Стихи августа

Дата: 28-08-2013 | 15:57:59

* * *
Вместо жизни смерть подчас
Нам дает уроки.
«Грустные стихи у вас, –
Сыплются упреки, –

Надо б вам повеселей
Сочинять, как детям».
Не даю я векселей
Критиканам этим.

Хоть живу я, грусть гоня,
Но рожденных в муках
Грустных строчек у меня
Больше, потому как

Смерть однажды лишь дает
Для печали повод.
Ну, а жизнь все время бьет,
Как под током провод.


* * *
Мир решительно сходит с ума,
Что ни час – оглушают нас факты:
Наводненья, пожары, чума,
Войны, голод, тайфуны, теракты.

Шар земной – точно раненый бык.
Мстит за наше вторженье природа.
Вместо выхода – всюду тупик,
И поэтому пусто у входа.

Жизнь – ничто. Не в цене доброта.
Не грусти, дорогая, а знаешь,
Если мир и спасет красота,
То его ты собою спасаешь.


* * *
Людмиле Карповой*

Когда б такие капли были,
Чтоб их в глаза закапав, Вы
Меня бы тотчас полюбили.
Но капель нет таких, увы.

Когда бы был такой напиток,
Испив который, Вы бы лет
Мгновенно сбросили избыток.
Но жаль, таких напитков нет.

Когда б слова такие были,
Чтоб стоило сказать Вам их,
И сказки превратились в были.
Но нет на свете слов таких.

Я не волшебник, к сожаленью,
И Вам понятно, почему –
Ведь ни по щучьему веленью,
Ни по хотенью своему

Чудес не совершал, похоже,
И не свершу наверняка,
И золотую рыбку тоже
Я в море не поймал пока.

Но чтобы угодить кумиру,
Покуда Вы еще жива,
Ищу неведомые миру
Напиток, капли и слова.
__________________
* Бабушка Ники Турбиной.


АЭРОРАЗМЫШЛЕНИЯ
1
За тридевять земель ты укатила,
Точнее улетела от меня,
Как будто на века укоротила
Мне жизнь всего лишь за четыре дня.

А завтра с неба явишься ты снова
И бросишься ко мне издалека,
И, как пароль, одно прошепчешь слово,
Которое внизу я ждал века.

2
Я знаю: страх твоей души и плоти
Перед полетом множится вдвойне…
Сейчас ты снова дремлешь в самолете
И ближе к Богу, нежели ко мне.

Нет ничего, чем небеса, бездонней,
И прямо с них в предутреннем дыму
Я на аэродром своих ладоней
Твой самолет и в нем тебя приму.


* * *
Жизнь воздает, и щедро, по заслугам,
Нас отрезвляет озаренья гром.
Я сам себе порою не был другом,
А ежели не другом, то врагом.

Не раз мои раздумья были зыбки
И вместо плача вырывался смех –
Я радовался собственной ошибке,
Ее воспринимая за успех.

Мне лицемеры братьями казались,
Их лесть слагалась в приторный хорал.
Доверчивость моя рождала зависть
Ко мне у тех, кому я доверял.

Я раздавал доверчивость, как ссуду,
За невозврат ее не уличал,
Легко прощая должника-иуду,
И руки жал отпетым сволочам.

А если друг склонялся к назиданьям,
Я говорил со злостью: «Отвяжись!»
Все это стало ясно с опозданьем
На большей частью прожитую жизнь.

Щедрый у Вас август, Александр!