Пути Господни

Дата: 27-07-2015 | 19:52:18

(Из услышанного в пути)

Венька был зол. Он окончил второй курс, сдал сессию и вчера радостный приехал домой. Мать гордилась им, как же сам поступил в Сельскохозяйственную академию и учится без хвостов. Сегодня всем доложит, какой он умный.

Отец у Веньки спился и замерз по дороге домой. Мать после похорон вздохнула: « Слава Богу!». При Веньке отец только ругался, а без него и кулаками доставал ее. Теперь мать из кожи лезла вон, чтобы он выучился, только нет работы в поселке, а та, что есть копеечная. Поэтому лишних денег у Веньки не водилось, не гулял он с ребятами из общаги и пиво не пил. Но они его не задирали. Это до девятого класса он «веником» был, а после за одно лето вымахал и уже никто не смел так обращаться к нему. Сегодня с утра мать послала в лес – земляники много, а в выходные городские понаедут, оборвут все.

Злился Венька потому, что Верка выставила вчера его из своей избенки. «Зараза, - Венька рвал землянику сноровисто, сколько лет этим занимается, пятилитровое ведро за пару часов набирает, а мысли текли бурной речкой, - вот, зараза, сама же его шестнадцатилетнего в койку затащила, он еще ребенком был, а теперь подарки подавай. Видно кто-то еще появился». Так, не разгибаясь, занятый своими мыслями, он вышел на полянку, окруженную со всех сторон маленькими соснами, и почти наткнулся на девчоночий зад. Девчонка ползала по траве на коленках и собирала ягоды, в прозрачном ведерке из-под майонеза было чуть за половину.

Это была Любочка. В этом году она закончила школу, но так и осталась Любочкой. Она не знала подоплеки того, почему родители буквально водят ее за ручку. А, если бы узнала, то вряд ли бы что изменила. Когда-то давно, отец, женившись на ее матери, обнаружил, что он не первый мужчина в ее жизни. И, хотя женой она оказалась верной и надежной, в нем сработал пунктик – сберечь дочь до свадьбы и отдать жениху целой. Потому она сегодня поехала с родителями в лес, а не пошла с одноклассниками в поход, отмечать окончание школы.

Венька поставил ведро, и стук упавшей ручки заставил девчонку испуганно обернуться. Она сначала попятилась на четвереньках, а потом резко встала и побежала. Если бы она не побежала, ничего бы не случилось. Он бы сказал ей, где земляники больше. Но она побежала, куда глаза глядят, и в нем сработал охотничий инстинкт – он побежал за ней. Она запнулась, выронила ведерко – земляника просыпалась на траву, Венька еще отметил, как трудно ее будет выбирать оттуда. Но девчонка выпрямилась и рванула, спотыкаясь, дальше. В конце концов, зацепившись шнурком кроссовки, упала. Венька настиг ее, когда она барахталась, выпутываясь из сплетенных стеблей.

Городская, холеная, с широко раскрытыми от испуга глазами и такая вся чистенькая, что его заклинило. Он упал рядом и повалил ее на спину, она даже не закричала от шока. Распахнутая ветровка, открыла Венькиным глазам маечку, из-под которой торчали грудки, от губ пахло земляникой, и он стянул с нее розовые спортивные штаны, стянул чуть ниже колен, чтобы она не брыкалась спеленутая, дернул за тоненькую резину, и, ширкнув молнией, вошел в нее. Что-то было не так. Привыкший к Веркиному телу, он вдруг оказался в тесной пещерке, у него, аж, дух перехватило. Он двинулся дальше, и девчонка вскрикнула, он зажал ее рот ладонью, только сейчас сообразив, что лишил ее девственности. Задрав маечку, он обхватил ладонью грудь, которая вопреки физике, не расплылась, а как церковный купол тянулась к небу. Белая, как ванильное мороженое, она была слаще любого лакомства. Если бы сейчас подошли с ружьем и наставили на него дуло, он бы все равно не оторвался от нее. На бледном лице девчонки проявились несколько веснушек, глаза, которыми она следила за ним, вдруг прикрылись и он, отпустив ладонь, впился в ее губы, задыхаясь от удовольствия. Когда волна желания выплеснулась, он натянул ей штанишки – трусики болтались на сорванной резинке. Помог встать, она огорошенная пошла было вглубь леса.
- Дуреха,ты куда! Дорога в той стороне.

