один на все века:
«чего себе, того же и другому».
 
x.
Он в сердце кесаря и в сердце мужика,
Им Рим стоит… и стоит его Roma.



Decuria tertia

i
Наш суточный паек – пророщенные зерна,
запитые вином в отсутствие воды.


ii
Легионер на штурм тогда идет проворно,
когда он чести жаждет, – не еды.


iii
Не всякий доживет до дня апофеоза.
Но каждый привнесет и плоть свою, и кровь!


iv
Молись, чтоб сократить последствия невроза.
Пусть и в бою слепом тебя ведет любовь!


v
Жестокости позор амфитеатры тешит.
Не воину решать, кого сразить мечом.


vi
Вот ангел смерти ждет: покается ли грешник –
а нет, так в час суда он злого посечет!


vii
Чем старше командир, тем аскетичней служба,
Тем явственней враги и преданней друзья.


viii
Тем подлинней любовь – не страсть уже, но дружба.
И столько за спиной, что отступать нельзя!


ix
Судьбу руин таят вселенские колоссы.
Но памятник в сердцах – смирения залог.


x
Кто умер, как зерно, тот прорастет в колосьях.
Хоть телу смерть страшна, но духу жизнь – есть Бог!
 

 

Decuria quarta

i.
Не думай, что завтра трудов будет меньше,
что тяготы схлынут, как волны отлива.

ii.
 Будь рад и тому, что твой гений нездешний
тебя бережет как скиталец – огниво.

iii.
 Что день принесет, – принимай как младенца:
не мы управляем логистикой будней.

iv.
От умных и глупых нам некуда деться.
А думать за каждого – что безрассудней?
 
v.
 Доверься лишь Логосу мира с раздумьем.
Дерзай лишь на то, что по силам, да в меру.
 
vi.
Иначе, закрутит тебя дух подлунный,
и в список богов попадешь – к Эвгемеру…
 
vii.
Умильно, конечно, мечтать о величье!
Пока станешь кем-то, не раз ткнешься носом!
 
viii.
 Humilitas – почва: всё примет безлично,
И, отфильтровав всё,  заплодоносит!
 
ix.
 Ну, что, отдохнул? Возвращаю поклажу.
Не слишком ли много ты взял сухофруктов?
 
x.
На шлемах, гляди, расчехлили плюмажи!
Аквила взвилась – золоченые буквы!
 
  

 

Decuria quinta
 
i.
Для децимации прибереги свой гнев! –
к ней, в крайнем случае, прибегнув, не надейся,
 
ii.
что совесть пробудит смертей посев,
что лис трусливый станет храбрым сердцем…
 
iii.
В чем мужество? – кто скажет из бойцов?
В чем трусость? – кто из мертвецов ответит?
 
iv.
Позор иль честь – наследие отцов?
Как внуки вспомнят нас в рассказах детям?
 
v.
Пусть мой Отец, живу Которым я,
Которого стыдиться нет причины,
 
vi.
в Свет примет свой из мрака забытья,
как принял тех, кто не носил личины!
 
vii.
«Смерть грешника люта!» – услышал как-то я
от старика в далекой Палестине…
 
viii.
А нервы перед битвою шалят,
и думы лишь о малолетнем сыне…
 
ix.
Пусть матери рыдают в горький час!
Им не рожать и не кормить нас снова!
 
x.
Рожденьем в Вечность смерть рождает нас.
Но что там встретит? – Здесь тому основа!
 

 

Decuria sexta

i.
Всё строится на личных связях… Пусть!
«Безликость масс» – броня для словоблудья.

ii.
Восстание элит – венец безумств
в делах коварных и циничных судей.

iii.
Без капитана судно – скорлупа,
мятущаяся по капризной воле.

iv.
И, если кажется, что Кесарь в битве пал,
Кто стройность легионов восстановит?

v.
Как не оставит Гений свой народ?
Найдется ли  эпохе свой урядник?

vi.
Ex nihilo Кто силы соберет?
Воскреснет Царь в рубиновой препряде?

vii.
Он начертает хризму на щитах!
И на века оружье даст Господне!

viii.
Враги падут: нет смысла их считать! –
они невидимые тени преисподней!

ix.
Всё зиждется на Личности… Но кто
сумеет разглядеть призыв нездешний?

x.
Вериги как броня. Поверх – хитон…
Вид внутренний совсем не тот, что внешний.



