Трактир на Конной

Дата: 21-09-2015 | 19:08:59

1.

В черно-белой картине
Под эпоху начала века
За рекою в трактире
Пуд, ей-богу, на человека
Солонины и браги
С едким привкусом керосина:
Прожигают бродяги
Деньги синего кирасира.

Упокой его душеньку, пей до дна.
В небесах две луны, аль одна луна
Раскололась на мутные половинки.
Скобаря Бог не выдаст, свинья не съест –
Полуштоф он огреет в один присест:
Удивительные поминки.

Под престольной иконой
У Парома басит диакон,
А в трактире на Конной
Босота – по червонцу на кон.
Полетело со звонниц
В три приема вдогонку галкам,
А вина – на червонец
И жратвы – на целковый с гаком.

Дьякон третьего дня, пожалев овсу,
Продал старую клячу на колбасу
И трехрядку-гармонь променял на плетку,
Потому как никчемна попу гармонь:
У Парома храпит лейб-гвардейский конь,
Запряженный в его пролетку.

Рыжий конь эскадронный –
На подбор полковые кони:
Дорогой, закордонный,
Только ныне в одной поскони
Чернокудрый покойный
В наспех вытесанной гробине,
И потоком по Конной –
Дрянь икотная на рябине.


2.

Конный, что на Успение въехал в Псков,
Был наследник гонителя пруссаков
В приснопамятной битве под Егерсдорфом.
В пресловутый трактир завернул ко сну –
Пометать на заложенные в казну
Непролазные гати с торфом.

А от Гатчины с вистом
До почтовых домов катёжных
Пролетал он со свистом
На попутных конах картежных,
Подставляясь матерым
Завсегдатаям дилижанса –
То потрафит понтерам,
То лишит барыша и шанса.

Маска шулера, взятая с потолка
От штаб-ротмистра гатчинского полка:
Молод, статен, горяч, чернобров и ряжен
Кирасиром лейб-гвардии с неких пор –
От коня до колета, погон и шпор,
Перекупленных за марьяжем.

Трем партнерам по банку
Отряжал он вторые роли:
Ловко масть наизнанку
Выворачивал, гнул пароли,
Был лужен и подкован,
Передергивал и в отместку
За азарт их под Псковом
Отыгрался на всю железку.

Поскакала о шулере болтовня
Впереди дерфельденовского коня,
Громче дробного топота, вязче храпа:
Облапошил попутчиков кирасир!
И, уставший, под вечер свернул в трактир –
Апробировать тонкость крапа.


3.

Въехал, спешился конный,
Зашагал прямиком в обитель.
На столе под иконой
Ароматный курился сбитень.
Дом как дом, не последний –
Не такие видал езжалый
Двадцатисемилетний
Граф Апраксин, рубака шалый,

В прошлом отпрыск московского торгаша,
За душою которого ни гроша,
Быт ночлежный, бедлам и блошиный рынок.
У Апрашки – картишки, кафешантан:
Сын хитрованца – шулер и шарлатан
Вплоть до самых своих поминок.

В общем, граф, кирасир ли
Из него, как из вас епископ.
Колесил по России
(До казенных домов не близко б),
В каждом вшивом шалмане
Грелся с карточных махинаций
Чаще – с фигой в кармане,
Реже – с пачками ассигнаций.

За рекой колокольня – ориентир.
От нее триста саженей вбок – трактир:
Половые примазаны, домовиты.
На проторенной лишь бы стоял тропе!
Полетели пароли, пароли-пе,
Катька мазу, десятки биты!

Третий день из столицы
Куш – пятьсот, никакой интриги.
Кирасир краснолицый
Вознамерился гнать до Риги:
Держат банчик бесплатно
Только дьяконам попадьицы.
Повелел бы седлать, но
Врос в скрипучие половицы.


4.

Из-под двери в кабак – каблучками: чок!
Просочился лубочный такой дьячок:
Борода на кресте, что твоя солома.
И потребовал отче с порога карт,
А кресток на цепочке – чистейший фарт:
Добрый фунт золотого лома.

Зазвенело на бочке
С нацарапанным междометьем,
И студент из Опочки
Навязался в понтеры третьим.
Сели без проволочки
Под предательский свет лучины,
И кресток на цепочке
Отразился в пенсне купчины.

И пошла! И пошла в кабаке игра,
И севрюжья на закусь текла икра,
В непроглядном дыму топоры качались.
Но легла отчего-то вся масть попу,
А купец и студент, веселя толпу,
До беспамятства накирялись.

Повезло кирасиру:
Дело выгорит – банчик плевый.
А дьячок для блезиру
Ставил все по пятирублевой,
Прятал бороду в рясу,
Рот крестил, выжидал момента,
И, казалось, ни разу
Не приглядывал на студента.

