Блейк. Иерусалим, Гл 2, лист 28

Иерусалим.
Гл: 2.

лист 28


Любая красота и труд наполненный любовью,
И весь Эдем и золотые горы превратились
В разбуженную ревность, в зависти кошмар, в деянья
Преступные, а Альбион – в судью и палача.

И с трона тайного раздался голос Альбиона:

«Преступны совершенства – порождения любви,
Кровосмешения противного природе, дружбы.
Объемлет ужас, если вникнуть: каждый этот холм,
Или долина – гнусное свидетельство Греха,
И я сжимаю их в неколебимые утёсы:
В твердыню ясности и правды – здесь я ставлю трон,
И Человек да будет отделён от Человека!»

Снег вихрем вкруг него носился, чресла леденели,
И в Тайберне из-под его пяты взошёл росток,
Став Древом Смерти названным Моралью и Законом 15
Создателя, что в Хаосе от Человека скрыт.

Раздался Альбиона стон под хладной сенью Древа,
Согнулись ветви до земли и вновь пустили корни,
Став дикой Чащей, бесконечным лабиринтом горя,

Где жертвуют самим Собой иль (ложными) Врагами 20
Во Искупленье. И двенадцать Алтарей возвёл он
Из неотёсанных камней среди Печей Гончарных,
Назвав их Истиной и Справедливостью. Преступных
Своих Сынов хотел отдать он в Жертву, но бежали,
Они в ущелья выкупа искать, построив Крепость, 25
Чтоб с Милостью и Богочеловечностью бороться,
В Стыде и Ревности, чтоб уничтожить Иерусалим.


Jerusalem.
Chap: 2.

Every ornament of perfection, and every labour of love,
In all the Garden of Eden, & in all the golden mountains
Was become an envied horror, and a remembrance of jealousy:
And every Act a Crime, and Albion the punisher & judge.

5And Albion spoke from his secret seat and said

All these ornaments are crimes, they are made by the labours
Of loves: of unnatural consanguinities and friendships
Horrid to think of when enquired deeply into; and all
These hills & valleys are accursed witnesses of Sin
10I therefore condense them into solid rocks, stedfast!
A foundation and certainty and demonstrative truth:
That Man be separate from Man, & here I plant my seat.

Cold snows drifted around him: ice coverd his loins around
He sat by Tyburns brook, and underneath his heel, shot up!
15A deadly Tree, he nam'd it Moral Virtue, and the Law
Of God who dwells in Chaos hidden from the human sight.

The Tree spread over him its cold shadows, (Albion groand)
They bent down, they felt the earth and again enrooting
Shot into many a Tree! an endless labyrinth of woe!

20From willing sacrifice of Self, to sacrifice of (miscall'd) Enemies
For Atonement: Albion began to erect twelve Altars,
Of rough unhewn rocks, before the Potters Furnace
He nam'd them Justice, and Truth. And Albions Sons
Must have become the first Victims, being the first transgressors
25But they fled to the mountains to seek ransom: building A Strong
Fortification against the Divine Humanity and Mercy,
In Shame & Jealousy to annihilate Jerusalem!


Примечания

Начало Второй главы, где Альбион, изгнавший Иисуса и Иерусалим,
опутанный смертельной вуалью Валы (Природы) и отвергнувший
божественное прощение, пытается бороться со своими
(так называемыми) Врагами.

21-22. См. Иисуса Навина 8631: «как заповедал Моисей, раб
Господень, сынам Израилевым, о чем написано в книге закона
Моисеева, — жертвенник из камней цельных, на которые не
поднимали железа; и принесли на нем всесожжение Господу
и совершили жертвы мирные».




Д. Смирнов-Садовский, поэтический перевод, 2013

Сертификат Поэзия.ру: серия 1085 № 101940 от 12.11.2013

0 | 1 | 1416 | 08.02.2023. 16:01:39

Исправляю неточности. Так было в первом варианте:

Любой узор и все плоды искусства и любви
В Саду Эдемском и повсюду на холмах златистых,
О ревности напоминая, распаляя зависть, –
Всё стало Злом, а Альбион – судьёй и палачом.