Лист мушмулы мохнат...

Дата: 04-04-2013 | 18:22:57



* * *


Лист мушмулы мохнат,
дымчат изнанки пух.
Сорван во тьме виноград
ради наяд-подруг.
Ввысь на обрыв-откос,
по корневищам, камням,
бес ли нас, дерзких, нёс -
в небо, к мускат-кустам?
Дымка волшбы уплыла
за перевал, хребет.
В тех временах, - вне зла, -
каждому -надцать лет...
Ныне же ночью мне -
больше, чем нам троим
вместе, там, при луне,
где каллиграф Керим,
в отблеске мушмулы
вязью шифруя код,

пишет на бланке Аллы
справа налево мне счёт.
Cлышу укоры во сне:
"В суры Мои не вникал,
по вертикальной стене,
яко шайтан, скакал!
Даром мой муэдзин,
выйдя на минарет,
звал тебя сорок зим,
кликал все сорок лет. -
Гурии нежной пыл,
ягоды пьяной кровь
так ты и не забыл...
Слушай - не прекословь!
Слушай же - дни сложив
и поделив на века,
Милость явлю: "Ты жив? -
Ну, и живи пока!"





Восточная кухня



В середине августа – жёлт инжир,
ибо лето красно, как рай-эдем.
С чебурека каплет горячий жир.
Торгаша зовут не Адам, а Эдем.
Это Крым – исламский по чресла край.
А чей выше чресел – не разберёшь.
Меж шурпой и водкою выбирай
и за всё плати окаянный грош.

Погощу сегодня, - в который раз,-
на плато Ай-Петри, Завет-горы,
где блюдёт Корана смолистый глаз
все шайтан-котлы да шашлык-шатры.
Всё бурлит, кипит,в оборот идёт,
то баран свежуется, то баклажан.
И несёт гяуру в зубастый рот
поднебесную пищу кормилец-хан.

В этой сочной-смачной далме-сарме,
в дымламе дымящейся, говорю,
не ищи коварства. В чалме-уме
только мысль – окуклиться к ноябрю,
чтоб, серятину-зиму в зелёный чай
пополам с лепёшкою обмакнув,
снова крымскую песню “начни-кончай”
затевать под майский сквозняк-наддув...

Но пока ещё – август, сезам-сезон,
поцелуй копилку, Эдем-баши,
и ножом, прямым, как прямой резон,
свой лиловый лук и чеснок кроши!
В Партенитской бухте, средь тесных стен
бабы Веры Павловны Чеботарь,
будет снится пир мне – без взятых в плен -
виноградных грядок узор-рефрен
и гостей скликающий, как Диоген,
хан Эдем с вершины, шашлычный царь...

Замечательно, Сергей...
Спасибо...

Сагь ол, Сергей.