А студент окончательно осовел:
То свернется ужом, то уронит мел,
То спонтирует глупо и неумело.
И купчина хмелеет и мелет чушь.
Тут дьячок и загнул, и удвоил куш,
И схватился в сердцах кирасир за гуж,
И диакон взялся за дело.


5.

Заходили вприсядку
Мужички. Изловчился так он:
Тройку – влево, десятку –
Вправо, милую. Браво, дьякон!
Загремели струментом
Наподобие балалайки.
А купец со студентом –
Оба-два из поповской шайки!

Так свезло кирасиру: к исходу дня
Просадил он пять тысяч, колет, коня,
Очутившись в рубахе чужой, посконной.
Все прибрал воцерковленный банкомет,
И неделю гудел за церковный счет
Нерадивый трактир на Конной.

Опустевшие фляги
Проплывали в реке под Кромом.
Умолкали гуляки,
Пригвожденные к лавкам ромом.
Кто-то ткнул небо пальцем:
Ветер в спину, пора в дорогу.
Бог бы с ним, с постояльцем
Из столицы. И слава Богу,

Признаемся мы честно и без витийств,
Что закончился сказ без резни, убийств,
Опсовелой, похмельной, чумной бравады.
Говорят, что преставился кирасир
Поутру, от спиртного лишившись сил,
У потухшей в углу лампады.

Тихо стало на Конной:
Бил родник, да совсем иссяк он.
Под престольной иконой
У Парома басил диакон,
Стало пасмурно, сыро.
Гроб сосновый, а в нем – рубака.
Провожать кирасира
Не пошла ни одна собака.


6.

Все забылось. По осени, под Покров
На моторной коляске из Риги в Псков
Въехал тайный советник и тайный шулер.
Толковали, что родственник Дурново,
Представлялся министром и самого
Калеповского обмишурил.

Генерал-губернатор
Принимал у себя министра.
Был министр – консерватор,
То есть старый любитель виста,
Дамских юбок и рома.
Изгалялся и так, и сяк он,
Чтоб под эндшпиль приема
С генералом усесться за кон.

Было что-то знакомое в подлеце:
В жестах, взгляде, в осанке, в самом лице,
Безупречности фрака и алой ленты.
Подавали клико под швейцарский сыр.
Жив курилка, прославленный кирасир,
Граф Апраксин! Аплодисменты!

Губернатор – туда же:
Только куш начертили мелом,
Приосанился даже
И увлекся привычным делом:
С попадьей в палантине
Облапошивать человека –
В черно-белой картине
Под эпоху начала века.

Ты не верь и не слушай, а пей до дна.
В небесах две ль луны, аль одна луна
Уплывает к заутрене по Покрову.
Опрокинь вдругорядь посошок-стопарь
И домой вдугаря, корешок-скобарь,
Подобру ступай, поздорову.

Блестяще в кубе!!!
Нет ни слов, ни знаний, чтобы описать весь тот восторг и белую зависть, которые вызывает такой эпосно-поэтический текст!! И доскональное знание темы!!!
Изините за выспренность!!! Не сдержался!!!
Браво!!!

...крепкие мужики бывалоча были, но случалось и такими
советами заканчивалось:

...Иди скорей да хрюкалом
В канаву ляг, воды испей!
Авось, соскочит дурь!..

:о)bg

PS
a propos, по поводу оценки виртуозности исполнения,
Александр, не могу себе позволить и я не присоединиться к предыдущему оратору...

Александр, теперь понятно, почему так редко появляются Ваши тексты – не пером на бумаге писаны, но резаны по дереву, хоть сейчас гравюры печатай.
10!

Здравствуйте, дорогоЙ Александр!
В Бар Харборе - 2 часа ночи. Я только что прочла Вашу поэму. Всё же это поэма.
В своё время Вяземский говорил в письме к ссыльному Пушкину о том, что в этой ссылке (которую он назвал убийством) есть положительное зерно: Пушкин соприкоснётся с подлинной, непридуманной историей России Я - не Вяземский, Вы - не в ссылке. Но положительный смысл - тот же. История России через историю частных (и далеко не однознаяных) лиц.
Полностью согласна с А.Ивашнёвым: сайт, конечно, не Псковщина, но ему нужен свой Питиримов.
Самое первое впечатление от поэмы - это чисто псковское восприятие событий и людей. Они - не прошлое, а настоящее, вот сейчас существующее. И трактир, и его завсегдатаи, и случившееся с ними. Такое вИдение возможно при доскональном знании истории и проживании её не сторонним наблюдателем, а участниом.
Второе - доскональное знание языка, быта, обычаев, существенных подробностей, без которых нет правды.

