Желтеет алыча. Улыбчивы дворняги...

Дата: 31-05-2013 | 16:37:32

* * *



Легко ль по кругу пить густой портвейн из банки
в полуденную ярь, в гурзуфскую жару? -
Античных тех времён искристую изнанку
в полночные края с собой я заберу.
Как быстро, день за днём, истает четверть века!
Но ярче горстка дней, зернистей, чем года...
Ау вам - дважды два - четыре человека!
Прозрачна ль навсегда понтийская вода?
Свежа, живым-жива июльская картина,
где веток светотень - узорное тавро

Тавриды, где смуглей, чем золото, Ирина,
где никелевый кэш блестит, как серебро.
Желтеет алыча. Улыбчивы дворняги.
По вытертым камням приморской крутизны
мы сходим вчетвером, и выцветшие флаги
над мачтами фелюг теплом напоены.
И дышит всё свежей тех колеров богатство:
залива пламень-синь и хна бродяг-собак.
И жив июльский слайд - непреданное братство,
нагретый солнцем пирс и сфинкс его - рыбак...





* * *



Чёрные куры сидят на ветвях алычи,
дымчатый кот задремал на ступенях хибары.
Явно искренье молекул османской парчи
в патоке зноя, в лукуме таврийского жара.
Вот он, посёлок приморский, куда столько лет
я приезжаю опять по невнятной привычке,
где между прошлым и будущим паузы нет,
как ни любви нет меж ними, ни дружеской смычки.

Войлочно-драный охранник хозяйства Мухтар
цепью гремит у пристройки, дощатой лачуги.
Банщицей здешней веранда сдана мне – товар,
столь ходовой в сей жильём небогатой округе.
Вот оно, то, для чего, потеснив виноград,
демос слепил два десятка халуп при турбазе:
вольного воздуха водка и бриза мускат
в каждом зачатии-вдохе и в выдохе-фразе!

Воля Господня, свобода святого вранья, –
наперекор греховодной обыденной правде, –
дней на пяток умыкните с поминок меня
и, коль не прав я, в уста целованьем поправьте!
Чёрные куры с ветвей извергают помёт,
кочет с утра, как при Ироде, зычно горланит...
Море возлюбленной пахнет.
И хмель не берёт
глупого сердца. И солнце шагрени не ранит.

Спасибо, Сергей! Потрясающие стихи! Ты растворяешься в Крыму, а Крым в тебе - это
гениально!

"Желтеет алыча. Улыбчивы дворняги.
По вытертым камням приморской крутизны
мы сходим вчетвером, и выцветшие флаги
над мачтами фелюг теплом напоены."

Браво! И +10!

Спасибо, Сергей!
Свежий воздух и хмель Вашей поэзии невероятно целительны.

До сих пор жил во мне Гурзуф пушкинской ясной нотой. Вы открыли новый, колоритно-янычарский. Очень детально и живописно. Не отлипнешь
, как от патоки...

браво!!!

С уваженинием
Лев

Удивительным теплом напоены стихи, Сергей :)
И - послевкусие по прочтении мм-мм-ммммм...

Перо иастера.

геннадий

...жалко, что портвейн Мишка
"меченый" загубил...
впрочем, как и
всё вино.

PS
Эххх... да
если бы тока вино...
но, надеюсь, мы все узнаем
когда-нибудь всё о "загадочном" Форосе...

Испытал блаженство, спускаясь вместе с движением строк по склонам и улочкам Гурзуфа, к синеющей полоске моря внизу, к двум вечно стремящимся друг ко другу выступающим из волн скалам, к собственной юности в этих местах, деревьях, колючих кустарниках, ночной песочной радости бытия.

Снова, Серёж, не *июльский слайд,
а сам король-июнь во всей красоте и наготе...

До чего же вещно, душевно и духовно слово Мастера!
(Даже если под шофе... :)))

И снова дивное сочетание высокого стиля - и античности, и библейских отсылок - со злобой дня... Гармония диссонансов, сделавшая бы честь хоть Бродскому, хоть кому!

*Море возлюбленной пахнет.
И хмель не берёт

- берёт Поэзия!

твой