Памяти Драгана Мойевича. С переводом на сербский язык

Памяти Драгана Мойевича


- Эти снежинки – люди,
более чистые или
более грешные,
А посередине – Шар,
Троица во ЕдИнице –
И от нее исходят
света потоки – лучи
микрокосма,

- Драган, снежинки тают,
Разве жизнь человека тает?

- Точно, брат Александр, не
снежинки, тоже шары,
но покрытые тенью,
ржою изъедены,
в кратерах, словно
жизнь человека, вернее, он сам
эта планета, плод,
микрокосм,
Те, что поближе к Округлому Свету –
Сами светить начинают
и видишь –
Тень отступает, и рытвины,
будто кто-то рассыпал
вселенскую пыль,
ту, что алмазную крошку
стерла бы в тлен -
исчезают
в безудержной силе.

- Ну, а те,
Что в углах, в темных,
безмолвных, ужасных?
- Знаю. Несчастные,
тенью покрытые, сами
укрылись от Света во мгле.
Этих пишу я по слову Владыки, брат
Александр,
верней, это запись,
вИденье, помыслы и
умозрения
Троицы, я же, Мойевич
Драган, только
лекало, кисть, палитра,
только орудие для воплощения
бездн умословия, вИденья
умного.

Ночь напролет говорим мы
о Боге,
линдзуру пьем, открываем
сокрытое и сокровенное,
разум немотствует, сердце
же умствует – сердце открытое,
на чердаке, в мастерской,
в Белом городе, отданном на заклание.

И до бомбежек и
смерти Драгана
долгая, долгая ночь,
Вечность с его картин,
Лица черты острые,
пота уставшие капельки,
будто он ваяет
пространство,
лепит время, пишет лики,
видит в прищуре глаз
узкий и долгий тоннель
к точке, шару, Сфере,
мерцающей на полотне
белградской неиссякаемой
ночи.

1992, 2013.




Драган Мойевич

Драган Мойевич один из наиболее значительных сербских художников XX века, родился в 1942 году в Белграде, учился и окончил Технологический институт в Белграде. Помимо этого изучал философию. Участвовал во многих выставках, как авторских, так и коллективных. Его картины выставлялись в Белграде, Югославии, во многих европейских и мировых центрах искусства. Помимо традиционных выставок живописи, Мойевич осуществлял и крупные многомерные действа, как он сам их называл. Его живопись была удостоена множества международных наград. Скончался в Белграде в 2001 году.
Изобразительное искусство является раскрытием истины бытия в полной мере. Поэтому то, что есть (бытийствует), по Мойевичу, наиболее точно может быть выражено именно языком живописи.
Другими словами, поскольку мистическое переживание встречи с молчащим Логосом невозможно выразить говором, картина действительно становится единственным способом визуализации памяти. Живописная манера Драгана Мойевича соединяет в себе принципы философского мышления досократиков (=пифагорейцев) и ранневизантийской христианской теологии. Подобное видение художественного процесса направлено на выявление сущности/божественных предикатов того, что есть (бытийствует), а это, как отмечено выше, точнее всего выражается языком живописи. Понятия онтологического ядра и начала (=Бога) остаются теми фундаментальными понятиями, которые определяют семантическое существо живописной поэтики Мойевича/

Д., фил. н., проф. Синиша Елушич. Перевод А. Закуренко.


Перевод на сербский Владимира Ягличича:

Успомени Драгана Мојовића



Ове пахуље су - људи,

чистији или

грешнији,

а у средишту - Лопта је -

Тројица у Јединичном -

и из ње происходе

светлости бујичне - луче

микрокозма.



- Драгане, пахуље се топе,

зар ће и живот човеков да склопе?



- Баш тако, брате Александре, то и нису

пахуље - а јесу лоптице,

ал прекривене сенком,

рђом нагрижене,

као у кратерима,

живот човеков, тачније, он сам

ова је планета, плод,

микрокозам,

они што су ближе Округлом Сјају -

сами светлити почињу,

и видиш -

сенка одступа, и јаруге почињу,

ко да је неко расуо

васељенску прашину,

ону, што дијамантску мрву

расточила би у прах труо.



- Да, а они,

из кутова, мрачних,

немих, ужасних?

- Знам. Несрећници,

сенком засути, сами

од Сјаја скрише се у магли.

Њих сликам по речима Владике, брате

Александре,

тачније, то потез,

то виђење, те помисли и

та умопрозрења

од Тројице се, а ја, Мојовић

Драган, само сам

кривуљар, кист, палета,

само оруђе за оваплоћење

бездана умственог, визија

умножених.



Ноћ пролази, ми говоримо

о Богу,

линцуру пијемо, откривамо

скривено и скровито,

разум неми, срце

умује - срце отворено,

на мансарди, у атељеу,

у Беломе граду, предатом на поклање.



А до бомбардовања и

Драганове смрти

дуга је, дуга ноћ,

вечност с његових слика,

лица оштрих црта,

зноја уморне капи,

као да ваја он

простор,

крпи време, описује лица,

види у жмирају ока

уски и дуги тунел

ка тачки, лопти, Сфери,

засветлуцалој на платну

београдске неисцрпне

ноћи.



1992, 2013.

Владимир Ягличич (3. 11 1961, село Горная Сабанта, обл. Шумадия, Сербия) - поэт, переводчик, прозаик.

Очень хорошо получилось, дорогой Александр! Сербская чувствительность особенная - и Вы точно уловили ее!

Александру Закуренко
На мой взгляд, эти стихи интереснейший и своеобычный - высокого уровня - образец осмысления жизни и искусства, при том и пример
тесного дружеского взаимодействия двух близких по духу славянских поэтов. Это не первое и не единственное у Вас проявление такого творческого содружества - с чем нельзя не
поздравить.
ВК