Decuria septima
 
i
 Плох тот легионер, кто точит в спорах лясы.
Ведь выскочка в бою – отборная мишень!


ii
Баллиста подведет итоги под балластом –
коль голову долой, не мучает мигрень!


iii
В болтливых болт летит со свистом и охотно.
Но эгоцентрик слух ослабил как ремень.


iv
В дозоре не трещи как тетерев болотный –
жуй молча свой язык как вяжущий ревень!


v
В словах не торопись, не медли в ловли сути -
выцеливай огрех, намерения вскрыв.


vi
Что должен, делай то! Что суждено, то будет!
Суди лишь промах свой и радуйся, что жив.
 
vii
 Плашмя ударь сперва – поспит пусть оглушенный!
Быть может, кровь пускать не стоит для цельбы!
 
viii
 Но если бес вопит почти как оглашенный,
заряды слов готовь для точечной стрельбы!
 
ix
 И, раны обмотав целительной молитвой,
Испей вины вина и сполосни корец!
 
x
Не всё, что бродит в нас, достойно быть открытым…
С тем, кто хранит покой, беседует Творец.

 

Decuria octava

i
Грустить центуриону – не досуг,
когда приказы сыпятся лавиной.


ii
Как Шива тут же станешь многорук –
где Трапезунд, где Рим и где Лондиний!


iii
Но шутки в сторону! – мигранты прут толпой
и грузно оседают на границах…


iv
Не до психолога! (заняться что ль собой?)
“Adieu, Tristesse!” – как говорят в столицах!


v
А в снах лишь  атриум, укутанный плющом
да домочадцы в хлопотах забавных…


vi
Ты ж на Дунае зябнешь под плащом,
за призраком гоняясь римской славы…


vii
Гиперответственность как личный carnifex.
Гиперответственность за мир – не наше дело?


viii
Пусть dura lex, но всё же нужен lex.
Хоть только совесть – путы беспределу…


ix
Грустить центуриону – не досуг,
кулак под голову – дремоте пять минуток.


x
Погладить гладий, попружинить лук –
залог спокойствия… Свет к равновесью чуток.
 

Decuria nona

i
Близость – плесень таверен. Одиночество – добрый союзник.
Только в ближнем бою  – либо кесарь, либо дерьмо!
 
ii
Верный друг будет верен. Но лучше без лишних иллюзий…
Дисциплина в строю – как победное чести ярмо!
 
iii
Для компании, право, кампания – повод искусный!
И нутро видно всем, его не упрячешь под щит!
 
iv
Где тут vale? где ave? Где воин седой, где безусый?
Здесь без нудных дилемм, на героев всегда дефицит!
 
v
Перед боем в бордель? – умереть до начала поллюций!
Крепкий духом боец, хоть и слаб, но в беде устоит!
 
vi
Нет напрасных потерь? – это лозунги для революций!
Там свободе конец, где свободам дают профицит!
 
vii
Честь храни как доспех, и пенаты не станут обузой!
Генофонд не сберечь, коль утроба абортом трещит.
 
viii
Добрый сын – твой успех! Опыт деда – служение Музам!
Удержи свою речь! – так поднимешь свой разум на щит!

ix
Каждый нужен и важен – для сотни излишества нет!
И в десятку попасть – не для тех, кто из робких десятков!

x
Кто взаправду отважен, – не нужно безумных побед!
Не упасть, не пропасть – будет лучшей и верной наградой!

 
Decuria deca


i
Последний стоик как последний комик.
Изнеженность сквозит из всех щелей!
 
ii
А по утрам – до судорог, до колик! –
боль за Отчизну гложет как Кощей!
 
iii
Центурии на марше! Страх и трепет!
Пятнадцать лет уж в новый век идем!
 
iv
Где старческий маразм?  Где детский лепет?
В зените Кесарь! – Ну, а кто потом?!
 
v
Отмерены нам годы для свершений…
Сколь волка не корми – всё в лес глядит…
 
vi
На камне прикорнул старик замшелый… –
 он видит только беды впереди!
 
vii
Мальцы играют вновь в легионеров
и варваров гоняют по двору!
 
viii
Никто из них в костлявую не верит…
Но ночью шепчут: «Весь я не умру…!»
 
ix
Горация вдолбить, Гомера вбить в подкорку!
И Гесиода с Тацитом – до слёз!!!
 
x
Без памяти о предках – нет потомков!
И без потомков – предкам –  не до грёз!
 
10.08.2015 - 30.11.2015.
 

Примечание:
«Весь я не умру…!» - фрагмент из Горация «Non omnis moriar…»


Римские центурионы настолько суровы, что бросаются в болтливых болтами...  

За словоблудье закопать живьём - это убираем.

Про таланты ничего - дописываем.

И распространяем в легионах, и спрашиваем наизусть.

Сурово спрашиваем. 

Ответственный центурион Ингвар. 

В центурионы метит хитрый варвар..

Заразительно, Ингвар, пробирает.. 

Скифосарматам верить мы должны,

из них у нас отборные отряды!

Центурию вверяю я тебе,

брат Владислав,

без всякой вящей клятвы!