Деревенские хроники

Дата: 04-05-2013 | 17:02:51

До Коротково от Долгушина
Дорога длинная завьюжена
Людской словесною пургой –
Сопляк бухой по фене ботает,
Хохочет девка красноротая,
Вздыхают бабы: «божежмой»

Состав, влачась сквозь ночь морозную,
Скрипит суставами артрозными.
Гудков - то сиплый лай, то крик…
Пройди под взглядами тягучими
В гремящий тамбур покурить.

Молчи, смотри в пятак оттепленый
Окна, там дым ложится петлями
На кедрачей немой конвой,
И чтоб отстроить мир по-новому,
Первостроители колоннами
Встают из-под земли глухой.

Что им безвременье, беспамятство
Когда дорога продолжается -
Пластуют мерзлоту кирки.
Жизнь бесконечна, небо ясное
И волоком не стащат с насыпи,
И не повесят номерки.

Что им беспамятство, безвременье,
Людская глушь узкоколейная,
Ползущая со скрипом вниз?
Вперёд! Вперёд! Ложатся шпалы и...

Свет, вдохновенье - мандельштамово
Не траченных чахоткой лиц…
………………….
Тряхнешь башкой, вглядишься пристально
В окно – на расстоянье выстрела
Ни зги… хоть выколи глаза.
Лишь в небе муторном, застуженном
Одна на всех, почти потухшая
(От Короткова до Долгушина)
Чадит латунная звезда.


Рождество

С матерками затопили старенькую печку -
Чадное тепло валилось из печного горла
Утку тощую Марина начиняла гречкой,
Приговаривала: «от жеж…тощая оторва,
Будто кто заразе этой кормеца не лОжил,
Чай ни голод, ни потрава, шо покушать нече»
Рассмеялась я… Марина рассмеялась тоже,
Сыпалась на стол дощатый (из-под пальцев) гречка.
Гречка с луком и грибами – жирная, густая.
Утка пухла, округлялась, крылья растопырив…
Я кричала:
- Ой, Мариша, утка улетает!
- Ничаво, мы ей горчичкой пообмажем крылья!
…………………
А потом жевали утку и до полшестого
Пили-ели, ели-пили, говорили вдоволь.
И царапалось за дверью, по сеням бродило
Может, кот… а, может, вправду – Рождество Христово.


Крещение

Сидела, как баба морозко – румяна,
В собачьих унтах, завернувшись в овчину,
Смотрела: старухи, дитяти, мужчины
Раздетые, к чёрной воде семенят.

Под шкурой овечьей - языческий страх
То бился в ознобе, то плакал, то пьяно,
Ворочая косным, со мной говорил
на всех неизвестных еще языках.

2.
Теснились слова у закрытого рта,
Как если бы града чумного - врата
Закрыли на сорок железных засовов,
И все, кто не умер от смерча чумного
Колотятся сбитыми в кровь кулаками,
(В нелепой надежде спастись)
Врата содрогают – кто плачем, кто – камнем
И давят друг друга в толпе, устремляя
Мольбы сумасшедшие ввысь.
Но каждому будет по вере, по воле…
Врата распахнутся под звон колокольный.

Ты видишь, дрожащий мой страх,
Что некому выйти из врат…

3
Мой дикий, мой вечно кочующий страх,
Увидел ли в проруби-прорези рваной
Душевную сытость - небесную манну?
Нет, видел рычащее пламя костра,
Что в плоть мою синие когти вонзало,
Под грохот неистовых бубнов шамана.
Покуда бурлящим свинцом
Вода заполняла безвольное тело -
Пред взглядом белело, луной индевело,
Качалось шамана лицо

4.
Щетинился наст, индевела луна,
Вода подо льдами ворочалась глухо.
Шли к проруби дети, мужчины, старухи,
Тела в темноте освещались до дна -
Как если бы в каждом мерцала лампада,
Как если бы в храме горела свеча…

5
По вере, по воле… другого не надо,
Чтоб страх мой, язык прикусив, замолчал.


* * *
здравствуй, грусть деревенская
домотканая краля -
в крупный мак занавески,
головенка льняная.
загудит в дымоходе,
заскрипят половицы,
робко в хату заходит -
ноги - бабкины спицы.
дура, ватой набитая
смотришь влажно и пылко
пахнут руки намытые
земляничным обмылком.
спицы дзенькают, лампочка
сумрак плесневый гложет…

плакса, дурочка, лапочка –
как с тобой мы похожи.


* * *
«я к вам пишу, чего же боле?»
о чём мне в письмах говорить?
как облетают с колокольни
листвой засохшей - воробьи,

как день, скользнув за подоконник
шёл по двору да вышел весь,
безмерно каплет рукомойник…
и мне не в городе, но здесь

наливкой ежевичной - ревность,
в ней - слёз гремучая вода,
и не утратил современность
эпистолярный жанр, когда

течёт неспешно в зиму - осень,
дни в ночи, пробужденье в сон,
и письма до сих пор приносит
изрядно мятый почтальон.

Великолепные стихи! Сам деревенский и мне всё это близко к сердцу и близко по духу. Спасибо.

У автора колоссальный запас поэтической энегии. Понравилось.

Геннадий

Svet, а откройся, пожалуйста,
кто за это "двойку" тебе поставил?..
мы же должны знать
своих героев.

:о)bg

В доказательство того, что это я не сотворил
такую мерзость и поставил двойку
за прекрасные стихи, немедленно ставлю 10.
А Иван напрасно удивляется:
в любом социуме есть завистники и психи. :((