Роберт Уильям Сервис. Марш Мертвецов

Дата: 22-03-2013 | 18:23:46

Кода война закончится,-так сладко торжество!
Мы на войска свои глядим сквозь слезы,
Триумф,триумф и улицы румяное лицо,
В литаврах меди видит мира грезы.
Домов фасады стягами закрыты до бровей
Колокола гремят как летом грозы;
Толпа ревет без умолку приветствуя парней,
Что честь свою несли сквозь дым и слезы.

Вдруг тень повисла тучею, закрывши небосвод,
Звон колокола больше не струится,
Поникли флаги, праздник же закрыл охрипший рот;
Не дав дождю из песен дольше литься.
Темнее мрака темного зловещий небосвод,
И голос свыше страхом полнит лица:
"Сорвите с уст веселья флаг - пусть Роджер скалит рот,
Приветствуй Мертвых праздная столица!"

Они идут, они идут, их поступь тяжела,
Они идут, их гордость не забыта;
С иссохнувшими лицами, тоски полны глаза,
А форма в пятнах пулями пробита.
О, липкий лоб страдания! О бледных губ кайма!
Колонна их расшатана, помята!
Их руки покалечены, их ноша не легка,
Но слышно песню каждого солдата.

"Мы в Африканских пустошах погибли как один,
Чтоб в Англии вы праздник отмечали;
В Магерсфонтейн и Спион-Коп, Колензо - средь равнин,
Мы жизнь свою за этот мир отдали.
С нас кровь взыскали рентою за ямы и кресты?
Вы нам должны с процентами за траты.
Развеселите нас, чтоб мы раскрыв от смеха рты,
Смогли забыть страданья и утраты."

Кровь с лиц людей отхлынула, умолкли языки,
И ужас сжал сердца меж хладных пальцев,
Толпа смотрела в панике на мертвые полки,
На сотни в бойне умерших страдальцев.
Они с сарказмом щерятся над праздностью зевак,
Сквозь дыры щек дразня нас языками,
На миг лишил сознания меня кромешный мрак,
И страшный сон растаял пред глазами.

Колонны триумфаторов, блестящих улиц ряд,
Безумный город скачет как ребенок.
Полотна флагов алые над крышами парят
И колокола голос чист и звонок.
Веселье солнце, музыка, свет радости в глазах,
Смешался с безысходною тоскою.
О Боже, не позволь забыть о славных храбрецах -
О мертвецах идущих за спиною.




* Роберт Уильям Сервис (1874-1958)-выдающийся английский поэт и писатель, которого часто
именовали "Бард из Юкона", по основному месту его проживания.В СССР его имя и творчество
были под запретом, в связи с написанной им сатирой: "Баллада о мавзолее Ленина"

* В возрасте 41 года, в 1915 году Роберт Уильям Сервис попытался записаться добровольцем
в регулярную армию США, но ему было отказано в связи с болезнью-варикозное расширение вен.
Тогда он записывается в Американский Красный Крест, где работает санитаром около года,
до момента пока не был комиссован по состоянию здоровья. В 1916 появляется его сборник стихов
и прозы "Рифмы Красного Креста" куда вошло и данное произведение.


THE MARCH OF THE DEAD

The cruel war was over-oh, the triumph was so sweet!
We watched the troops returning, through our tears;
There was triumph, triumph, triumph down the scarlet glittering street,
And you scarce could hear the music for the cheers.
And you scarce could see the house-tops for the flags that flew between;
The bells were pealing madly to the sky;
And everyone was shouting for the Soldier of the Queen,
And the glory of an age was passing by.

And then there came a shadow, swift and sudden, dark and drear;
The bells were silent, not an echo stirred.
The flags were drooping sullenly, the men forgot to cheer;
We waited, and we never spoke a word.
The sky grew darker, darker, till from out the gloomy rack
There came a voice that checked the heart with dread:
"Tear down, tear down your bunting now, and hang up sable black;
They are coming-it's the Army of the Dead."

They were coming, they were coming, gaunt and ghastly, sad and slow;
They were coming, all the crimsom wrecks of pride;
With faces seared, and cheeks red smeared, and haunting eyes of woe,
And clotted holes the khaki couldn't hide.
Oh, the clammy brow of anguish! the livid, foam-flecked lips!
The reeling ranks of ruin swept along!
The limb that trailed, the hand that failed, the bloody finger tips!
And oh, the dreary rhythm of their song!

"They left us on the veld-side, but we felt we couldh't stop
On this, our England's crowning festal day;
We're the men of Magersfontein, we're the men of Spion Kop,
Colenso- we're the men who had to pay.
We're the men who paid the blood-price. Shall the grave be all our gain?
You owe us. Long and heavy is the score.
Then cheer us for our glory now, and cheer us for our pain,
And cheer us as ye never cheered before."

The folks were white and stricken, and each tongue seemed weighted with lead;
Each heart was cluthed in hollow hand of ice;
And every eye was staring at the horror of the dead,
The pity of the men who paid the price.
They were come, were come to mock us, in the first flush of our peace;
Through writhing lips their teeth were all agleam;
They were coming in their thousand- oh, would they never cease!
I closed my eyes, and then- it was a dream.

There was triumph, triumph, triumph down the scarlet gleaming street;
The town was mad; a man was like a boy.
A thousand flags were flaming where the sky and sity meet;
A thousand bells were thundering the joy.
There was music, mirth and sunshine; but some eyes shone with regret;
And while we stun with cheers our homing braves,
O Gog, in Thy great mercy, let us nevermore forget
The graves they left behind, the bitter graves.

Уважаемый Максим, у Сервиса рифмы всегда не только точные - они щегольски точные. Поэтому рифмовать у него торжество-лицо и тоскою-спиною не комильфо.