Джонни Армстронг (старинная английская баллада)

Дата: 14-12-2015 | 16:30:31

ДЖОННИ АРМСТРОНГ

старинная английская баллада

 

В Эстмерленде жил в замке один человек,

Джонни Армстронг все  звали его.

Не имел ни земли он, ни ренты совсем,

Кроме сотни парней – ничего.

 

Белый в яблоках конь и вся упряжь под стать

У него и той сотни парней;

Золочёные ленты на шляпах у них,

И украшены гривы коней.

 

Люди весть донесли ко двору короля,

Что живёт, мол, там некто, как лорд, –

Грабит  Север страны безбоязненно он,

Сам  собою доволен и горд.

 

И король его лично к себе пригласил,

И письмо было длинным тогда,

И рукою своею письмо подписал,

Обещая не делать вреда.

 

Когда Джонни письмо короля получил,

Сердце пело, как дрозд на сосне :

«Никогда нам король ничего не писал,

Ни отцу и ни деду,  – лишь мне !

 

Ну, а если б нас прежде король приглашал,

Мы б старались достойными быть …

Чтобы завтра у каждого был на плечах

Красный плащ в серебристую нить !

 

Чтобы каждый в накидке из бархата был

С серебристой тройною тесьмой,

Золочёные ленты на шляпах у всех …

Как один, пусть отряд будет мой !»

 

И назавтра же утром он в десять часов

В  Эдинборо явиться спешит;

Его сотня парней, как один, вместе с ним.

Боже, как же хорош был их вид !

 

Когда Джонни при всех подошёл к королю,

Он упал на колени пред ним,

«О, простите меня, повелитель, – сказал  –

Грех простите и людям моим !»

 

«Нет прощенья тебе,  – слишком тяжка вина

На тебе и на людях твоих.

Завтра утром на площади в десять часов

И тебя здесь повесят, и их !»

 

Джонни через плечо на своих поглядел,

Боже! Как этот взгляд был тяжёл !

«Не ищите красы в недостойном лице –

Этот жребий нас с вами нашёл !»

 

Острый меч, что у Джонни висел на боку,

Вдруг свободно и смело взлетел,

И скатилась  под ним голова короля,

Так что тот и шагнуть не успел !

 

Крикнул Джонни: «Сражаться, мои молодцы !

Пусть живым никого не возьмут,

Пусть про нас говорят, что мы пали в бою,

А не что нас повесили тут !»

 

Знает Бог лишь один, сколько ратных людей

Эдинборо великий поднял.

Окружили и Джонни, и сотню его  –

Без дыхания каждый там пал.

 

Как безумный был Джонни в бою, но упал,

И вскочил, будто всё нипочём …

Тут коварный шотландец вдруг сзади зашёл

И рассёк его тело мечом.

 

Но кричал он : «Сражаться, мои молодцы !

Я лишь ранен легко, не убит.

Отдохну и опять буду с вами, пока

Моя кровь ещё в жилах бежит …»

 

Джонни Армстронгу юному весть донесли,

И поклялся он няне одной :

Лишь мужчиною стать срок настанет ему,

Отомстит он шотландцам войной !

 

 

                JONNIE ARMSTRONG

                    an old English Ballad

 

There dwelt a man in faire Westmerland,

Jonnё Armestrong men did him call,

He had nither lands nor rents coming in,

Yet he kept eight score men in his hall.

 

He had horse and harness for them all,

Goodly steeds were all milke-white;

O the golden bands an about their necks,

And their weapons, they were all alike.

 

Newes then was brought unto the king

That there was sicke a won as hee,

That livёd like a bold out-law,

And robbёd all the north country.

 

The king he writt an a letter then,

A letter which was large and long;

He signёd it with  his owne hand,

And he promised to doe him no wrong.

 

When this letter came Jonnё untill,

His heart was as blyth as birds on the tree:

‘ Never was I sent for before any king,

My father, my grandfather, nor none but mee.

 

‘ And if wee goe the king before,

I would we went most orderly;

Every man of you shall have his scarlet cloak,

Laced with silver laces three.

 

‘ Every won of you shall have his velvett coat,

Laced with silver lace so white;

O the golden bands an about your necks,

Black hatts, white feathers, all alyke.’

 

By the morrow morning at ten of the clock,

Towards Edenburough gon was hee,

And with him all his eight score men;

Good Lord, it was a goodly sight for to see!

 

When Jonnё came befower the king,

He fell downe on his knee;

‘O pardon, my soveraine leige,’ he said,

‘O pardon my eight score men and mee.’

 

‘Thou shalt have no pardon, thou traytor strong,

For thy eight score men nor thee;

For to-morrow morning by ten of the clock,

Both thou and them shall hang on the gallow-tree.’

 

But Jonnё looked over his left shoulder,

Good Lord, what a grevious look looked hee !

Saying, ‘Asking grace of a graceles face –

Why there is none for you nor me.’

 

But Jonnё had a bright sword by his side,

And it was made of the mettle so free,

That had not the king stept his foot aside,

He had smitten his head from his faire boddё.

 

Saying, ‘Fight on, my merry men all,

And  see that none of ‘ you be taine;

For rather  than men shall say we were hangd,

Let them report how we were slaine.’