Любочка развернулась и пошла. Дойдя до своего ведерка, и, увидев рассыпанные ягоды, она расплакалась. Сначала тихо и Венька, уж было хотел отсыпать ей из своего ведра, но Любочка зарыдала громко. И тут до Веньки стало доходить, что он натворил. Он бросился напрямик, перепрыгивая через ямы, стараясь ровнее держать ведро, чтобы по ягодам его не отыскали. Но прибежав домой, понял, его найдут – село маленькое, и все парни наперечет.

Он позвонил матери и сказал, что ему повестка из военкомата. Завел мотоцикл и уехал в район, благо до него рукой подать. А в военкомате сказал, что хочет служить сейчас, никакой отсрочки ему не нужно. Там и рады такому повороту – недобор. Когда опер, проверяя алиби, позвонил в военкомат, там подтвердили – да он здесь и проходит комиссию. В общем через неделю проводили Веньку в армию.

А Любочка в тот день натерпелась такого стыда, что лучше бы сквозь землю провалилась.
Когда на ее рев прибежал отец, сердце его сорвалось с места и упало. Он побледнел, зачем-то сел на землю, обхватил голову руками и завыл громко и страшно. Мать прибежала на трясущихся ногах, боясь увидеть труп дочери, но, когда поняла, в чем дело, обхватила отца за голову и прижала к груди.

А Любочка сидела возле ягод и глядела на них. Потом приехала милиция, начался допрос, ее водили к врачу, брали какие-то анализы. И на следующий день опять вызывали в милицию. Понимая, что никого они не найдут, отец в конце концов забрал заявление.

Только через два месяца Любочку начало тошнить, мать повела ее к врачу и подозрения подтвердились – она беременна. Врач готова была сделать операцию по прерыванию беременности, но предупредила, что детей после может и не быть. Они бы решились, да собираясь в больницу, не могли не предупредить отца. А … отец рявкну: «Нет! Оставляй ребенка.» Так, буквально через неделю после восемнадцатилетия Любочка стала матерью. Был взят академический отпуск на год, а потом, когда кончилось грудное молоко, мама стала сидеть с Темой. До трех лет он звал ее Любой, а мамой и папой - бабушку с дедушкой.

Венька через год вернулся из армии, с другим курсом закончил академию и стал ветеринаром. Теперь мать, которая боялась, что он женится раньше, чем получит диплом, стала его понукать, дескать, ей бы внуков успеть понянчить. Но Венька, а сейчас уже Вениамин Павлович, на женский пол не глядел вообще. Старухи в селе поговаривали, мол, в армии, наверное, облучился. Но Венька, после того случая в лесу, мог представить рядом с собой только ту глупенькую девчонку. Город, где он работал, хоть и небольшой по столичным меркам, но населения под миллион. Глупо сказать, но он даже на место преступления ходил. Заросло все травой и не разберешь, было это или ему приснилось. И убедил бы себя, что не было, наверное, если бы…

Любочке, за которой раньше был глаз, да глаз, отец предоставил свободу. Только она по-прежнему никуда не ходила. Все время свободное от работы, а она теперь стала педиатром, проводила с Темкой. Боялась, что так и останется для него Любой. Заходя как-то раз после прогулки в подъезд, Тема увидел котенка. Беленький пушистый, он выпрыгнул на него из-за угла лифта. Взяв его на руки, он наотрез отказался отпустить. Всегда спокойный ребенок, устроил истерику. Пришлось идти домой и спрашивать разрешение у родителей. Они согласились, только велели прямо сейчас съездить с ним в ветлечебницу, проверить, нет ли у него каких болезней. Любочка взяла деньги, вызвала такси и вместе с сыном поехала в клинику для животных. Пока она платила за прием, Темка зашел в кабинет один. Доктор посмотрел котенка, не обнаружив, у него никаких болячек, даже блох не было, только сказал, что ему нужно будет сделать прививки.

