Волшебные люди

Дата: 07-04-2013 | 11:35:13

Болотные люди
"Коснется калужницы дремя,
И станет безоблачным время".
/Велимир Хлебников/

Когда нас не станет, не будет,
Вглядимся в расплывчатый май,
Увидим – болотные люди
Уже обживают дома:

плывут с незатейливым скарбом,
(мешки, рюкзаки, узелки)-
Зеленоволосые бабы,
Горючие в торф, мужики.

И там, где на лестничной клетке
Болтали подолгу с тобой,
В осоте затеяли детки,
Замшелыми стрелами – бой.

Да кто они? Выродки? Судьи?
Захватчики с поймами глаз?
Нет, просто болотные люди,
Похожие чем-то на нас:

То семя бросают, то камни,
Ждут праздников, лета, внучат,
От счастья сучат плавниками,
От горя по-рыбьи молчат,

И чтобы уютно нам было,
И чтобы не топко от слёз,
Приносят на наши могилы
калужницы в брызгах стрекоз.

* * *

Землекоп

придет похмельный злой горбатый
давай зело стучать лопатой
гудит промерзшая земля
ау побудка аргонавты
в глухих сосновых кораблях

от жгучего мороза рдея
восходит юная медея
несет чекушку старику
и замирая холодеет
душа на рёберном суку

о страх и радость воскрешенья
в засохшей глотке мельтешение
расплавленного серебра
до вдоха с головокруженьем
до смерти что как жизнь стара

медея или вьюга воет…
плывет меж мраморных конвоев
встречай пока не унесло
не горб но крылья за спиною
и не лопата но весло

добыто солнца-агнца руно
пусть кровью разбавляется вино

* * *

Белошвейк

на самом дальнем этаже
под пологом небес
живет трудяга белошвейк
не спит не пьет не ест

бубнит ли дождь молчит ли снег
дни ночи напролет
сутулит спину белошвейк
мою одежку шьет

шуршит батист шипят шелка
клубки змеистых лент
дрожит от лампы на руках
потусторонний свет

уколет пальчик белошвейк
кап-капает болит
и застывают в каждом шве
земля полынь гранит

что слезы высохнут пустяк
все стерпится дружок
шагают ходики тик-так
бежит волнистый шелк…

закончит скажет на примерь
старался много лет…
мелькнет вечерних тополей
потусторонний свет

на самом дальнем этаже
он скажет мне ура
теперь ты будешь белошвейк
трудись а мне пора

* * *
Синоптик

Взирает Хронос на столицу
с высокой облачной террасы,
на ребрах августа дымится
заката жертвенное мясо.

Едва проглотят переулки
грай колокольный и вороний,
выходит Хронос на прогулку,
шагает по первопрестольной.

Ночь, с блеклым запахом настурций,
струится в декольте нимфеток,
те переливчато смеются,
ныряя в белые кареты.

Мир из неона, лжи и пиццы,
что на бегу жует прохожий...

Вздыхает Хронос и садится
на лавки каменное ложе,

и улыбается по-детски,
пуская в небо дым сигары,
в предчувствии... не тьмы вселенской,
не бурь, терактов и пожаров,

не чьей-то слишком ранней смерти,
не слез солдаток на погосте ...

предчувствует: всего лишь... ветер
предчувствует: всего лишь... осень

* * *
Настройщик водосточных труб

С дождем полуночным выходит
(сутул, улыбчив, узкогруд)
маэстро каплющих мелодий -
настройщик водосточных труб.

В подвалах робко дышат мыши,
пергамент ушек парусит -
то вальс Чайковского услышат,
то шум прибоя Дебюсси.

Облупленные стены храма
и выцветшие купола
внимают отзвукам органа
и жестяным колоколам.

Им не до Брамсовских веселий,
им чужд Арутюняна шик,
когда все думы о спасенье
заблудшей в сумраке души.

В общажной келье кофе стынет,
мерцает скудный лампы свет -
сидит над мертвою латынью,
вцепившись в волосы, студент.

«saepe fatalem» - шепчет сонно.
Настройщик подмигнет себе…
и грянет маршем Мендельсона
дождь на заржавленной трубе.

Уходит дождь, восходит солнце,
громкоголосен день живой.
Маэстро спит…но остается
фантом музЫки дождевой:

хрустально тренькнет веткой росной,
почудится в шуршанье шин…
необходимый будто воздух
для птичьих посвистов души.

Волшебно...

Удивительные стихи. Особенно проникся первым.

Вы очень щедры, Светлана! Читателя может даже ошеломить вся эта роскошь. :))
Но кто этот Арутюнян, что стоит вровень с Брамсом, Дебюсси,
Чайковским, Мендельсоном? Оценка, конечно, высшая. :)

это поэзия. Это именно то соотнесение своего потаённого к тому, что рядом, к тому, что впускаешь в себя... Спасибо, Светлана.
.

Волшебные люди, волшебное - всё...
Читаю с белой завистью - "Как это вообще возможно?"

Ваша
Р.М.