 

Then, God wott, faire Edenburrough rose,

And so besett poore Jonnё rounde,

That fower score and ten of Jonnё best men

Lay gasping all upon the ground.

 

Then like a mad man Jonnё laide about,

And like  a mad man then fought hee,

Untill a falce Scot came Jonnё behinde,

And runn him through the faire boddee.

 

Saying, ‘Fight on, my merry men all,

I am a little hurt, but I am not slain;

I will lay me down for to bleed  a while,

Then I’le rise and fight with you again.’

 

Newes then was brought to young Jonnё Armestrong,

As he stood by his nurses knee,

Who vowed if ere he lived for to be a man,

O the treacherous Scots revengd hee’d be.



*     *     * 


Джеймс Генри Ли Хант

(1784 – 1859)

 

                   АБУ БЕН АДЭМ

 

Абу Бен Адэм … (можно и длинней)

Проснулся ночью в комнате своей

И видит : в лунном свете нежный лик,

Как лилия в цвету, пред ним возник.

То Ангел был над книгой золотой …

Покой нарушив тишины святой,

Абу спросил Виденье наугад :

«Что пишешь ты ?», и Призрак поднял взгляд

И сладко молвил, не развеяв сна :

«Здесь тех, кто любит Бога, имена».

«А есть моё ?» – спросил Абу. В ответ

Услышал только ангельское : «Нет !»

Абу шепнул : «Тогда молю, мой друг,

Тем запиши, кто любит божьих слуг !»

 

И Ангел, записав, исчез во тьме …

Назавтра тот же Ангел был во сне

Со списком душ, что Бог благословил.

Ого ! Бен Адэм первым в списке был !

 

 

James Henry Leigh Hunt

(1784 – 1859)

 

                  ABOU BEN ADHEM

 

Abou Ben Adhem (may his tribe increase !)

Awoke one night from a deep dream of peace,

And saw, within the moonlight in his room,

Making it rich, and like a lily in bloom,

An Angel writing in a book of gold :

Exceeding peace had made Ben Adhem bold,

And to the Presence in the room he said,

“What writest thou ?” The Vision raised its head,

And with a look made of all sweet accord

Answered, “The names of those who love the Lord.”

“And is mine one ?” said Abou. “Nay, not so,”

Replied the Angel. Abou spoke more low,

But cheerly still; and said, “I pray thee, then,

Write me as one that loves his fellow-men.”

 

The Angel wrote, and vanished. The next night

It came again with a great wakening light,

And showed the names whom love of God had blessed,

And, lo ! Ben Adhem’s name led all the rest !



*    *    * 


Сара Тисдейл

 (1884 – 1933)

       

                          *     *     *

Будет шелест дождей и земли аромат,

И мелькающих ласточек шумный парад,

Будут дикие сливы цвести белизной

И лягушки в пруду петь порою ночной,

И малиновки  будут свистеть тут и там,

Огоньками горя по заросшим крестам.

И никто знать не будет, была ли война,

И когда наконец прекратилась она.

Ни деревьям, ни птицам не станет забот,

Что бесследно исчез человеческий род.

И Весна, пробудившись в рассветной росе,

Вряд ли сможет узнать, что погибли мы все.

 

 

Sarah Teasdale

 (1884 – 1933)

 

                          *     *     *

There will come soft rains and the smell of the ground
And swallows circling with their shimmering sound;
And frogs in the pools singing at night,
And wild plum-trees in tremulous white;
Robins will wear their feathery fire
Whistling their whims on a low fence-wire.
And not one will know of the war, not one
Will care at last when it is done.
Not one would mind, neither bird nor tree,
If mankind perished utterly.
And Spring herself when she woke at dawn,
Would scarcely know that we were gone.

Тисдейл - просто замечательно. Лучше бы её в начало поставить и дать её стихотворение в заголовке.

Леониду Лохину

Вот другой вариант:


Ли Хант Абу Бен Адхем

Бен Адхем (Да почтится с ним всё племя !)
проснулся как-то раз в ночное время,
а в комнате - роскошный лунный свет,
Казалось, лилии раскрыли цвет.
И ангел в золотую книгу пишет -
внушающий покой посланец свыше.
Бен Адхем расхрабрился и спросил:
«Что пишешь ты, бесплотный шестикрыл ?»
И ангел объяснил ему нестрого:
«Здесь имена всех тех, кто любит Бога».
«А есть ли там Бен Адхем ?». – «Вас там нет !»
Бен Адхем приуныл, услышавши ответ,
но попросил: «Исполнись благодатью,
впиши, что я люблю людей-собратьев».

Что ж, ангел записал и удалился прочь,
и книгу вновь принёс в другую ночь.
Господь прочёл, назвал его примерным,
Бен Адхем стал в том списке самым первым.


ВК

Интересно было, Владимир, познакомиться с Вашим вариантом перевода. Однако, мне кажется, в нём слишком много "от себя" как по форме, так и по деталям содержания.

Спасибо, Александр, за оценку. А заголовок такой на все три перевода получился случайно - по незнанию мною (как "новичком") техники заполнения форм Сайта. Надеюсь, позже освоюсь.