Люба, вошедшая в кабинет позднее, взглянула на врача и почувствовала головокружение, она еще сомневалась, но когда котенок, освобожденный от их опеки, побежал к ящику с инструментами, голос, врезавшийся ей в память, произнес: «Дурачок, куда же ты идешь?!» И Люба сползла по стенке на пол.

Доктор привычный к таким происшествиям с хозяевами больных животных, щедро плеснув нашатыря на вату, поднес ее к лицу женщины. И опешил, на бледном лице, которое сотни раз снилось ему то в кошмарах, то в эротических снах, проявились веснушки.

- Мама, мама, Люба,- испуганный Тема громко звал мать. Именно то, что он назвал ее Любой привело ее в чувство. Венька поднял ее с пола и посадил на кушетку:
Артем, иди, погуляй в коридор, нам с твоей мамой нужно поговорить.
- Люба, Вы можете прямо сейчас вызвать полицию, я не убегу. Вы не представляете, как я мечтал увидеть Вас и попросить прощение за случившееся. Вы замужем?

Люба с трудом приходила в себя. Сейчас, по прошествии шести лет, ей помнился стыд расследования и то чувство, которое она испытала только один раз в жизни. Она никому не говорила об этом, боялась, что ее сочтут ненормальной.
И вот этот человек перед ней. В ее силах казнить или миловать. Она почему-то поверила, что он не убежит снова.

И тихая Любочка впервые за свою жизнь приняла решение и позвала Тему:
- Артем, ты хочешь, чтобы дядя доктор стал твоим папой?
- А ты будешь лечить нашего кота, а сказки ты знаешь, а на велике кататься научишь?
- И кота буду лечить, и на велике научу.
- А мне тебя папой можно будет при всех называть?
Венька чуть не прослезился:
- Можно, прямо сейчас можешь называть.

Отец Любы, мечтавший выдать дочь замуж, был выбит из колеи неожиданностью предложения. Попросил время на раздумье. Только дочь взбунтовалась:
- Или он, или никто.
Приготовления к свадьбе шли с обеих сторон. Мать Веньки пыталась выяснить, откуда у невестки ребенок, но все молчали. И тогда она велела сыну и невестке, чтобы в будущем не было камня за душой исповедаться обоим батюшке в районной церкви. И раз сказала, и второй и третий. Так, что невестке, которая не хотела ссориться с будущей свекровью, ничего не оставалось. День они выбрали будничный, когда народу в церкви немного, одна – две старушки из наиболее набожных.

Когда оба исповедались святому отцу, он отпустил им грех, но велел покаяться перед родителями. Придя домой, Венька рассказал матери о том, что тяготило его душу. Узнав, что Темка родной внук, она его затискала так, что мальчишка вынужден был спрятаться за родителей. И невестку приняла, прося на коленях прощение за глупость сына.

В семье Любы все прошло не так гладко. Отец, чувствовавший подвох неожиданного замужества дочери, вскипел и налетел с кулаками на жениха. Венька, который мог бы дать ему сдачи, стоял как столб. Неизвестно чем бы кончилось все, только Любочка закричала:
- Папа, не убивай отца моих детей.
- Что?
- Я опять беременна.
Отец махнул рукой и ушел в другую комнату.
На свадьбе жених был с синяком под глазом. На свадебных фотографиях оба, не смотря на побитый вид Веньки, выглядели счастливо. Был и снимок, где он в обнимку с тестем.

***
Я бы не узнала этой истории, но автобус внезапно остановился, сидеть в духоте железного ящика, не зная причины остановки, тошно. Оказывается, из церкви медленно выезжала процессия вновь обвенчанных молодых людей. Бабка, сидящая передо мной, пересказала всю историю соседке. Она, в тот день, когда Венька с Любочкой исповедовались, была в храме. И несмотря на то, что на вид - божий одуванчик, слышит, дай Бог каждому.

Тема: Re: Пути Господни Елена Жалеева

Автор Александр Шведов

Дата: 29-07-2015 | 14:52:24

Лена, бабка, наверно, приврала немножко:)))
Обычно такие истории счастливо не кончаются.
А как оценили рассказ Ваши ученики?