на страстной

Дата: 27-12-2012 | 18:22:28

* * *
Дворик, вместившийся в рамах оконных
между иконой и белой плитой.
Ветка в пупырышках светло-зеленых,
маленький купол и крест золотой.

Дни за неделю заметно длиннее,
жаль только, годы совсем коротки.
Небо безоблачно — Богу виднее:
дворик, старухи, цветные платки.

Ты, для Себя сохраняющий горстку
старых домов — низкорослых, жилых,
купол, что сверху — не больше наперстка,
не отличаешь особо от них.

Ко Всехскорбященской, что на Ордынке,
сходятся люди — вдвоем и втроем.
Души плывут, как весенние льдинки,
Дух омывает их, как водоем.

Вижу чертог Твой украшенный, Спасе,
но одеяния нет, чтоб войти.
Темные складки души в одночасье
сам, Светодавче, разгладь, просвети.

Нет мне спасения, разве что чудо.
Нынче не шьют покаянных рубах.
Корочкой, словно во время простуды,
ложь запеклась у меня на губах.

Здравствуйте, Борис.

Скажу от себя: религиозная поэзия - самая неблагодарная для поэта. Почти - безблагодатная. Особенно - для сынов и пасынков обмирщвления духа на пересылке от "камо грядеши" до "чего изволите"...

Её, религиозной поэзии, качели, в моих глазах имеют следующий размах: от псалмов царя Давида (и доколе убогие будут утверждать, мол, у евреев не было царей?) до - обвинительного атеизма (т.е. борьбы с Отцом Небесным). А здесь и старик Вольтер, и якобинствующий младо-Пушкин. И даже кликушествующий над убиваемой крестьянской Русью Есенин...

Эти Ваши стихи "на страстной" к религиозным я отнести не могу. Они, как я думаю, наблюдательны, они - за-рамочны, они - поту-сторонни. Не слышна в них ни сопричастность к православной России Бориса Пастернака, ни обобщённая для России Осипом Мандельштамом тоска и даже тяга к мировой культуре.

Вы в этих стихах, как поэт, - умозрительны. Ибо версификаторны...

Почему? - По-моему, "с ложью, запёкшейся на губах" стоит обращаться не к читателю, а напрямую - в церковь, напрямую - к Богу. А не наблюдать свысока за церковью в бездействии, стихотворно фиксируя проблески духа...

Стихотворение на четыре седьмых описательное, но я бы все равно отнесла его к религиозной поэзии, потому что в нем - молитва:
Вижу чертог Твой украшенный, Спасе,
но одеяния нет, чтоб войти.
Темные складки души в одночасье
сам, Светодавче, разгладь, просвети.

Ивану Котельникову

Иван, привет!

Если говорить по существу, то я все таки не совсем понял суть твоей претензии. В предпоследнем катрене идет обращение к Тому, кто над автором:

"Темные складки души в одночасье
сам, Светодавче, разгладь, просвети".

И далее, как антитеза, - признание. Самообличающее, жесткое, бескомпромиссное:

"Нет мне спасения", потому что: "ложь запеклась у меня на губах". Это исповедь не перед читателем. А потому звучит сильно. С Рождеством тебя!

Последняя строфа очень понравилась, Борис.
С теплом,
Марина