Я ещё вернусь к анализу - сейчас только впечатление.
Рада, что снова Вас читаю
А.М.

----------------------
Я возвратилась. Попробую высказать несколько мыслей в подтверждение моего первоначального впечатления.

Самой интересной фигурой, кроме кирасира, конечно, мне показался нарратор. Кстати, его присутствие, скрепляя всю ткань повествования, превращает написанное
в поэму.
Это он на протяжении повествования характеризует кирасира, давая ему ОЦЕНКУ.
Так вот он НЕ разоблачает , НЕ клеймит, и даже не очень порицает его за страсть к игре. Это ничуть не противоречит тому, что Вас увлекла тема карт и картёжной игры, включая очень интересные специфические термины, словечки, многие из которых ушли в основной фонд языка. Это само по себе говорит о распространённости страсти, о том, как она может овладеть сознанием и поведением человека. Вспомним ушкинского Германна, героя Достоевского, Сухово-Кобылина (пародийно Расплюева), вспомним самого Достоевского. Мне иногда кажется, что "задышливый", лихорадочный стиль его романов - следствие вечной лихорадки, которая тайно и явно сжигала его.
Вчитаемся в характеристики кирасира.
Он не богат (наследство - "неролазная гать с торфом", хотя сын "хитровна", сам не таков). Играет, не с жиру бесится. "Граф Апраксин - рубака шалый" ."шулер и шарлатан вплоть до самых своих поминок", "грелся с карточных махинаций", "чаще - с фигой в кармане, реже - с пачками ассигнаций". Не столько деньги интересуют его как результат игры, сколько сама возможнось игры, потому "воцерковлённый банкомет" разорил вирасира. Нигде нарратор не называет его "подлецом" (может, поэтому дано ему не быть зарезанным) .
Подлецом и впрямую назван чиновник из Риги - "тайный советник и тайный шулер": "было что-то знакомое в подлеце..."
Этот играет, зная, на что идёт и какие выгоды можно извлечь из игры.

Страстишка кирасира (именно страстишка), хоть и не делает ему чести, но объяснима - с кем не бывает. "Опробировать тонкости крапа" - это может быть тяга к игре, может быть, развлечение, может быть, всё, что осталось от былой славы кирасира и т.п.
Он такой, как многие, плоть от их плоти, кровь от их крови.
Асоциальный ли он тип? Несомненно! Но из тех, кто сам в первую очередь страдает от асоциальности.
А вот ещё олна характеристика, которую даёт герою нарратор:

МАСКА ШУЛЕРА, ВЗЯТАЯ с ПОТОЛКА
От штаб-ротмистра гатчинского полка
Молод , статен, горяч, чернобров и РЯЖЕН
Кирасиром лейбгвардии с неких пор -
От коня до колета, ножен и шпор, перекупленных за марьяжем

Дв, тип явно асоциальный - всё в нём не то с чужого плеча, не то вообще с потолка.
Но и об этом нарратор говорит, не клеймя, а констатирует данность.
Мнтересно в строфе употреблено слово "за марьяжем".
Карточный термин (марьяж - король и королева одной масти, как жених и невеста)
В слове "марьяж" узнаю искажённое английское слово "marriage" - свадьба, брак.
Карты не знают границ!

Самое всё же необычное в голосе рассказчика - ощущаемый лиризм, сочувствие к жизни, неотличимой от смерти. "Жив Курилка!" - звучит не пафосно.
Я думаю, что можно не говорить о познавательном значении поэмы: историческое время, историческиетипы, быт и времяпревождение, язык и бытование - всё интересно
Спасибо!
А.М.

Нет слов, как хороша поэма! - произведение высокого поэтического мастерства!
С уважением,
Светлана.

Саша, неописуемое удовольствие!!!
Спасибо!!!

Тема: Re: Трактир на Конной Александр Питиримов

Автор Vir Varius

Дата: 06-10-2015 | 16:39:02

Саша, присоединяюсь к восторгам коллег!
Нужно время, чтобы понять все нюансы этой поэмы.

Прошу разъяснить строки

Полуштоф огревает в один присест
В удивительные поминки.
.

Тут намеренно используется глагол огревать, что означает
дать кружкой с этим самым полуштофом по голове?..

Восстановленный комментарий:

Автор: Леонид Малкин
Тема: Re: Трактир на Конной
Текст:
Саша, дорогой, скажи как это можно написать? Это стихотворение подразумевает отличное знание языка и его корней, а ещё и истории. Написано великолепно. Ты прямо Акунин в стихах.

Твой ЛМ