ИЗ СТИХОВ ДВУХТЫСЯЧНОГО ГОДА

Дата: 24-07-2002 | 01:29:30

КАК - ПРАВИЛЬНО?
Посвящается радиостанции "Эхо Москвы"

Мальчик Жан позвонил на французское радио
(папа Жана - клошар: он у нас бы был бóмжем)
и сказал: "Извините меня, бога ради, но -
я не знаю, где ставить аксан в слове бóнжур..."
Компетентная тётя гарсону ответила,
что вопрос непростой, отражает заботу
о родном языке и что завтра же к вечеру
пневмопочтой получит он оттиск работы
по лингвистике, то есть по языкознáнию,
из которой поймёт сын клошара (в натуре),
что пора - при таком как у них состоянии -
позабыть и о бóнжуре, и о бонжýре.
Мальчик Жан посопел в микрофонные дырочки -
жаль его! Сочиняю и вместе реву я -
он мобильником крякнул - гаишники úначе
оштрафуют - и тихо шепнул: "Оревýер"...

ЕДА
Ротонда пышная! Изысканный Максим!
Не зная ваших недр, не воспитаешь вкуса.
О соус бурдоннэ, жюльен с полусухим
Шато де Вилль!.. О негр, похожий на Иисуса ,
макающий, смеясь, в полупрозрачный гель
в хрустящем золоте витую тарталетку...
О волны декольте, щемящая Шанель,
о - в горном хрустале цветов мохнатых ветка...

Виденье из других краёв, времён и цен:
безудержный цыган отплясывает в Яре,
и потных чаевых положенный процент
сам заползёт в карман, коль половой в ударе.
Зубастость осетра не вяжется со злом
(как гений)... О, играй, свет, с хрусталями в прятки.
О алая икра! Божественный залом...
О чуткий расстегай на розовой подкладке...

Или - пельменная... О уксусный настой!
О "Жигулёвское" с наклейкой по лекалу...
(Воспоминаний мёд, горчащий и густой..
Ещё чуть-чуть и в нём тарелка бы летала...)
Или - люля-кебаб: ну что пред ним хот-дог!
Козявка в пухлом, символьчик Америк...

Я в сквере дожую с капустой пирожок.
И брюки подтяну. И молнию проверю.

ПАРАД ПЛАНЕТ
Всё, вроде, кончено. Заделов больше нет.
Подобраны все рифмы (на помойке:
там - сор. Тот, из которого - стихи).
Окончен труд. Теперь я жду награды.
А через полчаса - Парад Планет.
Венера с Марсом с вечера по стойке
равнялись "Смирно!" (а она: "Хи-хи!
Не щекотись! А то уйду с парада!..")

Но Марс её в заложницы позвал
и - заложил: за воротник и галстук,
так что пришёл в волненье и экстаз
повеса, фат и донжуан Меркурий,
который, хоть и не любил овал,
но тут (в экстазе) рвался и метался,
и в этот таз слезами пролилась
гроза начала мая.
- Кто дежурный?
Убрать! - раздался страшный голос вдруг, -
парад и это вот - не совместимы!
Немедля прекратить! Из ряда - вонь!..
- Кто это, - я спросил, - Юпитер что ли?..
Ответа нет. Безмолвие вокруг.
Подумал: значит, вот, о чём грустили
со школьных лет обжившие амвон -
о Вечности...
И снова всё, как в школе:

глагола первый ощутив ожог,
рифм штук по сорок заносить по будням
в блокнот, и, тужась созидать сонет,
их рассыпать частично по дороге...

Парад, меж тем, уже произошёл.
Махал Сатурн своим цыганским бубном,
пока Юпитер, маршал средь планет,
скакал пред них на белом Козероге.

ПЛАМЯ
...О если б это пламя
летало бы над нами,
а мы бы, опалённые огнём,
метались бы, плясали
и вслед за волосами
обугливались сладостно!..

Приём.

По мне - шедевр!

Особенно понравились два первых стиха: бездна юмора и иронии. Помимо всего, стихотворение "Еда" воспринимал и на физиологическом уровне: началось обильное слюновыделение. Допишу отзыв и пойду к холодильнику в гости!

Вот она - мощь поэзии, сила слова!

Искренне, Миша.

P.S. В Париже был в 1997г., но до сих пор вспоминаю не только то, что положено вспоминать культурному человеку, но и ЕЁ (жратву!).
Вкусно готовят, черти! А вИна!!!

Саша, упоительно!
СПАСИБО!
Твой Им